«Брязгун»... до Парижа доведет!

Древний обычай «Брязгун», который каждый год проводят жители деревни Норки Чериковского района, был справлен на второй день после Петрова дня. Я стал свидетелем этого удивительного события и вот что узнал. Один из его артефактов — икона, изображающая апостолов Петра и Павла. По слухам, ей около 300 лет. А сколько лет второму «гвоздю» программы — целительному источнику — даже старожилы сказать затрудняются. Кстати, обряд «Брязгун» — претендент на включение в список мирового нематериального наследия ЮНЕСКО.

Источник со святой водой приносит своим поклонникам здоровье, а недругам — проблемы.

Древний обычай «Брязгун», который каждый год проводят жители деревни Норки Чериковского района, был справлен на второй день после Петрова дня. Я стал свидетелем этого удивительного события и вот что узнал. Один из его артефактов — икона, изображающая апостолов Петра и Павла. По слухам, ей около 300 лет. А сколько лет второму «гвоздю» программы — целительному источнику — даже старожилы сказать затрудняются. Кстати, обряд «Брязгун» — претендент на включение в список мирового нематериального наследия ЮНЕСКО.

...На лесной прогалине, что в 4 километрах от деревни Норки, наводится последняя «красота»: кругом расставляют палатки местного райпо, стенды с изделиями народных мастеров. В сторонке — импровизированная сцена для выступлений, каплица. Под горку, к источнику, ведут деревянные ступеньки — здесь заранее толпятся сотни людей.

...Вдалеке видна пестрая лента крестного хода — от Норок, где икона апостолов Петра и Павла по традиции хранится в доме одной из сельчанок, ее принято ежегодно носить к кринице. Впереди — настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы отец Николай. Сегодня, кстати, совпало так, что она будет передана в дом новой хранительнице — тоже одной из старейших жительниц деревни.

— Все, как в детстве. Помню, еще девчонкой бегала на этот праздник, даже икону носила. Здесь, где сейчас палатки, сидели люди и торговали ягодами, леденцами на палочках, пряниками затейливых форм, — рассказывает мне начальник отдела культуры Чериковского райисполкома Екатерина Каркозова. — Мы в первый раз устроили такой праздник «официально», пригласив коллективы церковных и духовных песнопений.

Икону, увитую рушниками, яркими лентами, поставили у журчащего ключа. В лесном воздухе поплыли звуки водосвятного молебна с акафистом Святым апостолам Петру и Павлу.

— Кстати, а почему «Брязгун»?

— Скорее всего, от «брязгать» — звякать ведром по камням при набирании целебной воды из ключа. Говорят еще и «Брызгун» — от слова «брызгать». Якобы звук от пробившегося ключа был такой громкий, что жители находящихся в 4 километрах отсюда Норок услышали его даже во время летней страды, — охотно поясняет заместитель председателя Чериковского райисполкома по социальным вопросам Анжела Новикова.

Жители близлежащих деревень — Норок, Веремеек — не представляют свою жизнь без ключа. В 1970 годах, во время очередного витка гонений на церковь, видимо, по приказу «сверху», председатель колхоза дал команду экскаваторщику засыпать ключ песком и камнями. Но на третий день его воды пробились вновь. Норковцы, собравшись тайком, расчистили его: взрослые — лопатами, дети — руками. Источник продолжил тешить деревенских своим журчанием. А вот нарушителям его покоя непоздоровилось: у председателя умер сын, вскоре и сам он попал на кладбище. Водитель экскаватора тоже прожил очень недолго...

...Постепенно люди вслед за отцом Николаем с иконой потянулись к каплице — деревянному домику с крестом, последнему пункту, где суждено побывать иконе перед тем, как она перейдет к новой хозяйке. Самой иконе — под 300 годков. Уже лет 15 ее передают по домам норковцев — до этого она хранилась в храме.

...Мало-помалу люди выстраиваются в огромную очередь, упирающуюся в икону. Попросив Бога о здоровье для себя и близких, они проползают на коленях под иконой — таков обычай. Одним из первых это делает Антон Небеда, приехавший на праздник из российского Приморья:

— Мой дедушка уехал из Норок сразу после войны. До конца своих дней твердил: «Ну съезди, сними «Брязгун» на камеру. И мне покажи — я хоть спокойно умру». В первый раз приехал с детьми в 2000-м, запечатлел все на пленку, воды набрал.

Папа Антона Андреевича, вымыв ноги в воде «Брязгуна», избавился от мучившего его 30 лет ревматизма — боли чудесным образом улеглись. Это далеко не первый случай исцеления.

У 71-летней Нины Господаревой икона хранилась 3 года, теперь она переходит к 65-летней Любови Чапелиной. Для Нины Ильиничны она за это время стала «светом в окошке» — каждый день начинался и заканчивался с мысленного обращения к ней. Еще одна из «хранительниц» образа — 73-летняя Елена Урупина — жалеет, что может не дожить до времени, когда тот перейдет к ней.

Историю иконы помнят с дореволюционных лет — на заре прошлого века она не дала сгинуть деревне от пожара, с тех пор и называется «Аброк Норков». «Аброк» — значит «оберег». Оберегала икона своих хранителей и сам населенный пункт исправно: ураган все в окрестности сокрушит — в Норках тишь да гладь. Засуха, паводки, пожары даже фашисты на веку Господаревой, Чапелиной и Урупиной никогда не трогали деревню. Неужели и вправду — небесное заступничество?

Местный житель Сергей, студент из Веремеек, приехавший на каникулы в деревню, говорит, что икона дарит радость, но и обид не прощает. Однажды одна из женщин, пришедшая помолиться образу, оставила на нем черный кусок ткани, что строжайше запрещено — вскоре ее не стало. Так что с иконой, с ключом — вот уж точно: на «вы» и шепотом.

После обряда с «проползанием» перед собравшимися выступил хор церкви Рождества Пресвятой Богородицы, певцы «Мог

илевской капеллы», коллектив «Реченька», образцовый театр кукол «Вясёлка».

...Вечером норковцы направились к новому месту «прописки» иконы — к дому Любови Чапелиной. Хозяйка накрыла стол — это тоже часть обряда. Угощение ждало гостей и в доме прежней хозяйки — Нины Господаревой. Символический смысл этой детали ясен: пока икона в доме — хозяева будут жить в благополучии

— Среди участников обряда было много молодежи, гостей. Для чего же тогда вносить обряд в список нематериального наследия? Он ведь не «умирает»? — спрашиваю после того, как «Брязгун» завершился.

— Так он сохранится в своем первозданном, эталонном виде, — резонно отвечает сотрудник Могилевского областного методического центра народного творчества и культурно-просветительской работы Елена Тишкевич. — Описание обряда — сложный процесс: мы запишем на видео рассказы его участников, детально покажем хронологию всего празднества: что и как делать. И пошлем материалы в Министерство культуры. После соответствующего оформления они попадут в Париж — в штаб-квартиру ЮНЕСКО, где и будут рассмотрены комиссией маститых этнографов...

Денис ТРОФИМЫЧЕВ, «БН»

НА СНИМКЕ: икону с ликами Петра и Павла в Норках носят на руках — во всех смыслах этого слова.

Фото Елены ТИШКЕВИЧ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости