Народная газета

Борясь за жизнь

Как вовремя заметить суицидальное поведение подростка и удержать его на краю пропасти

По данным, опубликованным Национальным статистическим комитетом, количество подростковых суицидов в стране увеличилось с 33 за 2015 год до 51 за 2016-й. Рьяные противники социальных сетей наверняка поспешат заметить: ну вот и “группы смерти” сработали. Однако статистика говорит, что количество самоубийств возросло во всех возрастных группах, а в категории 85+ — вообще в два раза. А туда “синие киты” точно “не заплывали”. В чем же причины самоубийств подростков и как заметить суицидальное поведение у близкого человека? Об этом мы поговорили с авторами популярной книги для  подростков "Пока я на краю"  Андреем Жвалевским и Евгенией Пастернак.

Фото из личного архива
Авторы зарекались писать про самоубийства. Но до конца, видимо, не зареклись. “Почему-то в феврале 2016 года нам понадобилось рассказать именно о суицидах, — признается Андрей Жвалевский. — Когда в мае началась истерия по поводу “китов” и “4:20”, мы так расстроились, что собирались бросить работу над рукописью, хотя книга была уже написана примерно на 60 процентов. Не бросили и даже включили “китов” в сюжет”. Полного хеппи-энда в книге “Пока я на краю” нет — авторы стремились показать, что с такими вещами, как жизнь и смерть, игры плохи. Но произведение оставляет надежду на то, что даже на самом краю можно сделать верный выбор.

Во время написания книги Жвалевский и Пастернак много консультировались с психологами, пытаясь досконально разобраться с проблемами суицидального поведения подростков. Теперь и сами готовы выступать в качестве экспертов.

Скука смертная

Один из посылов писателей — не надо бояться социальных сетей как чего-то опасного для жизни. С их помощью проблемные дети, у которых нет друзей, могут найти, с кем пообщаться, и не чувствовать себя одинокими. А ведь именно одиночество и скука чаще всего наводят на мысли о смерти.

Приглашенная на встречу психолог Кристина Вязовская напомнила, что скука, в том числе по причине отсутствия социальных контактов, была названа основной проблемой подростковых суицидов еще в начале ХХ века:

— Сейчас, когда развиваются социальные сети, мы видим, что подростки могут друг с другом общаться. Они формируют интересные группы, поддерживают друг друга, предлагают свою помощь. Когда дети начинают общаться, у них снижается тревожность, появляется возможность переключиться с очень сильного эмоционального фона.

Во всех грехах мы обвиняем социальные сети и “группы смерти”. Но нужно понимать, говорит Евгения Пастернак, что детей, которые склонны к суициду, толкнуть к этому шагу может что угодно. Конечно, эти группы могут стать последней каплей. И проблемным детям их лучше не видеть, и с этими сообществами нужно бороться.

promodj.com
Крик о помощи... шепотом

Сто процентов суицидов, по утверждению психолога Кристины Вязовской, совершаются в состоянии аффекта. Однако готовиться к решающему шагу человек может годами. И на протяжении всего замысла подросток будет пытаться сообщить вам об этом. Потому что ему важно не столько совершить самоубийство, сколько обратить на себя внимание, чтобы его заметили.

— Многие имитируют суицид. Думают, я сейчас наемся таблеток, меня откачают и оценят. Но чаще всего это заканчивается инвалидностью, — предупреждает Андрей Жвалевский.
— Покончить с собой не так просто. А вот навредить своему организму очень легко.

К слову, романтизация суицида, когда подросток размышляет о том, как будет лежать красивым в гробу, а все вокруг начнут плакать и сожалеть, что не ценили его при жизни, входит в топ-3 самых популярных причин и мотивов суицида среди молодежи.

Как определить, что с твоим ребенком или близким человеком происходит нечто опасное?

— Быть внимательными. Вы не можете не заметить, если ребенок употребляет наркотики или замышляет суицид, если общаетесь с ним и смотрите ему в глаза. Что-то да будет не так. Или со сном, или с едой, или с общением с друзьями, — уверяет Евгения Пастернак.

Есть и более конкретные факторы, указывающие на суицидальное поведение подростка, говорит Кристина Вязовская:

— Во-первых, в речи появляются маркеры про смерть вроде “Чтоб я сдох!”. Во-вторых, разрушаются социальные связи — человек прекращает обычную жизнь. Третий фактор — он начинает избавляться от важных вещей: от любимой одежды, книг, коллекций...

Все это происходит довольно ярко и кричаще. Но из-за нашей беготни мы это просто упускаем.

— Питерский психолог и писатель Катерина Мурашова провела исследование, пытаясь выяснить, сколько времени родители подростков общаются со своими детьми. В среднем 12 с половиной минут в день! — шокирует Жвалевский. — Что можно выяснить за это время: ты ел, шапку надел, как дела в школе?..

Мама, поговори со мной

Важно, чтобы у ребенка был контакт с родителями. Чтобы он не боялся прийти и поделиться своими проблемами. Даже если этот контакт был когда-то потерян, никогда не поздно начать общаться заново. Особенно если есть желание с обеих сторон. Андрей Жвалевский, кстати, отец троих детей, предлагает просто рассказать о себе или попытаться вместе решить какие-то вопросы: “Давай подумаем, в какое кино мы можем сходить. Или давай решим, куда отправимся в отпуск в этом году...”

Только общение со своими детьми позволит не упустить моменты в жизни подростка, провоцирующие его на самоубийство. И нужно понимать, что ими могут быть необязательно реальные трагедии. В книге “Тринадцать причин почему” американского писателя Джея Эшера последней каплей, подвигнувшей девочку на самоубийство, стал косой взгляд мальчика в бассейне. Взрослым это покажется вообще какой-то ерундой, не стоящей даже разговора. Но девочку эта “ерунда” привела к трагедии.

Невозможно обернуть вспять то, что уже случилось. Но можно многое предупредить. Поэтому напоследок писатели напоминают: “Бороться надо не с суицидом, а за жизнь, за то, чтобы наши дети были счастливы, чтобы у них было любимое дело, чтобы у них всегда было с кем поговорить. И чтобы под рукой лежала интересная книга, которую хотелось бы почитать...”

Помните, что остановить от суицида можно любого, кроме человека с тяжелой психической патологией. Причем если вмешаться в планы подростка и оказать помощь в самый опасный для него период, то, как правило, больше покушаться на свою жизнь он никогда не будет.

РОДИТЕЛЯМ НА ЗАМЕТКУ

Что делать, если вы заметили суицидальное поведение подростка?

• Поговорите с ребенком. Не бойтесь говорить напрямую. Если спросить в лоб: “Ты что, говоришь про суицид?” — ребенок наверняка ответит: “Да”. И расскажет в чем дело.

• Спросите у подростка: “Что я могу сделать? Как мне тебя поддержать?..”

• Поделитесь своим опытом: “У меня было такое. Были страшные переживания”. Как только подростки получают подтверждение своих чувств, у них изо рта выскакивает кляп и они начинают говорить, говорить, говорить... И тут важно не перебивать. Достаточно кивать.

Чего делать нельзя?

• Не нападайте.

• Не наказывайте.

• Не обесценивайте чувства подростка. Не говорите фраз вроде: “Ну ты эту Машку разлюбишь через два дня”.

• Не лезьте с объятиями к подростку, если только он сам к вам не потянется. Физический контакт может сильно травмировать человека, если его до этого сильно побили или изнасиловали.

ОПАСНЫЕ ИГРЫ

СТОП, КИТ!

В  Мозыре семь ребят пропадали в интернете. Обычное дело. Но их увлечение нельзя назвать безобидным. Все они оказались участниками квеста с заключительным заданием — “уйти из жизни”. Подростки, вступившие в так называемую группу смерти, должны были изучить заброшенное здание бывшей детской городской больницы, а затем спрыгнуть с верхнего этажа. К счастью, обошлось без жертв. Вовремя вмешалась милиция. 

Это в нашей стране далеко не первый случай опасных игр. По нескольким возбуждены уголовные дела. Казалось, после прошлогодней шумихи с “синими китами” все интернет-сообщества, призывающие к самоубийству, надежно заблокированы. Однако по-прежнему находятся кураторы, желающие поиграть с детьми в жизнь-смерть. Не пугает их даже уголовная ответственность. 

В России первый приговор администратору “групп смерти” был вынесен месяц назад: три года и четыре месяца колонии-поселения получил 

22-летний Филипп Будейкин, который с помощью соцсети пытался довести до самоубийства двух несовершеннолетних девочек.

“Синие киты” уже успели “доплыть” не только до Беларуси и Украины, но и до стран ЕС и Америки. В середине лета стало известно о гибели нескольких американских подростков, увлекшихся опасными сообществами в интернете. 

“Группы смерти” могут носить разные названия. Но суть одна. В течение 50 дней кураторы дают участникам задания, после выполнения которых они должны отчитаться. Видя, что участник попался на крючок, администратор начинает все сильнее и сильнее влиять на психику ребенка, умело подсовывая ему нужные фильмы, картинки, песни. Если же видит, что участник идет на попятную, начинается шантаж: мол, я знаю твой IP-адрес, и, если ты не выполнишь то, о чем я прошу, я убью и тебя, и твоих родных. Впечатлительные юные умы боятся ослушаться. 

В Следственном комитете нашей страны предупреждают: “Видимое благополучие может рухнуть в любой момент при отсутствии должного психологического контакта между родителями и детьми. Вечно занятой кружками и секциями, ребенок все равно может попасть под чужое влияние, если удастся “залезть ему в голову”, а с распространением интернета и соцсетей это сделать стало гораздо проще”.

Если родители заметили признаки того, что их ребенок увлекся смертельными играми, в первую очередь необходимо спокойно поговорить с ним. Не свысока, не ругая и не обвиняя его ни в чем. Важно расспросить, почему он вступил в эти группы, что он там искал, попытаться выяснить причину такого поведения. Возможно, у ребенка проблемы в школе или с друзьями, а может, ему некомфортно дома. Главное, донести до ребенка, что вы любите его, несмотря ни на что, и что он всегда может обратиться к вам за помощью. 

Случаи суицидального поведения, связанные с “группами смерти”, были замечены в Минске, Гродно, Витебске, Солигорске и других белорусских городах. 

mila@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Вертикаль
"Группы смерти" отличная почва для террористов смертников, здесь даже не надо прикрываться религиозными идеями. Но мы не об этом, мы о конкретном человеке. В своей жизни мне не удалось спасти двух-трёх человек только из за того что опоздало слово поддержки в трудную минуту. Если бы наши жизненные пути в этот момент времени совпали, то быстрее всего эти люди были живы. Скольких спас? Трудно ответить, ведь я не доктор и люди встречаются бывает только раз в жизни. Главное условие для спасения человека, это честно ему ответить на самый главный вопрос его жизни "Зачем он живёт". Тогда человек сам отвечает на вопрос, главный для него в этой точке пространства и времени: "А зачем мне смерть"? Человек начинает понимать что смерть не так уж необходима для молодого и здорового организма, способного помочь своей душе развить в ней лучшие человеческие качества. В этот момент происходит переоценка жизненных ценностей и если пришло время выбора между жизнью и смертью, то надо сделать так что бы даже твоя смерть имела хоть какой смысл. Не хочешь отдавать жизнь за Родину, то помоги конкретному человеку материально и физически, поухаживай за ним, возьми большую часть его проблем на себя и передай своё сердце нуждающемуся в трансплантации. Тогда хоть один человек в этом мире скажет о тебе доброе слово, пока бьётся в его груди ТВОЁ сердце. Умирать нужно не эгоистом, а честным человеком по максимуму отдавши свою жизнь в СЛУЖЕНИИ добру.  
Сева Швабловский, Брестская область
Слишком часто родители не придают должного значения тем или иным жалобам своего ребенка. Огрызаются в ответ: “Об учебе надо думать, а у тебя что на уме?” Могут еще и ремня дать. Их абсолютно не интересует какая-то Машка, в которую влюбился сын, а она выбрала другого мальчика. Они озабочены проблемами куда более важными: как прокормить семью, как не попасть под сокращение на работе, как справиться с похолоданием в отношениях с супругом/супругой. А ребенок, может, из-за этой Машки уже травиться хочет, жизни без нее не представляет.
Или, к примеру, наказания за плохие отметки. Помню, как моя бывшая одноклассница после трояка в четверти по русскому языку боялась идти домой, говорила: “Папа меня убьет!” Несколькими годами позже она приняла снотворное, когда узнала, что не поступила в институт. Из-за боязни, что ее заругает родня. Еле откачали... А в соседнем доме 16-летняя девочка из благополучной, но слишком строгой семьи вскрыла себе вены, когда узнала, что беременна. Не в силах была признаться матери, считала, что ее выгонят из дому, проклянут...
Почти во всех статьях, посвященных теме подростковых суицидов, делается упор на равнодушие со стороны взрослых. Но ведь ничуть не лучше, когда дети боятся своих родителей. Когда строгость в семье достигает своего апогея, превращаясь в тиранию, и дети предпочитают свести счеты с жизнью, лишь бы не разочаровывать маму и папу. О таких случаях тоже нужно помнить.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?