Байкал наш

Как живут наши соотечественники в белорусской деревне Тургеневка в Прибайкалье

Белорусы — они повсюду. На берегах священного озера Байкал следы наших соотечественников выдают в них натур ищущих, упорных, трудолюбивых и успешных. Журналисты двух стран накануне V Форума регионов Беларуси и России прочесали Иркутскую область вдоль и поперек, обнаружили там белорусскую деревню Тургеневку, местные жители которой бережно хранят традиции. А также посетили гору, пик и камень, названный в честь белоруса — ученого Яна Черского, в конце XIX века одним из первых открывшего более ста байкальских рек. В музее озера Байкал на самом почетном месте рассмотрели фото еще одного белорусского ученого — Бенедикта Дыбовского, описавшего несметные полчища ракообразных. Встретились с нынешним губернатором Иркутской области — Сергеем Левченко, который заверил, что в следующем году прямой авиарейс Иркутск — Минск начнет свою работу в чартерном режиме. Как раз в августе на Байкале пройдет Фестиваль белорусов мира, где все желающие смогут прикоснуться к месту силы, испить чистой воды прямо из озера, восхититься деревянным зодчеством Иркутска, попробовать знаменитые бурятские позы и крутануть барабан в буддистском дацане.

Сделать селфи там, где Ангара вытекает из Байкала.

Как стать миллионером


В 150 километрах от Иркутска в белорусской деревне Тургеневка (Баяндаевский район) сегодня проживают 500 — 600 человек, не больше. Чистокровных белорусов в ней практически не сохранилось, но остались святые люди, подвижники, которые передают из уст в уста народные песни, предания и обычаи. Как уверяют местные жители, хаты у них тоже — белорусские, национальную принадлежность в них выдают типичные для Гродненщины деревянные срубы и резные наличники на окнах, «что уставились на мир с наивным святым удивлением», писал драматург Александр Вампилов. В местном Доме культуры народный ансамбль «Варенички» и детский «Рушничок» развлекут туристов душевным исполнением белорусской народной песни. «Благодаря нашей этнической составляющей к нам наконец–то пошел турист, — радуется глава поселения Виктор Синкевич. — Мы принимаем группы из Польши, Вьетнама, Китая и многих других стран». В местном краеведческом музее есть на что посмотреть: от самоваров до прялок, серпов и наковален, в уютном деревянном особняке собраны предметы первых белорусов на здешней земле, не убоявшихся лютых морозов и подчинивших себе однажды такую суровую стихию, как тайга. Сотрудница музея Валентина Гуревская предполагает, что первые поселенцы были людьми интеллигентными и продвинутыми:

Заехать в единственную белорусскую деревню в Сибири.
Фото  эдуарда  Пивовара.

— Одно могу сказать точно — белорусы всегда были большими трудягами. В советские времена местный колхоз добился высоких урожаев, его труженики награждались заграничными путевками, они были, считай, миллионерами, записывались на очередь и покупали себе машины.

Насладиться уникальным деревянным зодчеством Иркутска.

Соседство с бурятским Усть–Ордынским районом не могло не сказаться на внешнем облике местных жителей. На сельских дорогах «белорусской деревни» нас встречали вполне себе азиатские школьники, которые тем не менее в местной школе факультативно изучают белорусский. Интерес к нашей культуре подогревает человек по–хорошему одержимый — заместитель председателя общественной организации «Белорусский клуб «Крывiчы» Олег Рудаков. Любопытно, что сам он, уроженец Витебщины, попал в Иркутск, считай, случайно, после службы в армии занялся здесь бизнесом. А где, как не вдали от дома, проникнуться изучением своих корней. Однажды Олег Рудаков узнал от минских ученых о первооткрывателе байкальских рек Яне Черском. Увлекшись биографией соотечественника, восхитился его бесстрашием и сам ринулся в затею, которая на первый взгляд казалась безуспешной: возродить интерес к белорусским праздникам в Сибири. Но теперь, спустя двадцать лет неустанной работы, сотни человек посещают мероприятия, которые проводят и «Крывiчы», и Иркутское товарищество белорусской культуры имени Яна Черского, нынешний председатель которого Алена Сипакова мечтает в августе будущего года собрать на озере Байкал Фестиваль белорусов мира.

Бескрайнее море


По возвращении у меня многие друзья в Минске спрашивают, почувствовала ли я, что Байкал — это некое место силы, о котором столько говорят и пишут? Тысячу раз да. Убедили меня в этом отнюдь не шаманские традиции западных бурятов или буддистские — восточных, хотя участники пресс–тура успели побывать и в Усть–Ордынском доме культуры, в музее которого увидали изумительные костюмы шаманов с двухсотлетней историей и восхитились укладом жизни этого колоритного народа, одни головные уборы чего стоят. Точно так в Иркутском буддистском дацане Биликто–лама, обнаружив у меня невралгию, сделал массаж, после которого щеки горели еще два дня. Однако это все лирика.

Отведать смачного хлеба с солью.

Стоя на берегу суровой махины, я попыталась представить себе историю возникновения озера: 30 миллионов лет назад сталкиваются два мощных континента — Индия и Евразия, «авария» происходит такой силы, что по периметру немедленно вырастают самые могучие горы — Гималаи. А наш материк дает трещину. В сущности, что произошло? Сломалась земная кора и наполнилась водой. Какие чувства я испытываю по этому поводу? Конечно же, священный трепет. В Байкальском музее ученый Виктор Галкин сообщил нам о том, что материки продолжают двигаться, участок сейсмоопасный. Последний раз такой толчок был в 1862 году, когда образовался новый залив Байкала — Пролив. Тогда в ночь под старый Новый год площадь земли в 200 квадратных километров с пятью бурятскими поселениями была залита ледяной водой. «Такой толчок обязательно повторится», — предупреждает ученый. Вопрос — когда?..

Купить на рынке рыбу омуль — известный деликатес.
Только представьте себе, в каких условиях наш соотечественник Ян Черский бросился исследовать все байкальские заливы, рассказывает Виктор Галкин:

Услышать, как четырехлетняя сибирячка Дарина поет «Цiк-так ходзiкi, мне чатыры годзiкi»... И прийти в восторг!     
— Черский — это человек, который достиг всего сам. Он не учился геологии. Был на каторге в Томске, куда его сослали после участия в восстании 1863 года. Увлекся изучением минералов. После прибыл в Иркутск со своими ходатайствами, определил себя библиотекарем в Восточно–Сибирском округе, здесь нашел себе супругу — Марфу, у них родился сын. Но Черский постоянно хотел заниматься наукой, и на одном из заседаний Русского географического общества в Сибири он поднял вопрос: «А нельзя ли описать побережье Байкала?» У него спросили — как это сделать? «Нужно просто на весельной лодке несколько раз оплыть озеро». Коллеги возмутились: «Кто будет тем сумасшедшим, который согласится на все это?» Черский успокоил собравшихся: «Один из них перед вами — это я».

На свои скромные деньги белорусский исследователь покупает весельную лодку — и в путь. Кстати, об этом заседании Русского географического общества есть несколько строк у Владимира Обручева, знаменитого биолога, в его романе «Земля Санникова». Сегодня в Иркутске в честь Яна Черского названы камень, пик и гора, поднявшись на которую на фуникулере в Листвянке вам останется насладиться суровой красотой Байкала и гранита, его обрамляющего, и бросить монету через левое плечо с пожеланием вернуться сюда вновь и обойти на лодке побережье «священного моря».

Пресс–тур «Белорусская диаспора Прибайкалья: авторитет, активность, самобытность» организован Постоянным комитетом Союзного государства, Национальным пресс–центром Беларуси и Международным информагентством «Россия сегодня».

Фото  Романа  ЩЕРБЕНКОВА.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости