Народная газета

Больше чем игра

У таланта нет группы инвалидности

В последнее время “инклюзия” становится модным словом. О важности включения инвалидов в активную общественную жизнь говорится все чаще. Увы, не всегда делается. Не только из-за нежелания, но и из-за незнания, неумения или даже невозможности. Однако есть и положительные примеры, в частности, связанные с вовлечением детей и взрослых с особенностями психологического или физиологического развития в театральную деятельность.

Фото Юрия Мозолевского

Жизнь в “Радость”

Когда более двенадцати лет назад актер и телеведущий Александр Жданович, всем известный Маляваныч из “Калыханкi”, впервые побывал в интернате для детей с особенностями психофизического развития в Новинках, он и представить не мог, что будет играть с ними спектакли. Вспоминает, что на первых порах даже не знал, как с ними общаться, ведь в интернате были совершенно разные ребята — с синдромом Дауна, церебральным параличом, интеллектуальным отставанием...

— Но постепенно я подружился с ними, сблизился, — признается актер. — Словно открыл в них жемчужину, спрятанную под илом. К примеру, дети с ДЦП по своей природе совершенно чистые, беззлобные, они лишены лукавства.

Поначалу Александр вместе с женой Людмилой (к несчастью, два года назад она умерла) сами показывали спектакли воспитанникам интерната, а потом и ребят вовлекли в театральный процесс.

— Воспитали целую труппу! Конечно, работать с такими артистами непросто — многие из них не разговаривают, им трудно что-то заучить. Но со здоровыми детьми бывает еще тяжелее, — говорит Жданович.

Сейчас в инклюзивном театре “Радость”, художественным руководителем которого является Александр, нет постоянной труппы, как и постоянного репертуара, четкого расписания репетиций. Но несколько раз в год обязательно дают представления.

— Наш самый известный спектакль — “Маленький принц”. Он о самом главном — христианских ценностях и этих больных детках, которые навсегда останутся маленькими принцами, — объясняет Александр. — Играем его более трех лет по 3—4 раза в сезон. Несмотря на то что ребят из актерской труппы разбросали по интернатам Минска и других городов, стараемся собраться. Помимо Детского духовного просветительского центра при Свято-Елисаветинском монастыре, показывали этот спектакль на малой сцене Русского театра, в малом зале КЗ “Минск”, в Молодежном театре эстрады.

Конечно, непросто заниматься театральным творчеством, когда нет постоянной труппы, своей сцены, соответствующего репертуара, финансирования, в конце концов. Однако такая ситуация сегодня характерна для большинства инклюзивных театров. Многие существуют на скромных началах и лишь за счет благотворительности. Но даже то, что они просто есть и дают возможность людям с особенностями хотя бы на час-другой забыть об этих особенностях, уже дорогого стоит.

Самый известный спектакль театра “Радость” — “Маленький принц”.
Фото из соцсетей

Быть на равных

Чуть больше повезло “Семейному инклюзив-театру “і”, в котором вместе со здоровыми детьми играют дети с аутизмом. Возникнув год назад на базе “Творческой студии Ирины Пушкаревой”, он обрел и педагогов, и классы для занятий, и спонсоров.

Этот театр — поистине уникальное явление для нашей страны. К сожалению, долгое время у нас было принято считать, что детям с аутизмом противопоказано долгое время находиться в обществе: мол, это только травмирует их. И они, как правило, находились дома, потому что мало кому удавалось, да и удается добиться того, чтобы такие дети просто ходили в детский сад или школу. Опыт Ирины Пушкаревой и ее коллег показывает: этим ребятам точно надо быть в обществе, тогда они смогут адаптироваться.

— Мы видим, как за год изменились и выросли дети-аутисты в нашей труппе. Приходили очень зажатые, многие не могли говорить на публике, и мы, честно признаться, не знали, сможем ли вообще подготовить их к спектаклю, — вспоминает Пушкарева. — Но мелкими шажками добились того, что дети не просто общаются и играют в театре, они постепенно вырастают в профессиональных артистов. Нам очень повезло. Во-первых, дети с аутизмом оказались очень талантливыми. А во-вторых, здоровые ребята в нашей труппе с необычайным вниманием и пониманием отнеслись к особенным артистам. И эта дружественная атмосфера, на мой взгляд, сыграла основополагающую роль в развитии детей с аутизмом. Они видят поддержку, защиту, начинают дружить и по-другому открываются.

Результаты действительно поражают — такого невозможно добиться никакими лекарствами. Например, Илья Яковлев очень сложно переносил громкие звуки — даже детские голоса, пение птиц, мяуканье кошек воспринимал болезненно. Поэтому мальчик постоянно находился в наушниках. А сегодня легко обходится без них даже во время гастролей, когда в автобусе стоит шум от веселья детишек и их бесконечной болтовни. Максиму Лагуну не случайно досталась роль молчаливого зайчика в первом спектакле театра — мюзикле “Флейта-чарадзейка”: он не разговаривал на людях, только с мамой тихонько. Сейчас он декламирует Пушкина, читает скороговорки и вместе со всеми в классе на актерском мастерстве показывает этюды. Кастусю Жибулю надо было подолгу привыкать к новому помещению и людям, поэтому в первом мюзикле ему дали небольшую роль. Зато в новом спектакле “Чыгунка” он предстает как автор и полноценный актер — без всяких стеснений может говорить с публикой, грамотно управляя интонацией.

Сегодня, находясь на показе “Семейного инклюзив-театра “і”, сложно понять, где “особенные” артисты, а где обычные. Все одинаково хорошо поют, танцуют, играют. Одинаково переживают, будет ли зритель. Одинаково радуются, когда все получается, и с нетерпением ждут новых постановок. Когда возвращаются с гастролей по городам Беларуси, весь автобус поет любимые песни, в том числе из репертуара театра.

Работать с детьми с аутизмом можно и нужно. Театр помогает им жить и чувствовать себя полноценными, способными, гениальными. Однако он необходим не только им, уверена Ирина Пушкарева:

— Организовывая театр, думала, что мы делаем это для семей, в которых воспитываются дети с аутизмом, для их родителей, братьев и сестер, на которых ложится определенный груз. Мы показываем им, что есть выход, помогающий расти детям с особенностями не инвалидами в четырех стенах, а полноценными людьми. Но сейчас понимаю, что это необходимо и зрителям, всему обществу. Знаете, что оказалось самым сложным в организации инклюзивного театра? Общаться с родителями здоровых детей. На базе студии мы давно работали с особенными детьми. Но когда начали активнее заниматься этой темой и поняли, что надо организовать инклюзивный театр, многие родители восприняли нашу идею в штыки и стали забирать из студии своих детей. Но те, кто остался и кто приходит сейчас — и дети, и родители, — понимают, что уже не будут жить, как прежде. Они не будут равнодушными людьми, а это большая ценность! Наше общество достаточно жестко относится к инвалидам, старается не замечать их, а нужно жить и относиться к этим людям, как к равным.

К сожалению, до сих пор инклюзивные спектакли не всегда воспринимаются положительно. Их, как и инвалидов на улице, просто стараются не замечать. Режиссер одного инклюзивного белорусского театра однажды призналась: “Я часто слышу: “Какая ты молодец! С инвалидами работаешь”. А когда приглашаешь на спектакль, отнекиваются, ищут любую причину, чтобы отказаться”.

— Иногда мне кажется, что театрам, в которых работают инвалиды, проще вообще не афишировать это, — говорит художественный руководитель интегрированного театра “Мимоза” Ольга Прохорова. — Если забрать у этих людей удостоверение об инвалидности, скрыть некоторые внешние отличия, никто никогда и не догадается, что что-то не так, — артисты инклюзивных театров действительно очень способные. Но как только люди услышат слово “инвалид”, сразу начинают относиться предвзято, многих это и вовсе отталкивает. Сложно сказать, сколько еще пройдет времени, когда зритель поймет: в театры инвалидов берут не из-за инвалидности, а по причине их таланта.

ПРИГЛАСИТЕЛЬНЫЙ БИЛЕТ

Тех, кто хочет познакомиться с инклюзивным театром ближе, да и просто получить удовольствие от яркого талантливого представления, “Семейный инклюзив-театр “і” приглашает на премьеру нового спектакля “Чыгунка”. Она состоится на сцене Дворца культуры ветеранов 2 апреля — во Всемирный день информирования о проблеме аутизма.

mila@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?