Минск
+2 oC
USD: 2.58
EUR: 2.79

Белорусско-российская бригада травматологов-ортопедов проводит серию сложнейших операций на позвоночнике детям

Принципиально новую идеологию и технологии для лечения врожденных деформаций и тяжелых травм позвоночника у детей разработали российские и белорусские травматологи-ортопеды в рамках программы Союзного государства. РНПЦ травматологии и ортопедии и Научно-исследовательский детский ортопедический институт им. Г. И. Турнера объединили усилия, чтобы создать новые подходы в лечении этой группы детей.

Программа кардинальным образом отличается от тех, что существовали до этого не только на территории двух государств, но и за рубежом. Основная цель — лечение серьезных врожденных деформаций в раннем возрасте всего лишь одной операцией, которая навсегда исправит имеющиеся проблемы.

— Прежде всего программа направлена на раннее выявление врожденных деформаций позвоночника, именно прогрессирующих форм, — рассказывает доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент Российской академии наук, заместитель директора по научной и учебной работе Научно-исследовательского детского ортопедического института им. Г. И. Турнера Сергей Виссарионов. — Здесь мы подключили молекулярно-генетический биохимический анализ, аналогов которому сегодня в мире нет. Так мы сможем в раннем возрасте, уже в год-два, сказать, будет ли деформация прогрессировать и ухудшаться или же останется стабильной на протяжении всей жизни пациента.

Доктор объясняет: существуют различные варианты аномальных позвонков, есть множество пороков развития позвоночника, которые приводят к искривлению позвоночного столба. Не всякая деформация нуждается в хирургическом лечении: какие-то формы проходят стабильно и требуют всего лишь консервативного лечения и контроля врачей. Но в некоторых случаях операцию необходимо выполнить до трех лет, потому что проблемы с позвоночником с возрастом могут настолько ухудшаться, что приведут уже к неврологическим последствиям, вплоть до того, что человек может остаться парализованным.

По сути, для каждого пациента разрабатывается индивидуальная тактика лечения и коррекции в зависимости от форм деформации, позвонков, анатомии… Но самое главное — в рамках программы разработаны принципиально новые металлоконструкции для лечения этой категории заболевания. 

— Это стопроцентное импортозамещение, — рассказал директор РНПЦ травматологии и ортопедии Михаил Герасименко— Это совместная разработка белорусских и российских травматологов-ортопедов, производитель — наша белорусская компания. Причем металлоконструкции уникальны, к тому же стоят в два-три раза дешевле зарубежных аналогов. И мы планируем, что данный продукт будет востребован не только на двух наших рынках, но и за рубежом.

Для каждого ребенка разрабатывается индивидуальная металлоконструкция. Причем с возрастом повторных коррекций не потребуется: через полтора-два года ее можно полостью снять, за это время формируется костный блок в правильной, «откорректированной» позиции позвоночника.

Сейчас на операционном столе у российско-белорусской бригады врачей лежит пятилетний мальчик, у которого была врожденная деформация поясничного отдела позвоночника. Попросту говоря, у ребенка один из позвонков был неправильной формы. Из-за него и происходила деформация. Пока кроме внешних изменений никаких проблем со здоровьем это не приносило. Но с возрастом горб продолжал бы расти, а со временем неправильный позвонок сдавливал бы спинной мозг, ребенок пересел в инвалидную коляску… К счастью, доктора смогли удалить аномальный позвонок и заменить его металлоконструкцией.


Почему так важна совместная союзная программа двух министерств здравоохранения? Теперь врачи двух стран могут видеть четкую картину тех, кто нуждается в таких операциях в раннем возрасте. В России сейчас более 60 тысяч детей имеют врожденные деформации позвоночника, приблизительно половина из них нуждается в операции в раннем возрасте. В Беларуси таких деток около 1,5 тысячи, и операция необходима где-то в половине случаев. Идеология программы такова, что ребенку будет оказана вся необходимая помощь в раннем возрасте, не выжидая, когда эти деформации станут крайне тяжелыми и запущенными. Дальше он сможет нормально жить и расти, а дополнительные сложные операции не понадобятся.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ
Загрузка...