Березина просит о помощи

О "здоровье" белорусских рек

С давних пор люблю побродить со спиннингом вдоль Березины. Но вот замечаю, что даже привычные, хорошо знакомые места почти не узнаю. Там, где, очаровывая взгляд, мрачно кружили омуты, возникли мели. Да и вообще река отступает от своих берегов.


Кто и как интересуется состоянием реки? Какие нарушения природоохранного законодательства обнаружены? Когда–то именно малые реки, соединенные межбассейновыми каналами, были основными транспортными артериями республики. А теперь? Рекою не всегда рачительно пользуются промышленные предприятия. Кто и как осуществляет территориальный и общий контроль?

На эти и некоторые другие вопросы хотелось бы услышать компетентные ответы. Впрочем, кое–что было ясно и так. Еще в советские времена, помню, заходил в редакцию светлогорской газеты, где я работал, удрученный начальник райинспекции охраны природы Владимир Соколовский. Его тревожило, что заповедную речку Ола мелиораторы хотят выпрямить. Журналисты пытались помешать. Не получилось. Как сказал поэт: «У речки выпрямили русло, зато береза вкривь пошла...» И если б только это! Уже сегодня на левом берегу Березины, вблизи деревни Здудичи, мучительно высыхает вековая дубрава. В Светлогорске подумывают о том, как вернуть Оле прежнее русло. Есть международный проект, о котором мне говорил уже Анатолий Соколовский — сын Владимира и преемник его в должности. Проект шведский, а финансирование осталось только белорусским. Его–то и не хватает.

Да, от Олы и других малых рек зависит здоровье Березины. Но каким оно может быть, если все питающие ее малые реки постигла та же участь, а до отмелей никому нет дела? Все меньше домашнего скота остается на сельских подворьях, поэтому не выкашиваются и зарастают луга, теряются поймы. В районе Светлогорска понизился уровень грунтовых вод. К тому же в них повышенное содержание железа, что отрицательно сказывается на корневой системе прибрежных деревьев. Раньше, при активном судоходстве, речной порт в Бобруйске заботился хотя бы о фарватерах. Теперь здесь даже баржи не увидишь. Плохо и то, что иногда промышленный песок добывают в русле реки, что приводит к ее обмелению и разрушению берегов. Ответить на все обозначенные вопросы во многом помог начальник управления регулирования воздействия на атмосферный воздух и водные ресурсы Минприроды Сергей Завьялов.

Локальный мониторинг качества сточных вод, сбрасываемых в Березину, проводит УП ЖКХ «Докшицы–коммунальник». В этом городе завершаются работы по капремонту, частичной реконструкции и новому строительству очистных сооружений. Это обеспечит нормативную очистку вод. Генпланом Докшиц предусмотрено в 2030 году строительство новых очистных сооружений за пределами границ водоохранных зон. Так что перспективы лучшего будущего, хотя и отдаленного, у истоков Березины все–таки есть.

А что сейчас? Какие предприятия пользуются услугами реки? Их немало. Это КЖУП «Светочь», ОАО «СветлогорскХимволокно», филиал «Светлогорская ТЭЦ», ОАО «ФанДОК», СЗАО «Стеклозавод Елизово»...

О качестве воды и состоянии речных экосистем в бассейне Березины нельзя говорить, не прибегая к результатам гидрохимических и гидробиологических наблюдений. Но это уже могут только специалисты. Мы не станем утомлять читателей цифровыми и прочими сложностями таких анализов. Скажем лишь, что дефицит кислорода отмечен в реке Плиссе вблизи Жодино. Недоставало растворенного кислорода (особенно в летнее время) в Березине от деревни Броды до Светлогорска, а также в ее притоках, являющихся средой обитания лососеобразных рыб, Гайне, Цне, Волме. Анализ биогенной нагрузки показал, что основной причиной загрязнения водотоков на протяжении ряда лет стал аммоний–ион. Но уже с 2012 года главным загрязнителем считают фосфат–ион. В 26 пунктах бассейна Березины ведется регулярное наблюдение по 34 основным показателям. Можно только удивляться тому, сколько невидимого таится в привычной для нас воде!

Все это хорошо. Но если не помочь Березине, то может случиться так, что и контролировать–то будет нечего. Река исчезает. Почему бы предприятиям не укреплять ее берега, не углублять русло хотя бы на территории, которую они загрязняют? Тем более что замечательный пример есть. В самом Светлогорске благодаря инициативе А.С.Якобсона, работавшего тогда здесь председателем горисполкома, промышленные предприятия объединенными усилиями возвели набережную, вблизи которой Березина чувствует себя весьма вольготно.

За прошлый год и ОАО «Светлогорский целлюлозно–картонный комбинат» также много сделало по улучшению качества сточных вод. Комбинатом разработаны технологические нормативы водопотребления и водоотведения. На балансе КЖУП «Светочь» 14 биологических очистных сооружений, которые не имеют выпуска в водные объекты. Сокращены их площади в сравнении с 2012 годом на 76 гектаров.

Но проекты проектами, а реальность реальностью. В границах водоохранной зоны Березины расположены к тому же три молочно–товарные фермы. Соседство, прямо скажем, не из приятных для реки. Достаточно ли природоохранных усилий? И при всем, что мы узнали, положительного ответа пока дать нельзя. Тем более тогда, когда идешь по заросшему кустарником берегу вблизи деревни Здудичи и видишь, как густая растительность пытается перейти вброд реку по островкам отмелей. И если не помочь Березине, ей это удастся.

Есть надежда на улучшение ситуации со вступлением в силу с 21 мая 2015 года новой редакции Водного кодекса, в основу которого заложены строгие принципы охраны и использования вод.

Все это позволит многое изменить к лучшему. Хочется верить... Тема эта очень важная. Ведь нам от предков все досталось гораздо лучшим, чем собираемся передать потомкам. Не так ли?

Светлогорск.

i–kotlyarov@tut.by

Советская Белоруссия № 22 (24652). Четверг, 5 февраля 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: БелТА
Загрузка...