Минск
+13 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Кто и как создавал и восстанавливал исторический облик стадиона «Динамо»

Бег сквозь время

Подводя черту под завершенными работами, генеральный директор «Белреставрации» Владимир Змушко убежден, что наличие исторических вкраплений на фоне построенного в последние годы сооружения выгодно выделяет наш стадион в ряду других:

— Более того, с учетом общей концепции современного прагматизма эти исторические части выглядят даже своего рода роскошью. Посмотреть хотя бы на арку на входе, которая навевает древнегреческие мотивы и придает изюминку общему виду!

2018 г. Бегуны вернулись на свое почетное место.
ФОТО ВЛАДИМИРА ШЛАПАКА.

Владимир Леонидович рассказывает, что, посещая реставрационные площадки по всей Европе, в паспортах объектов он никогда не видел даты окончания работ. Реставрация — процесс тонкий, непредсказуемый и потому с четкими сроками уживающийся плохо. Особенно если площадь работ составляет 17,5 тысячи квадратных метров. Столько пришлось исследовать, обстучать, облазить и в итоге привести в идеально соответствующий историческому вид
работникам «Белреставрации». Сталкиваться с подобными заказами им прежде приходилось лишь дважды — в Мирском и Несвижском замках. Но там под боком не шумела днем и ночью моторами десятков экскаваторов, насосов и перфораторов успевающая к назначенному сроку мегастройка. В итоге к общему графику были вынуждены подстроиться и в «Белреставрации». Работали порой без выходных. Выходили даже ночью. В итоге успели. И о проделанной работе Змушко говорит с вполне объяснимой гордостью:

— Обычно с такими объемами фасадных работ мы не сталкиваемся. Пришлось серьезно потрудиться. Больше всего хлопот вполне предсказуемо было связано с аркадой. Значительная площадь, к тому же там действительно были трещины. Некоторые участки стены пришлось демонтировать и перекладывать заново. Причем задача стояла не просто построить, а восстановить в полном соответствии с аутентичной кладкой. Около 10 процентов площадей пришлось серьезно реставрировать. Неправильно считать, что в этом нет ничего сложного: мол, зачистил, покрасил... Сперва с помощью простукивания всей площади стены мы нашли опасные места. Потом пришлось аккуратно снимать деструктивные, разрушившиеся участки, промывать водой, обрабатывать, штукатурить специальными смесями, выравнивать, перетирать...

1957 г. Арка как украшение.

На столе у Владимира Змушко исторические материалы. Он рассказывает о том, как стадион возводился в 30–е годы прошлого века. Как во время войны был полностью разрушен. Позже долго, в несколько этапов, поднимался из руин и лишь в 1954 году принял свой окончательный облик. Этот экскурс в прошлое видится главным аргументом против варианта «снести и построить заново».

— Фактически мы ведь говорим о памятнике архитектуры середины 50–х годов прошлого века. Объекте, который находится под охраной государства. Есть ведь закон о сохранении памятников историко–культурного наследия, и его нужно соблюдать. К тому же элементы были в относительно неплохом состоянии для сооружения, которое простояло под открытым небом более 70 лет. Их было очень важно сохранить для будущих поколений.

1980 г. Олимпийский факел на стадионе «Динамо».
ФОТО БЕЛТА.
На каком–то этапе тучи нависли даже над ставшей одним из символов «Динамо» скульптурной композицией «Бег», которая встречает болельщиков, приходящих на стадион со стороны трамвайных путей на улице Ульяновской. Ее автор — Валентин Занкович — и сегодня увлеченно рассказывает в интервью историю создания бегунов, которые, к счастью, в итоге вернулись на свое историческое место, выгодно дополнив облик перепрофилированного в легкоатлетическую арену стадиона. Преодолевающие входную арку, словно барьер, спортсмены появились на «Динамо» перед Олимпиадой 1980 года. В Минске должны были проходить несколько матчей футбольного турнира, ради которых стадион было решено реконструировать. Тогда, кстати, здесь появились и долгое время остававшийся неотъемлемой частью арены козырек над главной трибуной, и осветительные мачты. Арку со стороны Ульяновской изначально хотели украсить орнаментом, однако у Валентина Павловича возник более интересный и масштабный план:

— Если на стадионе велись масштабные работы, то и к украшению арки нужно подходить масштабно. Крутились мысли, что над арками принято ставить какую–нибудь колесницу, но в итоге я понял, что нужно делать скульптуру спортсменов–бегунов. Причем не просто бегунов, а прыгающих через препятствие, которым и являлась арка. Сама архитектура мне подсказала это решение. За пару дней я сделал макет и пригласил отвечавшего за реконструкцию «Динамо» архитектора Сергея Ботковского. Он пришел в мастерскую, увидел проект и сказал: «Слушай, ну ты гений! Эту арку вообще хотели снести, а ты на нее еще и скульптуру поставил!» Он так разволновался, что сразу позвонил главному архитектору города Юрию Григорьеву. Тот сразу же приехал и сообщил: «Годится».

Договориться с утверждавшим любые архитектурные элементы худсоветом оказалось сложнее. В промежуточных концепциях по арке на «Динамо» скакали куницы и белки, появлялись корабли и самолеты, но в итоге бегунов отвоевали. Позировал для фото, с которого в итоге изготавливалась скульптура, сам автор. Материалом была выбрана медь. Ковали бегунов на полигоне скульптурного цеха возле современного музея Заира Азгура, и над аркой в итоге они летели долгих 36 лет. Владимир Змушко убежден: бегуны, равно как и остальные исторические элементы стадиона, будут жить еще не один десяток лет. Но при этом замечает, на восстановление скульптуры потребовалось даже больше времени, чем на ее создание:
ФОТО ВЛАДИМИРА ШЛАПАКА.

— Демонтировали бегунов не мы — доверили подрядной организации. После уже своими силами погрузили на специальный длинномерный лафет и вывезли на базу в Колядичи. Там на протяжении двух лет занимались реставрацией. Почему так долго? Это ведь реставрация. Целый комплекс работ, итогом которого должно стать воссоздание идентичного изначальному облика. На скульптуре, изготовленной методом выколотки из достаточно тонкой меди на каркасе из труб, было порядка 80 вмятин, которые нужно было вытянуть до ровной поверхности. Понятно, что для изготовления композиции потребовалось несколько листов меди, и потому стыки пришлось восстанавливать, местами переваривать заново. Да и вариант зачистить наждачкой в нашем случае тоже не проходил. Методом вытравливания была полностью очищена вся поверхность. Далее был восстановлен первоначальный тон, после чего скульптура была покрыта специальным воском. При этом над бегунами работала целая бригада: специалисты по выколотке, тонировке. Даже для очистки требуются определенные навыки, реактивы и технологии. В итоге композиции полностью вернули первоначальный облик, и она еще долго будет украшать обновленную арену.

komashko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.1
Загрузка...