Бессилие перед историей?

15 лет без СССР
15 лет без СССР

Никогда еще человек не ощущал себя столь ясно и четко творцом истории. И никогда, пожалуй, он столь же ясно не осознавал своего бессилия перед нею.

Освобождение ядерной энергии ознаменовало величайший переворот в науке, технике, социальных отношениях. Но со временем люди с ужасом осознали, что они своими руками создали возможность собственной гибели. Человек может создать атомную бомбу, но ни один зверь не может придумать капкан.

Арабо–израильский конфликт, разгоревшийся в разгар лета, вновь показал всю устрашающую неизбежность войны. Человечество давно убедилось, что военными средствами нельзя решить национальных, межгосударственных, иных проблем, но с обреченностью несмышленыша вновь и вновь бросается в пучину войны. Да, с таким же постоянством войны и заканчиваются, но мы понимаем, что речь может идти о конце только этой, конкретной войны.

Предугадать движение истории невозможно, и вновь возникает чувство бессилия перед ней. Получается, что война может разразиться где угодно и вовлечь в свои жернова кого угодно, а мы можем стать лишь ее жертвами! Получается, что мы призваны лишь констатировать движение, повороты, изгибы реки человеческой жизни, но нам не дано повернуть ее так, как когда–то пытались повернуть сибирские реки! Получается, что человек не только неисчерпаем, как атом, но и непознаваем в такой же степени, и все, что нам остается, так это лишь множить определения человека — «больная обезьяна», «социальное животное», «неразумная скотина» etc.

А как же с многочисленными словами о всесилии человека, просветительской убежденностью в беспредельной мощи человеческого разума? Помнится, например, убежденность гениального Маркса в том, что человек может не только приспосабливаться к миру, но и изменять его. Хотя, как известно, бродячий проповедник Иешуа в «Мастере и Маргарите» Булгакова придерживался противоположного мнения: человек не только «внезапно смертен», но и не может перерезать тот волосок, на котором держится его жизнь. Не он этот волосок подвесил.

Вечные вопросы, на которые каждое поколение ищет свои ответы. Так, в середине ХХ века человечество столкнулось с ужасами фашизма. Бессилие перед этим чудовищным социальным явлением первоначально было так велико, что европейские столицы падали, как карточные домики, а обыватели многих стран фактически смирились с коричневыми пятнами на своих социальных и географических картах. Где, почему было преодолено это бессилие перед историей? В Бресте, Москве, Ковентри, Ленинграде? Трудно ответить однозначно. Мы уверены, что на Западе предпочитают иные акценты. Но суть вопроса в данном контексте это не меняет: получается, что бессилие перед историей неабсолютно. Получается, что фарватер реки под названием «жизнь» можно углубить, выравнять, изменить.

Вот новейшая история нашей страны. Крах СССР, 15–летний «юбилей» которого вызвал у многих тоже чувство бессилия перед историей. Собирали страну, растили молодежь, расправляли плечи и вдруг все опять вниз, с горки? Можно расценивать произошедшее и так. А можно иначе: нам дан исторический шанс реализовать свои, сугубо национальные задачи, решить те проблемы, которые подспудно жили в национальном сознании не один век. Ведь очевидно: события 1991 года принесли на нашу землю много бед и в общественном сознании стойко живет неприятие такого рода «решения» истории. Однако нельзя забывать и иное: не будь тех событий, не было бы и суверенной страны Беларусь, избранного народом Президента. И вообще, много чего бы не было... И победы белорусской сборной по хоккею над шведами, и... Скорее всего, не было бы столь эффектного появления Ксении Ситник на детском «Евровидении». Вряд ли бы мы столь эффективно формировали свою национальную элиту. Спорно, что появился бы именно такой роскошный «кубик» Национальной библиотеки.

Другими словами, повороты истории дают любой нации новый неведомый шанс, который можно использовать, а можно мимо этого шанса пройти, не заметив.

Распад Югославии, скажем, позволил Черногории стать независимой республикой. Шанс использован именно таким образом. И вряд ли черногорцы сегодня (пока свежа эйфория) рассуждают о бессилии истории. История в этом смысле похожа на норовистого коня, который может сбросить седока со спины, а может домчать его до цели.

Полагаю, что практика нашей белорусской истории свидетельствует в пользу того утверждения, что исторические шансы республики упущены не были. Создание независимого государства — реализация такого шанса. Выбор внешнеполитических приоритетов, движение к союзу с Россией — тоже. По сути, каждый раз, делая тот или иной выбор, мы выбираем судьбу. Банальность? Наверное, да. Вот только эту банальность мы столь же успешно раз за разом забываем.

История, возможно, не фатальна. Помните старую сказку о богатыре, который стоит, понурив голову, на распутье? В логике эта ситуация называется трилеммой: в одном случае теряешь коня, в другом — имущество, в третьем — собственно жизнь. Но выбор все же всегда существует. Да, возможно, он не будет комфортным, этот выбор, но это тот небольшой шанс, который присутствует в нашей жизни всегда.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?