Бриллиантовая рука

Светлана Баитова выиграла олимпийское «золото», выступая со сломанной рукой
Светлана Баитова выиграла олимпийское «золото», выступая со сломанной рукой

Кошки скребут на душе, да так скребут, что в кровь раздирают. Появляются подобные раны практически после каждой встречи с героями «олимпийских теней». Трудно объяснить, почему в нашей стране, где для спорта и атлетов делается очень многое, иные из заслуженных олимпийцев старого поколения вовсе не шикуют, а скорее, наоборот, нуждаются в помощи...

«Видите, как скромно я живу?» — вопрос Светланы Баитовой повис в воздухе. Я вежливо отмолчался, а сам взглядом еще раз обвел ее комнату в могилевской квартире: старенькая секция, потертый диванчик и кресло, маленький телевизор и двухкассетник а–ля рокеры 90–х. «Хоромы» явно не для обладателя золотой олимпийской медали. Тем более что первое место белоруски в Сеуле–1988 дорогого стоит. Она совершила настоящий подвиг — выступала и выиграла со сломанной рукой!

— Подготовка к Играм была настоящим адом — тренировалась с переломом кисти правой руки. Повреждение получила примерно за год до старта. Походила с гипсом. Приступила к тренировкам. Прошло полгода, а рука все не прекращала болеть. Снова сделали снимок. Обнаружили трещину. Опять гипс. Сняли. Заново тренировки. Снова боли в руке, снова снимок, снова гипс. Как в страшном сне. А до Олимпиады месяц оставался. В прямом смысле мой тренер Олег Григорьевич Мищенко носил меня на руках. Все элементы выполняла без подставки травмированной руки, а на брусьях вообще не работала. Практически после каждой тренировки плакала. Два раза меня проверяли на «боеспособность»: снимали гипс, проходила все снаряды, вновь накладывали гипс. И на чемпионате СССР, который и являлся последним отбором на Игры, показала себя исключительно с лучшей стороны. Благодарна старшему тренеру национальной команды, включившему в состав именно меня, а не чемпионку мира украинку Омельянчик, с которой мы боролись за последнее место в сборной.

Впрочем, если бы меня не поставили «забойщицей» (спортсмен, начинающий выступления. — Авт.), то могла бы завоевать и личные медали на отдельных снарядах. Судьи никогда не ставят максимальные оценки «забойщикам», но даже с искусственно заниженными баллами во всех упражнениях была четвертой. Форма у меня тогда была отличная.

— То есть вы вернулись с Олимпиады разочарованной?

— Что вы?! Тогда мы радовались. Для нас это было счастье. Со временем пришло осознание, что объективно можно было добиться гораздо большего.

— Какие чувства обуревали на пьедестале?

— Мне кажется, никто из нас ничего не чувствовал. Мы просто держались за руки, плакали и говорили друг другу: «Девчонки! Мы первые!»

— А как сказались Игры на травмированной руке?

— По приезде домой сразу же сделали снимок. Заключение врачей было крайне неутешительным. Отчетливо помню их слова: «Нужно срочно и надолго накладывать гипс, существует опасность потерять руку!» Это была правда. Рука настолько ослабела, что я даже не могла держать в ней карандаш. После Олимпиады вся сборная уехала в заграничное турне, а я решила заняться своим здоровьем. Начала потихоньку восстанавливаться, набирать форму к чемпионату мира 1989 года, завоевала там «золото». В 1990 году серьезных турниров не было, ездила только на коммерческие старты, чтобы заработать. В том же году вышла замуж. Но, пожалуйста, не спрашивайте меня о свадьбе, поскольку сейчас состою во втором браке и вспоминать о первом не имею никакого желания. Могу только сказать, что от первого супруга есть сын, которому 14 лет. Он занимается гимнастикой, причем получается у него довольно неплохо.

— Заработать–то хоть удалось?

— Все сбережения вложила в обустройство квартиры, в которой и проживаю до сих пор. К моменту окончания карьеры уже ничего не осталось.

— Опасались входить в обычную жизнь?

— Меня ничто не волновало, мечтала только об отдыхе. С 1991 года начала работать в своей школе тренером–хореографом и трудилась там по февраль нынешнего года.

— А что теперь?

— Безработная.

— И как же так случилось?

— Из–за очередного конфликта с Мищенко, с которым мы вместе учили детей гимнастике в школе. Пока он будет работать, я туда ни ногой. О причинах конфликта ничего не скажу.

— Будете дальше отдыхать или ищите новую работу?

— Надо куда–то устроиться, ведь жить–то мне не за что.

— Подобные трудные финансовые ситуации уже случались у вас в жизни?

— Было много проблем, связанных с деньгами. Частенько приходилось туго, особенно когда в одиночку тянула сына. Да и сейчас не легче. Например, моя последняя зарплата в школе составила 182 тысячи рублей! Такие деньги получала около года. Может, подскажете, как за них можно прожить?

— Не подскажу. А как к вам относятся в родном городе?

— Раньше и узнавали больше, и приглашали на всякие мероприятия куда чаще. Со временем нас все–таки забывают. А это, поверьте, больно и неприятно.

— Хобби есть у вас?

— Вязать люблю. Кстати, очень успокаивает нервы.

— А вы нервная?

— Правильнее сказать, импульсивная. Приду с работы домой и сразу начинаю всех «строить». Родные говорят: «О, ураган прилетел».

— За границу вас когда–нибудь приглашали работать?

— Сразу после завершения карьеры меня очень хотели видеть у себя японцы.

— Почему не поехали?

— Дурочкой, наверное, была. Вообще–то частенько выезжала за границу. Неоднократно была в Америке. В 2002 году отправилась в Катар. Там у меня был контракт на 5 лет, но я выдержала всего 11 месяцев, а потом сбежала, несмотря на очень хорошие деньги. Жара невыносимая, под 50 градусов, плохо отразилась на моем здоровье. К тому же мне не хватало семьи. Я вообще домашний человек. Мне нравится Беларусь, Могилев. А сейчас вот снова приглашают в США...

— Вы востребованы во многих странах, там готовы платить вам большие деньги, а на родине вы согласны работать за копейки, но и этой возможности вам не предоставляют...

— Часто возникает вопрос, мол, почему у нас нет гимнастики? А кто может ей научить? Какая–нибудь девочка, которая придет по распределению из института? А прошедших советскую школу, опытных спортсменок, ставших тренерами, единицы. Кстати, вытянули вы все–таки из меня причину, по которой ушла с работы, хоть и не хотела о ней говорить. Мищенко посчитал, что выпускница университета способна дать детям больше, нежели я...

— Депрессивный какой–то у нас разговор. Давайте поговорим о более светлых моментах вашей жизни. Вспомните детство, то, как вы оказались в гимнастике?

— В гимнастику попала в 5 с половиной лет абсолютно случайно. Нашла меня первый тренер Галина Харкевич в прямом смысле на лестничной площадке. Дочери наших соседей уже занимались гимнастикой, но почему–то перестали ходить на тренировки. Вот наставница и решила проведать их. Увидела меня — маленькую, худенькую, живенькую и пригласила заниматься. Как спортсменка развивалась планомерно и прошла долгий путь: от самых мелких и незначительных детских стартов до Олимпиады. Кстати, хочу отметить, что на протяжении всей карьеры со всех форумов, в которых участвовала, неизменно привозила награды.

— У вас часто был страх перед снарядами?

— У многих спортсменов высокого класса бывает ступор. В мозгу происходит замыкание и гимнаст не может сделать простейший элемент, который на протяжении 20 лет исполнял с закрытыми глазами. Однажды такое случилось и со мной — не могла сделать сальто назад. Не поверите, пришлось разучивать его заново. Как будто только что пришла в гимнастику. Еще один сбой произошел в 1987 году на чемпионате мира. На одной из разминок мостик мне поставили на неправильное расстояние. Не знаю, специально это было сделано или нет. В общем, эти сантиметры не позволили точно попасть руками на коня, в полете полностью растерялась, не знала, что делать, в мозгу произошел настоящий сбой. Грохнулась. Три дня боялась выходить на тренировки.

— Какой ваш любимый снаряд?

— Брусья. А вольные упражнения давались сложнее всего. Но в целом достойно могла исполнить любой вид программы. Сейчас в этом плане атлетам полегче, можно специализироваться на одном снаряде и выступать исключительно на нем. В мое время, чтобы попасть в сборную, нужно было уметь абсолютно все.

— Вы бы что–то изменили в своей жизни?

— Не завершила бы карьеру так рано. А в обычной жизни вряд ли. Сейчас у меня есть любимая семья, благодаря которой я очень счастлива.

Справка «СБ»

Светлана Николаевна Баитова. Родилась 3 сентября 1972 года в Могилеве. Заслуженный мастер спорта. Чемпионка Олимпийских игр в командных соревнованиях (1988 г.), чемпионка мира (1989 г.), серебряный призер чемпионата мира (1987 г.), абсолютная чемпионка СССР (1986 г.). Почетный гражданин Могилева.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости