Абстракция созвездий

Обзор книг Раисы Боровиковой "Казкi астранаўта" и Василия Кандинского "О духовном в искусстве"


Раiса Баравiкова. Казкi астранаўта. Мiнск, Мастацкая лiтаратура, 2017.

Цудоўнай беларускай паэтэсе, лаўрэату Дзяржаўнай прэмii Раiсе Баравiковай нядаўна споўнiлася 70 год. Акрамя вершаў на рахунку Раiсы Андрэеўны ладны празаiчны здабытак. «Казкi астранаўта» — фантастыка для дзяцей, нiша, амаль не запоўненая ў сучаснай беларускай лiтаратуры. Асаблiвасць мiжгалактычных прыгодаў герояў — яны знiтаваныя з Беларуссю. Менавiта ў Раўбiчах знаходзiцца касмадром, менавiта над Клецкам з’яўляецца НЛА... I нават да створанага касмiчнай матэрыяй астэроiда Валодзька з 5 «Б» прымудрыўся дадаць надпiс «Зроблена ў Беларусi». Частка аповедаў — астралётныя фантазii пiсьменнiцы пра паходжанне рэдкiх раслiн. Напрыклад, венерын чаравiчак з Чырвонай кнiгi ўтварыўся дзякуючы таму, што ў Беларусь патрапiла iншапланецянка, якая мяняла колер скуры i рысы твару згодна са сваiм настроем. Толькi вось размаўляў з беласкурай прыгажуняй, а яна ўжо зялёная i падобная да жабы... У нашых умовах небарака вельмi хутка стала аранжавай, а тады ўвогуле спапялiлася, пакiнуўшы чаравiчкi на памяць камандзiру зоркалёта... А ў аповесцi «Казiмiр — сын Ягайлы + Насця з 8 «Б» = каханне» звычайная беларуская школьнiца з дапамогай, натуральна ж, iншапланецян час ад часу падарожнiчае ў снах у далёкае мiнулае, дзе знаёмiцца з вялiкiм князем Казiмiрам. Што з гэтага атрымалася, вiдаць з назвы.

Василий Кандинский. О духовном в искусстве. Москва, ЭКСМО, 2016.

В 1911 году молодой художник Василий Кандинский, один из авангардистов, впоследствии объединившихся в Витебской школе, написал трактат «О духовном в искусстве». Соотношение темы и автора непростое: усматривать духовность в абстракционизме общество отказывалось наотрез. Но трактат прошел на ура — и написан он вовсе не в стиле бурлюковского «дыр бул щыл». Здесь попытка ответить на вопросы, о которых и сегодня модно спорить. Вот, например, тема нынешних дискуссий: правда ли, что художник будущего — первобытный человек, высекающий на скале? Кандинский формулирует: «Всякое произведение искусства есть дитя своего времени, часто оно и мать наших чувств...» Но допускается «внешнее сходство художественных форм, обусловленное сходством внутренних стремлений всей духовно–моральной атмосферы». А «примитивы», то бишь первобытные, «были чистые художники так же, как и мы, стремились передавать в своих произведениях только внутренне–существенное». Кандинский отвергает материализм, из–за которого, по его мнению, «в нашей душе имеется трещина, и душа, если удается ее затронуть, звучит как надтреснутая драгоценная ваза, найденная в глубине земли». Мне нравится метафора искусства от Кандинского: «большой остроконечный треугольник, разделенный на неравные части, который едва заметно движется вперед и вверх, и там, где «сегодня» находился наивысший угол, «завтра» будет следующая часть». Таким образом «на самой вершине верхней секции иногда находится только один человек. Его радостное видение равнозначуще неизмеримой внутренней печали. И те, кто к нему ближе всего, его не понимают. Они возмущенно называют его мошенником или кандидатом в сумасшедший дом. Так, поруганный современниками, одиноко стоял на вершине Бетховен». Читаешь — и жаль, что нельзя пригласить автора на какой–нибудь «круглый стол» по искусству.

Издания для обзора предоставлены книжным магазином «Академическая книга», Минск, пр-т Независимости, 72.
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости