Абердин-ангус и минус

Почему даже наличие чистопородного мясного скота не приносит больших денег хозяйству

Клецкий район входит в десятку лучших в рейтинге Минщины. Не маяк сельхозпроизводства, но на таких, по сути, и держится наше сельское хозяйство. Весомый вклад в районную копилку вносит один из ее лидеров — ОАО «Морочь». Хозяйство разбило стереотип о том, что невозможно одновременно заниматься молочным и мясным скотоводством. Здесь получают высокие удои — не менее 7 тысяч килограммов молока от коровы, выращивают на пятитысячном комплексе говядину и занимаются разведением абердин-ангусов. Более того, мясное животноводство видят как одно из перспективных направлений. И это, несмотря на то, что само словосочетание «нерентабельная говядина» стало у нас устойчивым. Почему же здешние  животноводы не собираются отказываться от статуса «фабрики мяса»? 


СЕМЬ лет назад «Морочь» работала только с молочной черно-пестрой породой и горя не знала. Тогда, как и сегодня, на комплексе по выращиванию и откорму КРС «Победитель» среднесуточные привесы превышали 800 граммов. Зачем, спрашивается, было ввязываться в мясное скотоводство, которое в республике было в новинку? Впрочем, выбор был предопределен несколькими причинами.

Морочанщина — уголок уникальный, если не сказать специфический. Ландшафт здесь болотистый и лесистый.  В 70-х годах прошлого века  с болотами, конечно, покончили, но в результате сегодня в «Морочи» из  6,5 тысячи  гектаров сельхозугодий пашни только 2,7 тысячи, остальное — торфяники. Куда ни глянь — пастбища и сенокосы. Это и наложило свой отпечаток на специализацию небольшого по площади сельхозпредприятия — выращивание и откорм КРС, а в растениеводстве — обеспечение животноводства кормами. 

Вторая причина — реальная выгода. До 2013 года закупочные цены на говядину мясных пород поднимали ежегодно, и они в отличие от молочных были на 30 процентов выше. 

Первых телок и нетелей мясной породы для создания племенного стада в хозяйство завезли в 2009 году. Разведение и выращивание животных, дающих так называемое мраморное мясо, начинали с 55 голов. Конечно, без помощи не обошлось: хозяйство включили в число основных участников областной Программы по племенному делу в животноводстве на 2011—2015 годы. К слову, в 2011-м «Морочь» получила   статус племенного хозяйства. 

Каково же было на первых порах удивление, когда при очередном взвешивании молодняка среднесуточные привесы «потянули» на 1,2 килограмма, вспоминает заместитель директора  ОАО «Морочь» Александр Дылевский. Разумеется, без использования каких-либо стимуляторов роста. Абердин-ангусская порода оказалась действительно быстрорастущей. Спустя три года после старта появилась первая возможность продавать лишних племенных телок. Убедились, что товар пользуется стабильным спросом на рынке, на расчетный счет хозяйства стали поступать неплохие деньги, а очередные партии элитных телочек растут как на дрожжах. Вот тогда и поняли: направление перспективное, и все усилия в конце концов окупятся да еще с прибавкой. Это тот бизнес, когда результат виден не сразу и трудности становления надо как-то пережить. 

Сегодня в хозяйстве абердин-ангусов вместе с помесными животными 860 голов, из них 200 — чистопородные. В прошлом году завозили молодняк из Венгрии, часть — из Брестской области, часть — уже сами вывели. «Почему именно абердин-ангусы?» — спрашиваю у главного зоотехника Игоря Гордея. Тот отвечает, что они легко приспосабливающиеся и простые в обращении пастбищные животные, которые могут круглый год питаться исключительно сеном и травой. 

Кроме того, эта порода отличается наибольшими убойными качествами. Относительно высокая молочная продуктивность — 2,5—3 тысячи килограммов — позволяет телятам к отъему набрать массу и нарастить мышцы, что идеально соответствует требованиям рынка телятины. Ну а мраморность и вкусовые свойства мяса делают эту породу одной из самых востребованных на рынке. И даже их комолость на руку —  уменьшает проблемы в обиходе.  Кстати, нет рогов и у помесей ангусов с черно-пестрой породой.

ПЛЮСЫ мясного скота в его неприхотливости и специфичности. Коровы и телки с весны и практически до января круглосуточно на пастбище. Телята находятся рядом с ними до шести месяцев, питаясь материнским молоком, что содействует укреплению их иммунитета и здоровья. Этот скот абсолютно неприхотлив, на пастбища подвозят только воду и минеральную соль. В среднем ангус съедает по 80—90 килограммов зеленой массы в сутки. Это экономит дорогой комбикорм. Четыре пастуха, работающих посменно, получают, по сути, за 15 рабочих дней по 550 деноминированных рублей. Много? В «Морочи» платят только заработанные деньги. Пастухи при необходимости принимают отелы, они же — сторожа. Это свои, местные проверенные и опытные работники, которые глаз не спускают с подопечных. 

После отъема бычков и телочек их определяют в разные стада. Телочек готовят к случке для дальнейшего воспроизводства и увеличения поголовья, а также для племенной продажи. Бычки идут на откорм.

Что отличает «мраморный» коровник от обычного? Помещения для мясного скота гораздо дешевле. Облегченные конструкции дают возможность экономить до 20 процентов средств. Ангусы отлично переносят низкие температуры, нужно лишь положить им сухую подстилку из соломы. В хозяйстве специально ничего не строили, подошло старое здание бывшей конефермы, которую отремонтировали и приспособили для содержания мясного скота. 

НО не все так просто. Бытует мнение, что практически любое хозяйство может заниматься  мясным  КРС, достаточно только купить ему 100  дорогих,  но высокопродуктивных  племенных животных.  А на деле получается наоборот — оно еще больше увязает в проблемах, рассуждает Игорь Гордей. «Судите сами: молочная телка  через девять месяцев дает теленка и молоко. Здесь все в одном флаконе — и валовые надои, и рентабельность, и даже немного  говядины.  Мясная же  дает теленка, которого по технологии  нужно 14—16 месяцев растить и кормить. Значит,   только через полтора года получишь первую продукцию,  все это время неся затраты. И лишь через 3 года появится  первая даже не прибыль, а  пока только выручка от вложенных средств». 

Свою высококачественную говядину «Морочь» сдает на мясокомбинат по 2,4—3,4 рубля за килограмм в  живом весе. Сегодня это  2,7 рубля. Почему такая разбежка? Проблема в том, что цены и объемы диктует переработчик в зависимости от своей потребности. Если есть рынок сбыта — берут по более высокой цене, нет — покупают впритык к себестоимости производителя. Не нравится —  вези в другое место.  Года два  назад пробовали напрямую выходить в Минск на сетевые магазины. Голов 15—20 продали, но потом спроса не стало. 

Снижать себестоимость и затраты — единственный рецепт, выписанный производителю государством. Спору нет — сегодня сельское хозяйство не просто уклад жизни населения, это агробизнес. Но не пора ли снижать себестоимость и затраты и другим отраслям? За год электроэнергия подорожала на 54,6 процента, газ — на 66,3, дизельное топливо — почти на 6 процентов. В среднем на 10 процентов увеличились закупочные цены на минеральные удобрения. Закономерно, что себестоимость молока выросла на 20, говядины — почти на 15. При этом закупочные цены в 2016 году увеличились только на молоко, зерно и сахарную свеклу — соответственно на 6, 30 и 21 процент. 

Какова себестоимость говядины в «Морочи»? Понятно, что в разный период она складывается по-разному. На пастбищном содержании в 10 раз меньше, чем на комплексе. В среднем — 7,4 центнера кормовых единиц на центнер привеса, что полностью соответствует технологическим нормам. Опять-таки в среднем себестоимость килограмма высококачественной говядины колеблется в пределах 2,2 рубля. По сути, идут впритык к закупочной цене. А если сказать точнее — впритык к цене, диктуемой переработчиком. 

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости