Сельская газета

Борисовка-Бакшты: конец самогонного синдиката

Корреспондент «Сельской газеты» вместе с сотрудниками Ивьевского РОВД выявил точку продажи самогона

Сильный удар подпольному бизнесу нанес милицейский рейд в Ивьевском районе

СОТНИ алкогольных отравлений в год и серьезные штрафы мало влияют на производителей самогона, которые не готовы расстаться со слишком прибыльным бизнесом. Нелегальные заводы появляются, как грибы после дождя, и приносят колоссальные доходы их владельцам. Мириться с тем, что люди зарабатывают на здоровье других, милиция не собирается и регулярно проводит специальные рейды. 


В один из таких с сотрудниками Ивьевского РОВД и отправился корреспондент «Сельской газеты».

– ХОЗЯЙКА, откройте, это милиция, – вежливо отвечает на вопрос «Кто там?» младший участковый инспектор милиции Евгений Бобин.

— Что-то зачастили вы ко мне, — говорит Елена Владимировна (все имена героев изменены. — Прим. авт.), неохотно открывая дверь. 

Сельчанка из агрогородка Липнишки Ивьевского района начинает нервничать, когда узнает причину нашего визита. Уверяет, нелегального алкоголя в доме нет и в помине, при этом быстро становится на пути милиционеров в одну из комнат. Оказалось, не зря: старший инспектор по разрешительной работе Евгений Рынгель находит у изголовья кровати 20-литровый баллон с бражкой. Полуфабрикат, замечает Евгений Геннадьевич, не успел толком настояться, но уже издает характерный аромат.

Просьбы простить на первый раз (хотя в прошлом году она уже привлекалась по аналогичной статье), заверения, что самогон готовили для себя, не срабатывают. Брагу выливают на сорняки за теплицей, а на сельчанку составляют протокол. Теперь ей грозит штраф до 5 базовых величин. 

ПРОБЛЕМА самогоноварения на Ивьевщине не стоит так остро, как в соседних районах, но все-таки серьезную угрозу представляет. Изъятия суррогата проходят регулярно. Результаты экспертиз пугающие: в большинстве образцов находят опасные для здоровья добавки. Люди хотят получить больше продукта с наименьшими затратами, да еще и примитивными кустарными способами – страдает и технология, и рецептура. 

Внутри сарая в Борисовке

Три недели назад ивьевские милиционеры нашли замаскированный в лесу самогонный мини-завод. В ржавых чанах бродило около 2 тонн жидкости. Хозяин «фабрики», кроме внушительного штрафа, понес немалые «убытки»: по словам Евгения Бобина, из 10 литров браги можно сделать до 5 литров самогона. Цена за полулитровую бутылку около 4,5—5 рублей. И все это было уничтожено. 

Обычно в кругу подозреваемых, добавляет Евгений Бобин, находятся одни и те же люди, новыми производителями список пополняется редко. Мы едем на другой край агрогородка к сельчанину, которого несколько месяцев назад взяли с поличным: тогда у него был полный комплект из самогонного аппарата и уже разлитого по бутылкам спиртного. На этот раз Виктор Михайлович сам проводит милиционеров по всем потайным местам в доме и постоянно повторяет, что прошлый штраф в сотню рублей поумерил желание варить свой продукт. Похоже, не врет, – ни в хате, ни на приусадебном участке нет ни контрафактного спиртного, ни самогонного аппарата.

— К сожалению, — разводит руками Евгений Рынгель, — денежные наказания влияют только на тех, кто готовит самогон для себя. У остальных эти суммы, пусть и значительные, покрываются за одну или две недели активных продаж. 

Какой штраф грозит за изготовление и продажу самогона? Нарушитель попался впервые и масштабы его «цеха» нельзя назвать промышленными (а это до 30 литров браги и 5 литров самогона)? Он может отделаться предупреждением. А если «производственные мощности» позволяют снабжать целую деревню, придется уплатить до 50 базовых величин. 

ПОДЪЕЗЖАЕМ к деревне Бакшты. Появилась информация, что здесь действует целая сеть по продаже нелегального спиртного. По одному из адресов самогон готовят, потом везут в дом соседней деревни, где и организован, так сказать, «магазин». Участники группы действуют осторожно, даже придумали систему, чтобы узнавать «своих». Просто так к ним не подступиться.

— В прошлый раз эти товарищи заметили, как мы подъезжаем, и свернули точку, — поясняет Евгений Рынгель. — А сегодня такой фокус не пройдет: у нас на руках санкция районного прокурора на осмотр дома. 

Замечаю, что Евгений Геннадьевич знает этот нелегальный бизнес до мелких деталей. Откуда такие точные сведения? Оказывается, один из надежных источников — супруги заядлых клиентов этой точки. Любой жене не понравится, что муж оставляет там десятки рублей и, главное, свое здоровье. Вот и сообщают милиционерам все, что известно, – лишь бы прикрыть «самогонную лавочку». И неравнодушных людей, добавляет правоохранитель, становится больше. 

Рабочий день в самом разгаре, поэтому вряд ли продавцы ожидают визита милиционеров. Тем не менее с главной дороги к участку не подъезжаем, оставляем машину в сотне метров от дома. Стучимся – дверь нам открывает женщина лет 70. Она явно не предполагала увидеть на крыльце людей в форме. Евгений Бобин с порога показывает постановление на осмотр, однако сельчанка несколько раз повторяет, что сильно опаздывает на важную встречу. Ничего, возражаем мы! Придется немного задержаться. 

Милиционеры спрашивают, есть ли в доме самогон. Александра Генриховна молча проводит нас на кухню и достает из шкафчика пластмассовую бутылку с крашеной жидкостью. Чувствуем резкий характерный хлебный запах:

— Это я с сыном по вечерам пью иногда, больше ничего нет. 

По всей кухне разбросаны двухлитровые бутылки с остатками на дне. Инспекторы открывают каждую из них – все пахнут самогоном. Вскоре за закатками и кухонной утварью находят большой 5-литровый баллон. В нем около 2,5 литра мутного спиртного. Александра Генриховна сперва говорит, что его «подкинули недоброжелатели», а после, понимая абсурдность своих слов, переходит в атаку:

— Не губите, Бога ради, мне еще детям и внукам помогать надо. Забирайте самогон и уезжайте, мы больше так не будем. 

Милиционеры пытаются добиться от сельчанки правды: где взяла самогон и за сколько продает? Та клянется: покупала только для себя и в жизни не торговала, а имя поставщика не выдаст, иначе больше рассчитывать на спиртное не придется. Разговаривать бесполезно, поэтому быстро составляем протокол и забираем бутылки с собой – надо успеть навестить изготовителя. 

ЕСТЬ вероятность, что Александра Генриховна может предупредить его по телефону, поэтому Евгений Бобин вжимает педаль в пол. Через 10 минут мы приезжаем к большому кирпичному дому в деревне Борисовка. Во дворе стоит черный джип бизнес-класса, подтянутый хозяин, 45 лет на вид, носит в подсобку стройматериалы,  его сопровождает сторожевая собака. Рабочее настроение быстро улетучивается, когда он видит перед глазами санкцию на осмотр. Сельчанин сначала перестает разговаривать с нами, а после нехотя признается: 

— Ну да, гоню немножко для себя. 

Масштабы производства говорят об обратном: в полуразрушенном сарае, почерневшем изнутри, стоит чан объемом почти с тонну. Рядом – самогонный аппарат, по стенам расползаются десятки прикрепленных шлангов. Не похоже, что сложные инженерные решения были придуманы для того, чтобы удовлетворять лишь свои потребности. Однако доказать обратное практически невозможно – нужны свидетельские показания о продаже спиртного, а на это в деревне никто пойти не готов. Милиционеры составляют протокол, размер штрафа определит суд.

Брагу, а это более 800 литров жидкости, постепенно сливаем в канализацию, а самогонный аппарат разбираем по частям. Некоторые комплектующие с трудом укладываем в багажник служебной машины. Спокойствие, с которым хозяин дома наблюдает за этим процессом, настораживает милиционеров. Похоже, он расстается лишь с частью своего производства – остальное спрятал в лесу подальше от посторонних глаз. Одно известно точно: нарушитель надолго попал под пристальное внимание милиции. 

ЗА время рейда мы нашли без малого 900 литров браги и накрыли точку продажи самогона. Серьезный ли это удар по самогонщикам района? Покажет время. Но производители суррогата долго не смогут спать спокойно… 

Комментарий

Заместитель начальника организационно-аналитического управления милиции общественной безопасности МВД Беларуси  Вадим ПЕТЫШ:

— На 1 мая 2018 года в органы внутренних дел поступило 1167 сообщений о нарушениях антиалкогольного законодательства, 472 факта подтвердились. Из незаконного оборота было изъято более 184 тысяч литров самогона и самогонной браги, а также свыше 45 тысяч литров другой спиртосодержащей продукции, в том числе фальсифицированной и непищевой. Изъято 564 самогонных аппарата. За незаконный оборот алкоголя правоохранители привлекли к административной ответственности 4651 гражданина. С начала года наблюдается тенденция по снижению числа преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения. Фактически треть подобных злодеяний происходит в сельской местности.

avramenko@sb.by

Фото автора



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости