Баллада отравителей

Самые громкие дела об отравителях в белорусской истории

Еще Гомер упоминал, как Одиссей отправлялся за отравой для бронзовых стрел в cтрану Эфиру. Яд — оружие тонкое и подлое и в борьбе за власть прочно прописавшееся. Отравлены были Александр Македонский и Сократ. Французский поэт XIV века Эсташ Дешан из свиты Людовика Орлеанского написал поэму «Баллада отравителей». Не было аристократической семьи, чтобы не имелось верных средств определения ядов: рог единорога, безоар, специальный слуга... В Великом Княжестве Литовском должность такая была — чашник, он отвечал за подаваемые напитки и их отведывал.


Ничего не помогало. Громкие дела об отравлениях были и на белорусских землях, многие из них остались нераскрытыми.

Владимир Полоцкий

Одно из самых древних дел об отравлении относится к XIII веку. В 1216 году к князю Владимиру Полоцкому явились послы племени эстов с предложением выступить совместно против ордена крестоносцев, который к тому времени успел и у Полоцкого княжества оттяпать владения. Владимир, прославившийся воинскими подвигами, согласился на союз и разослал своих людей за рекрутами. И вот уже все готово к походу: на волнах Западной Двины покачиваются снаряженные корабли с цветными парусами (да–да, наши предки красили паруса в яркие цвета!). Князь Владимир поднимается на палубу и... падает. Внезапная смерть в такой переломный момент не выглядела случайной. Конечно, все уверены, что князя отравили лазутчики крестоносцев.

Сыновья князя Витовта



После предательства двоюродного брата Ягайло, короля Польши, когда от смертной казни Витовт спасся только с помощью жены Анны Смоленской и ее служанки, князь заключил союз с крестоносцами. Чтобы укрепить договор, Анна Смоленская предложила магистру Тевтонского ордена Конраду Цольнеру в заложники себя и их с Витовтом малолетних сыновей, Ивана и Юрия. Анну спустя какое–то время отпустили к мужу, и тот ей сообщил, что ветер изменился. Ягайло, испуганный воинскими успехами брата, предложил ему трон великого князя литовского в обмен на обещание более не воевать. Князь собирался разорвать союз с крестоносцами. Бедная женщина понимала, чем это грозит их детям... Но мужа не предала. Вскоре пришла весть, что мальчики отравлены.

Станислав Ильинич


У кирпичей Мирского замка несколько кровавый оттенок. Строился он при Юрии Ивановиче Ильиниче. Четверых сыновей своих князь Юрий не любил. Даже завещание было адресовано не им, а «экзекуторам», то есть доверенным личностям, под чью опеку передавались имения. И достаться наследникам те имения могли только после выплат ими всех долгов. Кстати, когда сынки после кончины отца схватились за дележку наследства, то забыли... похоронить покойника. Так что пришлось королю напоминать о приличиях. Второй по старшинству из братьев, Николай, не дождался окончания дележки, умер. Старший, Иван, был наследства лишен вовсе, за то, что «иж он мне отцю своему жалости и прикрости великие чинил». Так что Мирский замок достался третьему брату, Станиславу. Счастливчик владел им четыре года, пока во время одного из банкетов не был отравлен. За следствие рьяно взялся четвертый брат Феликс Счастный Ильинич, виновного тотчас нашли: некая Новицкая, жена слуги. В протоколах записано: «Без жадного каранья, сама вызнала, иж она з направы некоторых неприятелей своих трутизну п(а)ну Станиславу дала, якъ он у ихъ дому на учсте был...» Отравительницу приговорили к сожжению, приговор привел в исполнение Феликс. Ему же и достался замок, а Ивану, которому король вернул право на наследство, прочие владения.

Стефан Баторий

Гродно, 10 декабря 1586 года. Великий канцлер литовский Остафий Волович и подканцлер Лев Сапега вызваны к королю Стефану Баторию. Канцлеры знали, что король приболел, но, придя в опочивальню, ужаснулись: истинное состояние монарха явно утаивалось ото всех. 4 декабря король ездил в Кудинский лес под Гродно охотиться на диких кабанов. Вернулся больной, но на следующий день все же отправился на мессу в кафедральный костел Витовта. Вернувшись, стал терять сознание, начались судороги. Доктора не могли сойтись в диагнозе и решили просто прописать пиявки на плечи. 12 декабря Стефан Баторий умер. Рим скорбел о верном защитнике католической веры, австрийский и московский дворы ликовали... Сразу же пошли слухи об отравлении короля, на теле которого обнаружились пятна. Подозревали все ближнее окружение, особенно лекарей. Доктор Симоний написал брошюру с подробным описанием хода болезни и лечения, обвинив в некомпетентности своего коллегу, Николая Бучелло. Бучелло, в свою очередь, обвинил Симоне... Доктора полемизировали три года, издав тысячу печатных страниц. В итоге болезнь короля так и не прояснилась, только в протоколе вскрытия записано, что почки короля были огромными, как воловьи. Так до сих пор и непонятно, что убило Стефана Батория: болезнь почек, которую он усугублял распитием даже на смертном ложе венгерского вина, либо все же отрава?

Барбара Радзивилл


Это самое известное дело об отравлении. Король Жигимонт Август женился на прекрасной вдове Барбаре из рода Радзивиллов наперекор воле матери, властной Боны Сфорца. Смерть Барбары была настолько выгодна королеве и польской партии, что отвергалась сама мысль о естественной смерти молодой женщины. Тем более род Сфорца славился отравителями. Одна из легенд — Бона на глазах Барбары разрезала яблоко, половину взяла себе, половину дала невестке, а яд находился на одной стороне лезвия ножа... Барбара умирала тяжело, как бы заживо разлагаясь. Запах, исходивший от ее тела, был настолько тяжел, что только влюбленный король не замечал неудобства. Бона уверяла, что причина недуга — злоупотребление средствами от бесплодия: у Барбары один за другим случались выкидыши. Современные врачи говорят об онкологии... За Боной осталась слава отравительницы.

Анна Радзивилл с сыновьями


В то время как в 1518 году королевский двор торжественно встречал невесту короля Жигимонта I, золотоволосую итальянку Бону Сфорца, в толпе придворных находилась дама, чьей улыбке явно не хватало искренности. Это была мазовецкая княгиня Анна Радзивилл, которая не так давно предлагала свою кандидатуру в качестве невесты для немолодого короля. Ситуация Анны была сложной. Она родила двух наследников мужу, престарелому мазовецкому князю Конраду Рыжему, и, овдовев, стала править сама. Но влюбилась в смазливого амбициозного шляхтича Анджея Желинского. Фаворит начал прибирать власть к рукам. Шляхта княжества восстала, требуя отстранить вдову от власти. Анна обратилась к королю, тот затянул разбирательство... А тут как раз и овдовел! Это шанс... Но Сигизмунд на прелести мазовецкой княгини не купился, выбрав в жены итальянку. А Бона Сфорца, как мы уже знаем, не прощала посягательств на свою власть. И вскоре умерли оба сына Анны Мазовецкой, а затем и она сама. Конечно, слухи об отравлении пошли, виновного тоже представили — Катажину Радзиевскую, любовницу обоих сыновей Анны Радзивилл. Шляхтянку Кличевскую, которая будто бы готовила яды, сожгли... А Мазовецкое княжество было включено в состав Королевства Польского.

Королева Бона Сфорца



Окончательно поссорившись с сыном, который винил мать в смерти любимой женщины, королева Бона отправилась на родину. С собой прихватила 24 воза польской казны и осталась в белорусском фольклоре как «Боначка, што звезла золата бочачку». Еще 29 октября 1557 года она пишет из итальянского Бари очередной пылкий лист с проклятиями в адрес сына и уверениями в своем прекрасном здоровье. А 19 ноября умирает. При кончине присутствуют доверенный лекарь Монти и служанка. Возможно, они и отравили Бону по приказу Филиппа II Габсбурга, крупно задолжавшего властной даме.

Королева Елена Ивановна


Вдова польского короля Александра, дочь московского царя Елена Ивановна, решила вернуться на родину, несмотря на то, что тогдашний король Польши, Жигимонт I, согласия не давал. Елену с ее имуществом должен был забрать из Браслава отряд князей Одоевского и Курбского. Но планы были раскрыты. Виленский воевода Николай Радзивилл приказал не возвращать королеве ценности, оставленные в Вильно на хранение ордену францисканцев. Саму королеву арестовали и отправили в Троки. Для московцев это послужило предлогом для войны. Королева требовала свободы и возврата богатств. Ей передали 40 золотых кубков, а через несколько дней Елена скончалась. В хронике Яна Комаровского записано, что московская царевна, ставшая польской королевой, была отравлена ключником по приказу Николая Радзивилла.

Януш Радзивилл


Последний день 1655 года. В осажденном Тикотинском замке внезапно умирает великий гетман Януш Радзивилл. В стране «кровавый потоп»: Януш и часть шляхты присягнули шведскому королю Карлу Густаву, которому прочат польский трон, другая половина шляхты во главе с Сапегами поддерживает польского короля Яна Казимира. К концу 1655-го на стороне Януша остался только его двоюродный брат Богуслав Радзивилл. Этот же Богуслав, явившись в замок и глядя на пятна на коже покойного, заявляет, что Януша отравили и что это дело рук Яна Павла Сапеги. Действительно, смерть сорокатрехлетнего гетмана, не жаловавшегося на здоровье, не выглядела случайностью. Или отравили, или отравился сам, увидев крушение планов. Богуслав Радзивилл помог укрепить замок и отправился в погоню за Сапегой, громя его хоругви. Замок взят Сапегами спустя два года, гроб с телом Януша Радзивилла отправлен в Несвиж.


rubleuskaja@sb.by



Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Рамзес Анубисович
"верных средств определения ядов: рог единорога, безоар" - ну так дело в том, что помогает только род самки единорога, а ушлые средневековые торговцы зачастую обманывали и продавали абсолютно бесполезные рога самцов единорога, которые, конечно-же, не помогали...

а если серьёзно - спасибо за интересную статью!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?