Минск
+13 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Бой, с которого все началось

После завершения Гомельско-Речицкой наступательной операции в южной части Белоруссии наступила небольшая передышка.
После завершения Гомельско-Речицкой наступательной операции в южной части Белоруссии наступила небольшая передышка. Но в начале января 1944 года 65-я и 61-я армии Белорусского фронта начали разрабатывать Мозырско-Калинковичскую операцию.

Ее начало было назначено на 8 января 1944 года. Вот что об этом рассказывал очевидец - бывший комсорг второго батальона 712-го стрелкового полка 132-й дивизии В. Шморгун.

- Хорошо помню эти деньки. Операция по сути дела началась с боя у деревни Холодники Калинковичского района, правда, тогда это был Домановичский район. Деревня была сильно укреплена. Январской ночью 44-го второй батальон 712-го стрелкового полка 132-й дивизии 65-й армии, которым командовал капитан Солодко, сосредоточился у железнодорожного полотна. Надо было прорывать оборону.

Сыпал мокрый, липкий снег. На рассвете удалось выбить противника из первого ряда траншей. Но за железнодорожной насыпью шел второй ряд: там-то и засел немец. И тут кто-то из бойцов обнаружил трубу для "ливневки" под железнодорожным полотном. Один за другим перебрались бойцы на ту сторону дороги. Гранатами, автоматным огнем и штыками выбили немцев со второй линии обороны и устремились к Холодникам. До деревни оставалось метров 200.

В то раннее утро видимость была плохая. Продвигались очень медленно. За день отбили 6 контратак. К вечеру до деревни было рукой подать. Бой продолжался, все горело. Необходимо было сделать решительный бросок, чтобы выскочить из полосы огня.

- Комсорг - всегда впереди, - вспоминал Шморгун. - Я поднялся во весь рост: "Вперед!.."

Взвод лейтенанта Кутового первым ворвался в Холодники, занял несколько хат. В кирпичном доме начали оборудовать КП батальона, подтянули связь. Но (и это выяснилось дорогой ценой) дом был пристрелян немецкой артиллерией. Первый снаряд попал в угол, второй тоже не пролетел мимо. Дом покосился и начал оседать. Третьим снарядом убило трех бойцов. Комсорга засыпало мерзлой землей...

Единственная улица деревни Холодники, прямая и длинная, простреливалась насквозь. Продвигаться по ней было невозможно. Решили обойти и ударить с тыла. Бойцы взвода Кутового пробрались огородами в лощину. Фашисты перенесли сюда огонь артиллерии и минометов, затем пошли в контратаку. Шли во весь рост. В снегу с пулеметом лежал рядовой Мишин. Немцы были уже близко, а Мишин все не открывал огонь.

- Что с ним? Растерялся или погиб? - беспокоился комбат Солодко.

К пулеметчику послали связного. Пока он дополз, первая цепь немцев была метрах в 20 от Мишина. И вдруг пулемет ожил. Его поддержали автоматчики.

- Молодец Мишин, - обрадовался комбат. - Ну и выдержка!

Однако вскоре комбата смертельно ранило пулеметной очередью в живот. Глядя на его мученическую смерть, многие плакали - он был требовательным и справедливым командиром.

Один за другим погибали герои. На третий день после прорыва вражеской обороны в батальоне осталось всего 28 человек.

А потом ночью к нам пробрался замполит. Передал приказ командира полка Григория Мовчана держаться изо всех сил - завоеванные позиции надо удержать до прихода пополнения. Подстраховывала артиллерия - неподалеку стояла гаубичная батарея. Так и удержали плацдарм. А вскоре подошли свои...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...