«Американцы на станции отмахнулись, и кавказский ледник накрыл Сергея Бодрова...»

КОСМОНАВТ — профессия или звание? Что значит летать на работу на космическом корабле? Перенести множество испытаний, не раз подвергаясь смертельной опасности, гореть в неземном огне, задыхаться в скафандре, падать в холодный океан… и остаться в живых. Об этом и многом другом читателям «БН» рассказал Георгий ГРЕЧКО, летчик-космонавт, имеющий второй мировой рекорд по самому длительному пребыванию в космосе.

Почему легендарный летчик-космонавт дважды Герой Советского Союза Георгий Гречко предпочел нынешним летом отдыху за границей путешествие по Беларуси?

КОСМОНАВТ — профессия или звание? Что значит летать на работу на космическом корабле? Перенести множество испытаний, не раз подвергаясь смертельной опасности, гореть в неземном огне, задыхаться в скафандре, падать в холодный океан… и остаться в живых. Об этом и многом другом читателям «БН» рассказал Георгий ГРЕЧКО, летчик-космонавт, имеющий второй мировой рекорд по самому длительному пребыванию в космосе.

«Когда ракета взлетает, мы радуемся!»

Этим летом Георгий Михайлович приехал в нашу республику вместе с женой Людмилой Кирилловной по приглашению настоятеля столичного прихода храма Богоявления отца Владимира Герасименко, с которым их связывает теплая дружба. Оказывается, историческая родина нашего героя — Беларусь. В мае этого года он уже приезжал на Витебщину. Искал домик дедушки в Чашниках, но нашел, к сожалению, лишь одинокий колодец… Георгий Михайлович помнит, как маленьким проводил в этих местах летние каникулы (мама из Ленинграда отправляла его сюда):

— У деда не было ни электричества, ни керосиновой лампы, поэтому хата освещалась лучиной, при ее тусклом свете он читал мне Библию и журнал под названием «Нива».

На этот раз Георгий Михайлович отправился в недельное путешествие: побывал в Гольшанах, Гродно, Волковыске, Лиде, Креве, Залесье… Особенно космонавту понравилась агроусадьба Войниденяты, где супруги Гречко провели два дня. Рассуждая о нравах и людях, Георгий Михайлович произнес:

— За сорок лет моей жизни я прошел путь от лучины до космоса, — откровенничает легендарный летчик. — Объездив весь мир, я понял, что чем дальше от Москвы, тем люди лучше, поэтому путешествовали по белорусской глубинке. Тут люди добрее. Не зря мы с женой целую неделю провели здесь...

До того как стать космонавтом, Георгий Гречко принимал участие в создании ракет. Но техника усложнялась, и к делу вместо военных летчиков стали привлекать разработчиков кораблей. Правда, из 200 молодых инженеров медицинскую комиссию прошли только 13.

Обследования были очень тяжелыми. Самые неприятные испытания — вестибулярного аппарата. Половина молодых людей после них просто наотрез отказывалась от своей мечты — стать космонавтом. Невесомость в космосе приравнивается к невесомости под водой, самые важные тренировки проходили в океане.

Серьезное испытание: выбраться из «приземлившейся на воду» капсулы. В аппарате, размер которого не больше «запорожца», троим взрослым мужчинам приходилось снимать скафандры и затем надевать специальные костюмы для плавания. В капсуле жарко, дышать нечем, ее сильно раскачивает на волнах, тошнит… Георгий знал, что при этой напасти помогает учащенное дыхание, и в такие минуты, вместе с товарищами, они спасались пением.

Георгий Михайлович выдержал 80 «экзаменов» на прочность, прежде чем увидел космическое пространство... Что же он чувствовал, когда ракета оторвалась и пошла вверх?

— Я радовался, что тяжелейшие экзамены остались позади, — неожиданно отвечает Гречко. — И наконец-то начался полет. Когда ракета взлетает, думается, ну, слава Богу, теперь уже врач тебя не остановит, теперь ты уже поехал на работу!

Брежнев сделал последнее предупреждение...

Оказывается, перед тем как космический корабль отправляется «бороздить просторы вселенной», космонавтам показывают кино.

— Поначалу мы смотрели «Белое солнце пустыни», затем попробовали фильм «33» и «Шырли-Мырли», но все-таки вернулись к «Белому солнцу», потому что оно именно о человеке, который в любых обстоятельствах решает проблему, выполняет задание и при этом не теряет чувство юмора!

С юмором космонавты относились не только к своей работе, но и к выпадам в их адрес высоких чинов из правительства. Запуски космических ракет в Советском Союзе обычно приурочивались к праздникам 1 Мая и 7 Ноября. Был такой случай: экипаж, стартовавший перед полетом, не смог состыковаться с орбитальной станцией. Пришлось возвращаться, полет к празднику не получился. На что Генсек Брежнев предупредил руководителей: мол, еще один такой «подарок» к празднику — и будем делать выводы. Рядовые космонавты не растерялись и ситуацию превратили в такой вот анекдот:

Перед полетом Гречко звонит министр главкому и говорит:

— Слушай, а кто теперь полетит?

На что главком отвечает:

— Полетят Гречко и Романенко, а то «полетишь» ты и «полечу» я.

Одного ангела-хранителя было мало

Кажется, что космонавты — это избранные люди, и почему только некоторым удается «договориться» с чем-то необъятным, вернуться живыми и здоровыми. А есть ли какие-то особые ритуалы?

— Однажды ехал на прыжки с парашютом, разбил зеркало, вроде плохая примета, но отпрыгал нормально, — рассказывает Георгий Гречко. — В следующий раз поехал, зеркало не разбил, а ногу сломал. Поэтому я верю только в благоприятные приметы. Вообще, думаю, у каждого есть ангел-хранитель. Меня же две бабушки, тайно от родителей, которые в Бога не верили, дважды крестили. Поэтому я считаю, что у меня два ангела хранителя. Я и на мотоцикле разбивался, пять раз тонул, под обстрелом был и все-таки остался живым и невредимым. Один ангел-хранитель точно не справился бы с моим характером! Я пришел к вере в зрелом возрасте. Конечно, люди удивляются: космонавт, ученый, доктор математических наук  — и верит в Бога. Наука занимается техникой, а религия — душой.

Война и «МИР»

Когда Георгий Михайлович показывал уникальные снимки, сделанные на орбитальной станции «МИР», он нарочито задержался на одном: война в Кувейте, возгорание нефтяных скважин.

— По мне война прошлась, когда мне было 10 лет. Три года провел в оккупации. Однажды мы жгли костер, выскочил немец из темноты, наставил автомат. Спасло чудо... Мы когда-то играли в войну. Сейчас, по-моему, даже дети в войну не играют, потому что знают, как это страшно.

Показывая снимок ледников, Георгий Гречко вспомнил о затопленной станции «МИР».

— Сейчас русские космонавты работают на американской Международной космической станции (МКС). Однажды «наши» фотографировали ледники Кавказа, попросили американцев, чтобы они передали снимки на землю, на что те отмахнулись: у них работа поважнее была. А оказывается, этот ледник начал двигаться. Именно тогда известный российский актер и режиссер Сергей Бодров со своей съемочной группой отправился в самое логово катастрофы. Если бы снимки передали вовремя…

Вопросы «для чего тратят деньги на полеты и зачем нам этот космос» Георгий Гречко слышал неоднократно. Не так давно, выступая перед руководителями космоса Америки, Китая и Японии, космонавт попросил ответить наконец-то «вопиющим» на это просто:

— Попробуйте на один день выключить всю аппаратуру, работающую в космосе. Кто-то не увидит футбол, корабли станут терять курс, мы перестанем получать новости из-за рубежа. Наши мобильные телефоны, Интернет, телевидение, очень многое, что мы получаем, связано с космосом.

В медицине в наше время для детей, больных церебральным параличом, создаются специальные костюмы. Они собирают мышцы в комок, и ребенок, который мог только ползти, идет своими ножками. А ведь эти костюмы сразу разрабатывались для космонавтов...

Прежде чем получить высшие награды (а это 3 ордена Ленина и 2 звезды Героя Советского Союза), Георгию Гречко в своих трех полетах пришлось пережить многое, многому научиться, например, преодолевать страх:

— Один раз на станции случился пожар — это было страшно. Но только храбрый человек справляется со страхом и идет дальше, преодолевает другие трудности...

Анна ЖУКОВСКАЯ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?