Балет. Точка опоры

Помню, как несколько лет назад художественный руководитель Национального академического театра балета Валентин Елизарьев вывез несколько своих знаменитых спектаклей на гастроли в Москву. Билетов было не достать, залы ломились от публики, а в двух московских газетах, кичащихся своей свободой и респектабельностью, появились разгромные статьи. Мол, и сценический рисунок в спектаклях не просматривается, и идей у белорусского балетмейстера нет новых, и даже балерины у него чуть ли не все низкорослые. Я спросил тогда у балетмейстера, сильно ли задела его эта критика. «Возможно, так оно и было бы, — сказал Елизарьев. – Только я знал, что за этим стоит. Балеты и балерины здесь ни при чем. Этой публике не нравится моя общественная деятельность. Что, являясь сенатором, я не поддерживаю междусобойчики, которые нам пытаются навязать, считая их разрушительными для страны, для культуры. Им не нравится, что в своих постановках я стараюсь соблюдать традиции, в том числе и национальные. И вообще что я работаю в Беларуси». Внешне Валентин Елизарьев менее всего напоминает мне балетмейстера. Это Санчо Панса — но не вздорного Дон Кихота оруженосец, а величественной богини Терпсихоры. Это Наполеон, поражающий воображение не армадой, которой грозит неминуемый разгром, а своей непобедимостью, которой можно добиться только в искусстве и только талантом, дарованным Богом. Известно, что легкость, полет, которые мы видим в балете, достигаются каждодневным трудом, колоссальной собранностью, жесткими ограничениями. От себя добавлю: и внутренней свободой. Но какими талантом и волей надо обладать, чтобы собрать воедино эту свободу, пробудить в ней красоту, величие, мысль! Именно это, мне кажется, и делает балеты Елизарьева современными и бессмертными. Можно любить или не любить классический танец. Кому-то он кажется твореньем, оторванным от реалий жизни. Но нельзя не любить мысль, мечту, душу только потому, что их никто не видел. Они движут эту жизнь, заставляют ее лететь в неповторимом ритме, постоянно открывая новые бескрайние горизонты. Так классический танец отрывает нас от этой грешной земли, несет над ее пропастями, пустынями, отточенными гранями горных хребтов… Когда-то великий Архимед умолял дать ему точку опоры, и он, мол, перевернет земной шар. Балетмейстер Валентин Елизарьев нашел эту единственную точку, оттолкнувшись от которой, наш такой небольшой и далеко не простой земной шар вдруг начинает кружить в своем неповторимом и вечном танце.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...