Народная газета

А был ли мальчик?

Психологи утверждают, что, сами того не желая, мы склонны искажать пережитые когда-то события

Сексуальный скандал, разразившийся в США, не оставил равнодушными даже наших заядлых интернет-комментаторов и активных телезрителей. К тому же голливудская история получила “спортивное” развитие, и в центре внимания оказался титулованный белорусский гимнаст Виталий Щербо, который сейчас живет в Лас-Вегасе.

top-news.kz

Началось все с того, что американская актриса Эшли Джадд в своем интервью, опубликованном The New York Times, рассказала о сексуальных домогательствах известного голливудского продюсера Харви Вайнштейна. После откровений Эшли о непристойном поведении Харви вдруг вспомнили еще девять женщин, восемь из которых в разное время являлись сотрудницами The Weinstein Company. Издание писало, что домогательства повторялись на протяжении почти трех десятилетий.

Адвокат продюсера заявил, что обвинения не соответствуют действительности. Сам Вайнштейн отрицает обвинения в сексуальных домогательствах, но при этом заявил, что сожалеет о том, как “вел себя с коллегами в прошлом”. Сейчас дело Харви расследует полиция Лос-Анджелеса, с карьерой продюсера наверняка покончено, а количество представительниц прекрасного пола, решивших озвучить на камеру все претензии к сексуально озабоченному Вайнштейну, растет.

Следом потянулась цепь других разоблачений. Певица Бьорк вспомнила Ларса фон Триера: “Когда мы снимали в Швеции, он посреди ночи угрожал вскарабкаться со своего балкона вверх на мой с явными сексуальными намерениями, в то время как его жена находилась в соседней комнате”.

Возмущенная общественность тут же организовала в интернете флешмоб Me Too, где женщины стали делиться историями о том, как когда-то подверглись или подвергаются до сих пор насилию. Очередная новость — олимпийская чемпионка-2012 американка Маккайла Марони обвинила бывшего врача Ларри Нассара в сексуальных домогательствах. В своем Твиттере она заявила, что с 13 лет проходила процедуры “внутривагинального лечения”, которое, по словам Нассара, он применял на протяжении 30 лет.

Любопытная деталь: последние 10 месяцев Нассар провел в тюрьме по обвинению в распространении детской порнографии. Полиция обнаружила у него дома более 37 тысяч снимков и видео, которые могут быть признаны криминальными. При этом Нассар — дипломированный врач высокой квалификации. С 1986 года он работал со сборной США по спортивной гимнастике и с гимнастическим клубом штата Мичиган. И, как утверждает обвинение, с 1994 по 2016 год систематически приставал к своим подопечным во время медицинских осмотров.

Пострадавшими от сексуальных домогательств Нассара считают себя уже более 140 женщин и девушек. Если хотя бы часть этих обвинений будет доказана, то доктору, на котором висит еще и детская порнография, грозит пожизненное заключение.

communityforhope.org

В общем сонме внезапно опомнившихся женщин зазвучал и голос олимпийской чемпионки Татьяны Гуцу: она обвиняет белорусского спортсмена Виталия Щербо в изнасиловании, совершенном в 1991 году. По словам гимнастки, это произошло на турнире в Штутгарте. Тогда ей было 15 лет.

— Виталий Щербо — монстр, которому я обязана жизнью в плену собственных страхов. Понимаю, ты попытаешься защититься, но мои детали сильнее любых твоих слов. Сейчас я сильна, как никогда прежде. Ты меня больше не унизишь! — приводят слова Татьяны интернет-издания.

Гуцу, к слову, упомянула двух свидетелей, которые знали, что Щербо над ней надругался, но бездействовали. Речь о гимнастах Татьяне Тороповой и Рустаме Шарипове, двукратном олимпийском чемпионе. Оба отрицают голословные обвинения, тем не менее ходят упорные слухи, что гимнастка собирается подать на Щербо в суд.

Что во всех этих историях правда, а что ложь? Не исключено, что ни следствие, ни суды не смогут дать на 100% верный ответ. Но вот вам повод к размышлению: массовые обвинения в домогательствах — не первый случай в мировой истории. В 1970-е с подобным явлением психологам пришлось разбираться по просьбе правоохранительных органов. И этот пример стал весьма показательным.

Тогда в США началась повальная эпидемия ложных доносов жертв сексуального насилия. Во время психотерапевтических сеансов женщины, пришедшие на прием к специалистам, чтобы получить ответы на многочисленные вопросы (почему не ладится личная жизнь, почему возникли проблемы с карьерным ростом, почему развиваются ненормальные отношения с ребенком), вдруг начинали вспоминать о пережитом в детстве насилии со стороны кого-то из родственников. А затем подавали в суд на своих отцов, родных братьев, дядей и кузенов.

Поначалу суды вставали на сторону “пострадавших”, но потом решили привлечь экспертов-психологов, так как подобных случаев становилось все больше. Кроме того, иной раз доходило до абсурда: девушка во всех подробностях описывала, как ее на протяжении семи лет регулярно насиловал отец, однако медицинская экспертиза установила, что “пострадавшая” — девственница. Психолог и юрист по образованию, Элизабет Лофтус вплотную занялась этим необычным социальным психозом. И довольно быстро установила: человеческая память — далеко не самый надежный хранитель воспоминаний. Оказывается, мы, сами того не желая, под влиянием внешних обстоятельств “дорисовываем” в собственном сознании наше прошлое, выдавая за факты вещи, которых, вполне возможно, никогда и не было.

Вот суть нескольких экспериментов, которые провела специалист. Группе людей показали трехминутный фильм, в котором сначала по дороге проносилось несколько машин, а затем один из автомобилей сталкивался с детской коляской. После просмотра зрители получили буклеты для заполнения. Одной группе дали буклет с вопросом “Вы видели сарай?” (при этом никакого сарая в фильме не было). В буклете другой группы был косвенный вопрос “Видели ли вы фургон, припаркованный возле сарая?”. Через неделю у всех респондентов спросили, видели ли они сарай, и те, кому в анкете достался косвенный вопрос, намного чаще отвечали утвердительно.

В другом эксперименте испытуемым предъявляли короткие описания событий из их детства и просили рассказать эти истории подробнее. Конечно же, это были лишь выдумки исследователей, но людям говорили, что эта информация была получена в процессе интервью с их близкими родственниками. Подобным образом удавалось убедить человека в том, что в возрасте 5—6 лет он потерялся в большом торговом центре, после чего был найден каким-то взрослым и возвращен родителям. Некоторые испытуемые вскоре начинали самостоятельно дополнять воспоминания большим количеством подробностей. В память внедрялись и другие события — о том, что в детстве на человека напала злая собака, что он чуть не утонул и был вытащен из воды спасателем.


Президент российской автономной некоммерческой организации дополнительного профессионального образования “Научно-исследовательский центр корпоративной безопасности” Анна Кулик пишет, что Элизабет Лофтус долго критиковали из-за неэтичности исследований, однако в ее работах были выявлены важные принципы функционирования нашей памяти. Мы можем случайно влиять на воспоминания другого человека и на его личность через память. И знание этого важно для того, чтобы избегать ошибок. На допросе следователи должны знать, что и как говорить, чтобы получить более объективную информацию. Врач должен быть осторожен, чтобы, например, выяснить, что человек на самом деле съел и что сделал, а не вызывать ложные воспоминания озвучиванием своих предположений. В конце концов, знания о ложных воспоминаниях помогут нам самим быть более объективными, если мы будем понимать, когда и как на нашу память могут влиять воспоминания друзей, родителей или даже средства массовой информации.

Впрочем, никто не отрицает, что в раздувшемся до неприличных размеров международном сексуальном скандале есть факты, аргументы и суть. Другой вопрос — почему сработал эффект детонированной взрывчатки и что мешало публичным женщинам, живущим в XXI веке, поведать миру о своих бедах раньше?

Как пишут информированные источники, тот же Харви Вайнштейн стремился к тому, чтобы эти случаи не стали достоянием общественности, и платил женщинам за молчание. Либо просто запугивал. Гвинет Пэлтроу и Кейт Бейкинсейл признавались, что Вайнштейн угрожал им, Розанна Аркетт и Роуз Макгоуэн считают, что месть продюсера стоила им хороших ролей, а англичанка Софи Дикс — что это и вовсе поставило крест на ее кинокарьере. Ассистентка Вайнштейна Эмили Нестор вспоминала, что по его указанию в прессе могли появиться негативные публикации о его оппонентах. Актриса Лорен Холли, которая тоже столкнулась с домогательствами Вайнштейна, рассказала, что “влиятельные люди в Голливуде” советовали ей молчать и не выступать против продюсера, “потому что это Харви Вайнштейн”.

Как говорит адвокат и правозащитница Кэтлин Ператис, жертв насилия, которые все-таки решаются открыто пойти против насильников, наказывает и общество — своим недоверием и осуждением: “Печальная реальность такова, что женщины гораздо лучше чувствуют себя, если им удается урегулировать такие иски во внесудебном порядке или вовсе не заявлять о случившемся”.

— Это весьма характерная ситуация и для наших широт, причем даже в большей степени, — уверена психолог Анна Розанова. — О том, что к проблеме сексуальных домогательств у нас относятся с некоторой иронией, можно убедиться, если почитать комментарии к материалам, где жертвы насилия делятся своими историями. “Для чего в таком случае вообще нужны мужики, если они не могут пристать к женщине”; “Изнасиловали — сама виновата, меньше задом нужно было крутить!”; “А что их не устраивает? Задрала юбку — получила повышение. А может, потом и шефа из семьи увела, чтобы на себе женить” — типичные отклики на житейскую драму, особенно со стороны мужчин. Впрочем, отличаются в этом плане и женщины. Чего только стоит растиражированное СМИ высказывание актрисы Любови Толкалиной: “Сексуальные домогательства — это же прекрасно!.. Если ты имеешь роль, то какая разница, как ты ее получила. Мне кажется, должна быть, наоборот, какая-то солидарность. Всем хорошо — ему хорошо, и им хорошо, и зрителям, самое главное, хорошо...” Правда, потом актриса была вынуждена объяснить, что имела в виду мнение зрителей, а не свое собственное. Но, скорее всего, Любовь просто озвучила то, что думает большинство. К сожалению.

После этого нелепо удивляться, почему некоторые жертвы сексуальных домогательств и насилия молчат о своей тайне десятилетиями. И, безусловно, проще примкнуть к кому-то более смелому, кто решился первым заявить о случившемся. И произнести это вслух, очиститься. Даже если нет уже никакой надежды на то, что виновник понесет наказание.

konopelko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?