Минск
+2 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

Без куска хлеба могут оставить стариков современные мошенники

Непревзойденный циник и пройдоха Остап Бендер хотя бы на словах чтил Уголовный кодекс.
Непревзойденный циник и пройдоха Остап Бендер хотя бы на словах чтил Уголовный кодекс. И никогда не опускался до того, чтобы обижать сирых и убогих, обделенных здоровьем и судьбой. Современные же последователи "великого комбинатора" не то что ни в грош не ставят закон, но и преступают Божьи заповеди, принципы морали. Пользуясь доверием и простодушием чаще всего пожилых людей, они без колебаний

и душевных мук лишают их последнего куска хлеба и напрочь убивают веру

в доброту и справедливость...

Бесы из "собеса"

- Ого, какая машина к нам подкатила, - выглянула в окошко на шум иномарки баба Настя из небольшой деревушки близ Толочина. - Не иначе, начальство высокое пожаловало.

- Вроде мы ни на что и ни на кого не жаловались, - удивленно откликнулся дед Никифор, безногий ветеран войны. - Что это им приспичило?

А в деревенскую хату, дыша оптимизмом и бодростью, тем временем впорхнули две худосочные дамочки неопределенного возраста и с порога весело прощебетали

: - Никифор Онуфриевич? Анастасия Тимофеевна? Мы к вам из собеса, проводим плановый медосмотр и обследуем материальные условия, изучаем пожелания и предложения.

Дед недовольно сунул пенсионные ассигнации, которые только что получил, в коробку с лекарствами, а Анастасия Тимофеевна радушно пригласила щебетух в горницу.

- Проходите, проходите, люди добрые, всегда рады. Нам помощь ой как нужна, сами видите, живем небогато...

- Не гневи Бога, старая, - сварливо пробурчал дед Никифор. - Все у нас путем, грех жаловаться, в войну похуже было.

Никифор Онуфриевич потерял правую ногу 19-летним пареньком в далеком 1944-м в жестоких боях с фашистами на речке Проня. Никогда не кичился своей инвалидностью, не выпрашивал льгот и подачек.

- Я за Родину воевал, а не за кусок колбасы, - без патетики отметал он бабкины упреки в непрактичности и неумении "пользоваться" своим увечьем. - Вон моим погибшим друзьям ничего уже давным-давно не надо.

- Всегда отказывался и от гуманитарной помощи, особенно из Германии

: - Хватит, - говорил беззлобно, но твердо, - помогли уже один раз...

Вертлявые "собесовские" молодицы, суля хозяевам молочные реки в кисельных берегах, заставили немощного деда забраться в инвалидную коляску, а бабке велели отвезти его в переднюю комнату, где чище и светлее.

- Медосмотр амбулаторный проведем заодно.

Осматривали и ощупывали Никифора Онуфриевича в четыре руки, с тщательностью самых придирчивых эскулапов и с проворством самых искусных "карманников".

- А что это еще одна ваша женщина сюда не заходит? - простодушно поинтересовалась баба Настя. - Топчется все в той комнате, может, стесняется?

- Это у нас технический работник, жилье ваше осматривает, оценивает, евроремонт, пожалуй, будем делать, теперь такая установка.

И снова бурным потоком полились обещания и посулы, из коих следовало, что "коммунистическое завтра" наступает неотвратимо, и дед с бабой будут теперь жить без хлопот и забот практически в царских хоромах.

Но тут с улицы послышался звук автомобильного клаксона.

- Нам пора, - заторопились потерявшие вдруг интерес к старикам женщины. - Теперь ждите визита строителей, они вам такой лоск наведут, что ахнете...

Иномарка исчезла с деревенской улицы так же неожиданно, как и появилась.

- Хорошие люди, дай им Бог здоровья, - умилилась баба Настя.

- Ага, хорошие, мать их в санки, - не разделил дед старухиного восторга, заглянув в заветную коробку, куда полчаса назад сунул стопочку новеньких 10-тысячных купюр. - Жулики это были и воры, звони скорее в милицию!

Грация

из "Администрации"

Одинокая бабушка Анна Федоровна, 74 лет от роду, коротала остатки зимнего вечера на кухне своей однокомнатной квартиры-"хрущевки" почти в самом центре Витебска. Для иных этот день был обычным, а для нее - воистину праздничным. С утра она сходила на почту, получила пенсию, прикупила кое-чего из продуктов и теперь размышляла, как с пользой потратить оставшуюся сумму в полсотни тысяч рублей.

Настойчивый звонок в дверь заставил ее прошаркать в коридор

: - Кто там?

- Откройте, пожалуйста, не бойтесь, я из Администрации Президента, - откликнулся приятный женский голос.

На площадке стояла статная дама в дубленке и песцовой шапке.

- Вот мое удостоверение, уважаемая Анна Федоровна, - покрутила красной книжечкой с золоченым тиснением перед опешившей старушкой.

Настороженность хозяйки мгновенно улетучилась. Незнакомый человек, который к тебе по имени-отчеству обращается, не такой уж и чужой, как на первый взгляд показаться может. А уж служебное удостоверение для законопослушного гражданина и вовсе фальшивым быть не может по определению: красный кожзаменитель с гербом действует на наших старичков и старушек гипнотически.

Деловитая визитерша уверенно прошествовала в кухню, водрузила свою персону на табурет и уже на правах начальства любезно предложила

: - Да вы присаживайтесь, дорогая моя Анна Федоровна, побеседуем.

Хозяйка и сама не заметила, как оказалась в подчиненном положении, в коем, впрочем, пребывала всю свою сознательную жизнь.

- Вы, надеюсь, слышали, что наш Президент приказал всей своей "вертикали" заботиться о стариках? - официальным тоном спросила дама. Накануне Рождества и Нового года выделены специальные субсидии для льготирования малоимущих при покупке товаров длительного пользования и сложной бытовой техники.

У изумленной Анны Федоровны от мудреных слов кругом пошла голова и почему-то стали влажными глаза.

- Не буду вам долго объяснять, - cтрого продолжила дама. - Вот список льготников, где значится и ваша фамилия. Вам положены телевизор "Витязь" и магнитофон "Панасоник". Доплата за две вещи - всего 50 тысяч рублей. Это почти задаром...

- Да у меня на руках всего-то и есть ровно столько, - вырвалось у старушки. - На все про все. А кушать за что я буду?

Гостья отрезала:

- Дети помогут. Зато какими дорогими вещицами обзаведетесь! В крайнем случае потом продать можно, солидный "навар" получится. Давайте, уважаемая, денежки, расписывайтесь в ведомости, а я вам взамен спецталончики выдам, по ним в фирменном магазине телезавода и получите свои телевизор с магнитофоном.

Остатки пенсии перекочевали в сумочку представительной дамочки, а на руках у бабушки остались две прямоугольные бумаженции с неясным оттиском какой-то непонятной печати...

- Какие еще спецталоны? - нервно встретили назавтра Анну Федоровну в фирменном магазине. - Вы уже десятая, кто с такими бумажками к нам приходит. Идите, бабушка, лучше в милицию. Там хотя и не отоварят, но, возможно, помогут.

С приветом от "сельсовета"

Деревенька на окраине Глубокского района - самая что ни на есть глубинка. Чуть больше двух десятков подворий и практически столько же жителей сплошь пенсионного возраста. До райцентра - километров 50 с гаком, до центральной усадьбы местного колхоза - верст 7 проселочного бездорожья. Одному райпотребсоюзу ведомо, каким немыслимым образом сюда наведывается раз в неделю автолавка. Зато каждый приезд магазина на колесах - событие для сельчан в высшей степени знаменательное.

На этот раз к передвижной точке, где собралось все ходячее население деревушки, резво подкатили красные "Жигули", доставившие в глухомань двух статных молодцов с хорошо поставленными голосами и раскованными городскими манерами.

- Поторговал, мужик? - первым делом обратились они к водителю автолавки. - Тогда отчаливай, у нас серьезное дело от райисполкома и сельсовета к местной публике имеется.

Заинтригованные сельчане не торопились расходиться, недоуменно проводив глазами внезапно отъехавший райпотребсоюзовский фургон.

- Мы, любезные, только что из вашего сельсовета, - зычно обратился к собравшимся один из прибывших на "жигуленке".

- А где же сам председатель, Александр Владимирович? - не преминули полюбопытствовать из толпы.

- А он сейчас на центральной усадьбе такую же сходку проводит, - последовал ответ. - Дело нужное и довольно срочное. Мы сами газовики, ведем строительство магистрального газопровода Ямал - Европа, слышали наверняка? Так вот. Ваше начальство попросило нас протянуть "нитку" и в деревни вашего сельсовета. Основную часть работ они оплатят на долевых началах: сельсовет, колхоз, райисполком, а вот к каждому двору отвод сделать можно только за индивидуальную плату.

- А нашто нам газ этот, и так, слава Богу, обходимся, - засомневался старушечий голос.

- Мы никого агитировать не собираемся, все исключительно на добровольных началах, но потом чтоб никаких жалоб! По 25 тысяч со двора, разве это деньги сегодня?

Сеанс массового гипноза удался заезжим аферистам на славу. Наиболее доверчивые тут же уговаривали сомневающихся односельчан, а бравые молодцы не поленились заставить каждого, сдавшего деньги, написать заявление по трафарету: "Прошу провести в мой дом газ с подключением", поставить дату и подпись, а сами в правом верхнем углу с удовольствием шлепали самодельным штампиком отметку "Оплачено".

...Дня через три сельчане яростно атаковали заглянувшего к ним предсельсовета одним-единственным вопросом

: - Когда газ подведут, Владимирович?

- Какой газ? - округлил тот глаза. - Какой, к чертовой бабушке, Ямал? Какая Европа? Я вон полгода деньги на десяток бетонных колец для колодцев скребу, никак не получается. Вам, может, еще и метро обещали построить?

- Обижаешь, Владимирович, про метро мы бы не поверили...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...