Бреттон–Вудс–2?

Об итогах саммита G20

Лидеры 20 крупнейших экономик мира, а также руководители ключевых международных институтов обсудили состояние финансовых рынков. Ключевое субботнее заседание прошло в вашингтонском здании национального музея строительства. Чем не символ?


Встреча не принесла каких–либо радикальных сдвигов в формулировании глобальной антикризисной программы, но все же положила начало процессу постепенного пересмотра международной финансовой архитектуры. «Мы вступаем в новый мир», — заявил президент Франции Николя Саркози журналистам на пресс–конференции после закрытия саммита, где, по его словам, было достигнуто «историческое соглашение» по основным принципам деятельности в финансовой сфере и усилению надзора за финансовыми рынками.


Разумеется, речь не шла об утверждении детальных контуров будущей международной финансовой структуры, которая была бы более стабильной, менее рисковой. Тем более что еще до саммита обнаружились несовпадения в позициях его участников, причем не только по линии «развитые — развивающиеся экономики», но и между США и крупными европейскими странами.


Поэтому согласованный текст итоговой декларации отразил всю сложность поиска компромиссных решений, которые бы устраивали всех и отражали многообразие имеющихся подходов. Этот документ, разделенный на декларативную часть (16 пунктов) и специальный план действий, хотя и выглядит в значительной мере техническим, тем не менее намечает приемлемые ориентиры для того, чтобы совместно, скоординированно бороться с финансовым кризисом и двигаться дальше. Следующая встреча в подобном формате, как записано в декларации, состоится не позднее 30 апреля 2009 года.


И все же отметим, что в решениях саммита четко, выпукло не просматривается конкретная долгосрочная основа для нового пакета, который заменил бы собой бреттон–вудскую систему, о чем немало говорилось в последнее время. А ведь кое–кто из европейцев полагал, что за океаном состоится чуть ли не конференция Бреттон–Вудс–2.


Сегодня руководители и эксперты разных стран в общем и целом признают необходимость ревизии Бреттон–Вудской системы. Да и в самой вашингтонской декларации записано, что «Бреттон–Вудские институты требуют всеобъемлющего реформирования». Но как это понимание перевести в сферу практической политики?


Бреттон–Вудское соглашение, скроенное в свое время по американским лекалам, вместе с шагами по его последующей коррекции изначально было так или иначе привязано к одной, пусть и очень солидной, экономике планеты и ее валюте (доллару США), которая рассматривалась в качестве мировой резервной валюты. Сегодня Соединенные Штаты утратили свое абсолютное доминирующее положение в финансовом мире. Поэтому требуются уже не коррективы, а основательные подвижки с учетом новой расстановки сил.


Конечно, было бы нереально за пару дней вашингтонской встречи одним махом разрубить или же развязать сложные узлы сложившейся ситуации на финансовых рынках. К тому же администрация Буша 20 января освободит коридоры власти для команды Барака Обамы. Избранный же президент США на встрече не присутствовал из соображений политической этики и, вероятно, потому, что не желал быть связанным теми взглядами, о которых объявил от имени Соединенных Штатов уходящий из Белого дома Джордж Буш. Ранее Обама уклонился от попыток министра финансов США Генри Полсона втянуть его в обсуждение деталей антикризисного пакета и оказаться как бы в роли «соавтора» известного плана Полсона. Свое собственное слово о мерах по борьбе с финансовым кризисом избранный президент США скажет уже после инаугурации, именно оно и будет весомым.


...Конференции в курортном городке Бреттон–Вудс (1 — 22 июля 1944 года, штат Нью–Гэмпшир) предшествовала двухлетняя кропотливая работа квалифицированных экспертов, причем в военное время. Чтобы допустить, что встреча в Вашингтоне, которая готовилась от силы месяц и продолжалась несколько часов, могла превратиться в Бреттон–Вудс–2, пришлось бы вообразить, как иронично заметил лондонский еженедельник «Экономист», будто Генри Полсон — это мыслитель уровня Джона Мейнарда Кейнса, а прибывший на саммит премьер–министр Великобритании Гордон Браун — фигура масштаба Уинстона Черчилля. И тогда будет понятен верный ракурс оценок.


Но надо отдать должное Гордону Брауну: по итогам саммита он заявил, что состоявшаяся встреча открывает только «путь к новому Бреттон–Вудс»...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости