Без ума от октября

Почему перед заключением брачного договора лучше пройти психиатрическое обследование

Осенью люди с неустойчивой психикой склонны совершать необдуманные действия. Например, продать квартиру, завещать наследство соседу или переоформить имущество на молодую супругу. После недовольные родственники в судебном порядке оспаривают такое решение: мол, человек не отдавал отчета своим действиям в момент сделки. Корреспондент «Р» прошла экспертное психиатрическое исследование, чтобы выяснить, как эксперты-психиатры определяют, способен ли человек к совершению сделки.

Тесты и беседы с экспертами-психологами и психиатрами длились больше часа

— Наличие психического расстройства — это еще не повод признавать человека несделкоспособным, — встречает меня в главном управлении судебно-психиатрических экспертиз ГКСЭ начальник управления сложных и повторных судебно-психиатрических экспертиз Евгений Евтухович. — Спектр таких расстройств весьма широк: от алкогольной зависимости до шизофрении. Но и при наличии тяжелых психических расстройств человек может быть признан способным к совершению сделки.

— К нам часто приходят мужчины возраста 40+ со словами: «У меня есть коттедж, квартира, машина и бизнес. Я хочу оставить все это своей второй супруге. Но знаю, что первая жена будет оспаривать это решение…» — подключается к разговору начальник отдела сложных и повторных судебно-психиатрических экспертиз Татьяна Островская. — Пройдя добровольное обследование, клиент пресекает попытки недовольных родственников оспорить его решение в суде.

Зачастую экспертизы о сделкоспособности приходится проводить посмертно. Проводят их на основании определений суда. При этом эксперты изучают медицинские документы умершего и показания свидетелей. В подтверждение этому — кипа медицинских карт на столе экспертов. Вынести однозначное заключение порой оказывается невозможно. На такой случай эксперты рекомендуют всем сторонам сделки, будь то завещание, брачный договор или покупка недвижимости, обращаться за экспертизой в частном порядке. Суды по оспариванию гражданских сделок могут длиться годами, а наличие на руках заключения эксперта о сделкоспособности продавца или завещателя позволит избежать расходов на судебные тяжбы и адвокатов.

Татьяне Островской приходилось проводить экспертизу даже по завещанию 30-летней давности. Многие медицинские документы тех лет оказались утерянными или списанными в архив. Восстановить их крайне тяжело. Потому судебные тяжбы по столь давним делам могут затянуться на годы.
Каждый пятый обратившийся к экспертам-психиатрам за справкой получает заключение о своей несделкоспособности
Психиатрическое интервью не ограничилось парой вопросов, как я того ожидала. Эксперты начинают опрос с беседы о моем детстве. Затем переходят к вопросам о политике и даже литературе. Мы беседовали с психиатрами больше часа. Затем был разговор с экспертом-психологом для оценки личности и интеллекта. Лишь после комплексного исследования экспертная комиссия вынесла вердикт: я способна отдавать отчет своим действиям при совершении сделок.

— Нам важны любые детали для составления общей картины, — позже прокомментировала исследование Татьяна Островская. — В ходе беседы оцениваем рассказ человека. Обращаем внимание на последовательность и логичность его речи. Следим за наличием странных высказываний и бредовых идей. С точки зрения психиатрии их можно трактовать как нарушение процессов мышления и памяти.

Диагноз в заключении экспертизы, которое получает человек на руки, не указывают — медицинская тайна. То есть конфиденциальность исследования гарантирована.

Слушаю истории из практики экспертов и диву даюсь мелочности некоторых родственников. Оспаривали даже дарение «Жигулей» и мотоблока, стоимость которых ниже стоимости экспертизы. Тут, как говорится, идут на принцип. Впрочем, в большинстве случаев овчинка стоит выделки. Однажды оспаривали завещание нескольких квартир, вкладов в банке, коттеджа, автомобилей и коллекции редких золотых монет. Стоимость добра составляла сотни тысяч долларов. За экспертизой обращались даже родственники пенсионеров, завещавших свои квартиры государству.

— Брат с сестрой не поделили имущество родителей, — Евгений Евтухович вспоминает курьезный случай. — Причем оспаривать завещание решил брат, хоть ему досталась большая часть наследства. Мы провели экспертизу и выяснили, что завещатель был психически болен. И брату пришлось отдать часть своего наследства сестре.

Дети частенько пытаются признать родителей несделкоспособными, когда те отписывают квартиру на соседку или соцработницу. «Ну, мы же дети», — их главный аргумент. О том, что дочь или сын несколько лет не навещали мать и вспомнили о ней, когда та решила заключить договор ренты, стороны тактично умалчивают…

— Допустим, я собираюсь купить квартиру. Что в поведении продавца должно насторожить с точки зрения психических отклонений? — интересуюсь напоследок.

— Самостоятельно психическую патологию неспециалист едва ли выявит, — отвечает Татьяна Островская. — Но некоторые аспекты могут насторожить. Например, запущенная в санитарном плане квартира, алкогольная зависимость и пожилой возраст продавца. Здесь лучше перестраховаться и перед заключением сделки попросить у продавца справку от психиатра.

gorbatenko_inna@mail.ru

Фото автора
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости