Что объединяет и что разъединяет

Обозреватель

Обозреватель "СБ" побеседовала с премьер-министром Украины Николаем Азаровым...

Обозреватель "СБ" побеседовала с премьер-министром Украины Николаем Азаровым накануне его официального визита в Беларусь.


- Господин премьер-министр! Ваш визит подтверждает высокую динамику отношений между Украиной и Беларусью, которые выходят на качественно новый уровень. Судя по последней встрече наших президентов во время визита Александра Лукашенко в Киев, страны готовы к интенсификации сотрудничества. Однако это сотрудничество сегодня невозможно рассматривать в отрыве от Таможенного союза, членом которого является Беларусь. И эффективность которого, по всеобщему мнению, максимально возросла бы в случае присоединения к нему Украины. Читателей "СБ" интересует ваша позиция.


- Вы знаете, слишком небольшой срок прошел со дня образования Таможенного союза и его фактического функционирования, чтобы можно было уже делать какие-то определенные выводы с точки зрения его эффективности. Поэтому я могу сказать только в общем. Безусловно, чрезвычайно важно то, что устранен целый ряд торговых барьеров между Казахстаном, Беларусью и Россией. Восстановление былых кооперационных связей действительно должно принести эффект. Однако если говорить о цифрах, то те годы, на которые пришлась реализация этой идеи, - это было время выхода из кризиса всех трех стран. Да, есть определенные темпы роста товарооборота, но если бы они были на фоне обычных лет, тогда можно было бы делать более точные выводы.


Еще раз повторяю свою точку зрения:  я вообще сторонник либерализации внешней торговли. Отгораживание и создание торговых барьеров на пути движения товаров, услуг, а если говорить шире, то и капиталов, рабочей силы приведет в конечном итоге к неконкурентоспособной экономике. И поэтому мы внимательно изучаем опыт работы Таможенного союза. Три страны на протяжении десяти лет вели долгие упорные переговоры. Все три страны учитывали свою специфику, свои особенности, о чем-то договорились, создали определенные торговые режимы, технические регламенты, техническое регулирование, наработали базу из примерно 120 правовых соглашений. Все эти правовые соглашения прошли ратификацию, внутригосударственные процедуры. У нас, естественно, пока такого интеграционного опыта нет.


Поэтому мы изучим эти договоры, изучим эти положения, посмотрим, к каким из них мы можем присоединиться, и если они нас вполне устраивают - мы готовы присоединиться к ТС. Например, вчера на заседании правительства мы приняли решение о том, что вполне возможно присоединение к соглашению, регулирующему технический регламент. И сейчас правительство начнет эту процедуру. Мы должны будем об этом ответственно переговорить с нашими партнерами. Надеюсь, что они к этому готовы.


Формула, которую предложил Президент Виктор Федорович Янукович, наконец была реализована после известного меморандума четырех стран о том, что Украина получает статус наблюдателя в ТС. Мы участвуем в работе Высшего экономического совета трех стран как наблюдатели и дальше собираемся участвовать в работе межгосударственных органов Таможенного союза.


- Николай Янович! Сегодня, когда кабинет министров Украины одобрил проект соглашения об ассоциации и создании всеобъемлющей зоны свободной торговли с Европейским союзом, возникает очень много вопросов о том, а как это скажется на сотрудничестве с нашей страной. Высказываются мнения, что это может быть выгодно Беларуси, учитывая украинско-белорусскую промышленную кооперацию и наши планы совместного выхода на рынки третьих стран. Означает ли интенсификация отношений между Беларусью и Украиной то, что Украина вовсе не собирается складывать, как говорится, "все яйца в одну корзину", имею в виду Евросоюз, но нацелена на долговременное сотрудничество с ЕС, Таможенным союзом и Беларусью как членом Таможенного союза?


- Вы сами за меня ответили. Конечно, Украина не просто ставит перед собой цель сотрудничества и со странами Европейского союза, и со странами Таможенного союза. Она просто обречена на такое сотрудничество. Мы же соседи многих стран. У нас большая граница. И поэтому само географическое положение нас обязывает. Не говоря о том, что с Беларусью нас связывают столетия совместного проживания под одной крышей. Мы вообще с большой симпатией и большим энтузиазмом смотрим на то, как развивается Беларусь, как преодолевает трудности. Для нас ваши трудности - это наши трудности, потому что они сразу сказываются на нашем товарообороте и на наших экономических связях. Ваши успехи также помогают нам развиваться. Все взаимозависимо.


Мы очень благодарны руководству Беларуси за очень взвешенную, спокойную оценку нашего решения о подписании известного соглашения с Евросоюзом. Те спокойные оценки, которые сегодня преобладают в позиции белорусского руководства, в том числе на последней встрече с Премьер-министром Михаилом Мясниковичем, говорят, что Беларусь конструктивно смотрит на этот сложнейший процесс и делает абсолютно правильные выводы. Вот я на месте Минска сделал бы то же самое. Если, скажем, твой сосед принял такое решение, давай подумаем, а как сделать так, чтобы нам обоим было лучше, а не хуже. И не только нам, но и нашим партнерам. И здесь мы готовы к максимальному сотрудничеству. Максимальному.


Я везу в Минск большую группу бизнесменов, ключевых руководителей правительства, которые отвечают за вопросы экономического сотрудничества, и мы рассчитываем на то, что и в дальнейшем будем разрабатывать совместные проекты. Моя поездка в Беларусь связана с тем, что мы должны быть максимально открытыми с нашими партнерами, максимально честно доносить свою позицию. Мы надеемся на то, что и руководство Беларуси также сможет донести нашу позицию до других партнеров, в том числе и российских.


- Но возникают также и опасения, не приведет ли заключение соглашения Украины и ЕС об ассоциации к дополнительным барьерам на пути торгово-экономического сотрудничества наших стран?


- Это прежде всего зависит от позиции стран Таможенного союза и позиции руководства Беларуси. Россия нам прямо говорит: "мы усложним вам жизнь". Я задаю вопрос, а для чего жизнь надо "усложнять"? Ее, наоборот, надо делать проще, радостнее. Никаких барьеров не должно появиться просто потому, что для этого нет оснований. Я привожу такой простой пример, который вместе с тем достаточно серьезный и очень показательный. Вот существует СНГ. Ему уже больше 20 лет. И за эти 20 лет нам удалось создать зону свободной торговли СНГ. Это единственное, по большому счету, крупное и серьезное мероприятие, которое реально сближает наши экономики. Зона свободной торговли - это прежде всего возможность для развития экономик наших стран.


И вот сейчас раздаются голоса: если, мол, Украина подпишет соглашение о зоне свободной торговли с ЕС, то это будет значить, что другие участники СНГ будут вынуждены прекратить для нас режим свободной торговли. Почему? Режим свободной торговли построен на основании ВТО, и у России есть договоры о зоне свободной торговли с другими странами. У Украины существуют два десятка таких договоров. Напомню тем, кто об этом не знает, что у нас со всеми нашими соседями до их вступления в ЕС существовал режим свободной торговли. Со Словакией, Болгарией, Чехией, Эстонией и т.д. Это абсолютно не препятствовало нам торговать с Россией, так же, как не мешало нам работать с Беларусью и другими странами. Поэтому мы надеемся, что подписание Украиной соглашения с ЕС о зоне свободной торговли создаст определенные и большие возможности в том числе и для стран ТС. Я не вижу никаких причин для построения барьеров.


- Николай Янович! В Украине сегодня создано множество белорусско-украинских СП, нас интересует дальнейшее наращивание совместного товарооборота. Не пострадает ли он в результате того, что поток европейских товаров свободно хлынет в Украину?


- У нас очень большие планы по увеличению торговли с Беларусью. Вообще мне в связи с визитом в Минск очень приятно отметить, что я всегда приезжал в вашу страну с радостным чувством. Потому что приезжаешь и видишь позитивные изменения. Видишь то, и на это особенно обращаешь внимание, чего не хватает у тебя в своей стране. Видишь порядок, ухоженные города, это все достаточно позитивно. Видишь то, что вам удалось сохранить самое сложное - это высокотехнологические производства. МАЗ, например. Очень много делается в сфере высокотехнологичных производств. Скажем, со мной едет руководитель нашего государственного концерна Укроборонпром, так как мы хотим, чтобы развивались контакты в этой сфере. Словом, у нас достаточно много планов, которые позволяют нам совместно развивать определенные отрасли народного хозяйства.


Прежде всего речь идет, конечно, о машиностроительном комплексе для аграрного сектора. Вам удалось не просто сохранить то, что у вас было, но и развить на очень хорошей основе и создать высокотехнологичные машины для уборки урожая. А Украина в этом году вышла на рекордный урожай - 60 млн. тонн зерна. Планируем и дальше развивать сельскохозяйственное производство, увеличивая выпуск продукции. Не иметь при этом своего собственного производства комбайнов и другой техники - достаточно сложная задача. Поэтому мы планируем вместе с Беларусью кооперироваться и создавать у себя совместное производство всей линейки необходимой сельскохозяйственной техники. Здесь опыт Беларуси нам пригодится.


- Исходя из ваших ответов, можно сделать вывод, что Украина, подписывая соглашение об ассоциированном членстве с Европейским союзом, не противопоставляет себя евразийской интеграции. Один только вопрос. Удалось ли вам убедить ваших европейских партнеров в том, что надо действительно сотрудничать без барьеров? Ведь европейский комиссар Штефан Фюле все-таки предупредил, что соглашение с ЕС не предполагает сотрудничества Украины с Таможенным союзом. Как тогда выйти из этого противоречия?


- Не следует думать, что Европейский союз - это одно целое. В ЕС входят 28 государств. И позиции этих стран в общем-то разнятся, отличаются. В том числе и высказывания европейских политиков. А подписав соглашение об ассоциации с Европейским союзом, Украина не теряет своего суверенитета и права принимать самостоятельные решения. Есть статья в соглашении, и это подтвердил ЕС официально, которая не мешает нам присоединяться, заключать договоры и о зонах свободной торговли, и о таможенных союзах. Это наше суверенное право. Если когда-либо Украина придет к выводу о том, что возможно и целесообразно участие, в том числе в Таможенном союзе, то будет проведена законная процедура референдума. Народ Украины выскажет свое мнение, и на референдуме будет принято решение, реализации которого никто никогда не сможет помешать.


Второй вопрос. Мы подписываем соглашение об ассоциированном членстве с Европейским союзом. Однако это не означает вступление в ЕС. Предстоит еще длительный период даже для того, чтобы вот это соглашение вступило в силу окончательно. Предусматривается 10-летний переходный период, в течение которого мы будем постепенно выходить на европейские стандарты, на европейские нормы. Я хотел бы сказать, что вот здесь движение и Беларуси, и России, да и многих других стран, скорее всего, будет осуществляться именно в этом направлении. Опыт наиболее передовых стран в мире позитивный с точки зрения технических норм, технического регулирования. Наши люди это хорошо понимают. И поэтому стремление приблизить нашу экономику, нашу правовую систему, наши стандарты жизни к европейским - это абсолютно естественное стремление любого государственного руководителя.


Другое совсем дело, что у нас свой менталитет, свои история и культура. И никто не собирается их ломать, корежить, мы собираемся только заимствовать то лучшее, что есть, но развиваться своим путем, своим способом и этого желаем всем нашим партнерам. Я не стал бы противопоставлять Евразийский экономический союз и Европейский союз. Что будет через 10 лет - давайте не будем загадывать. В любом случае надо использовать все лучшее, что есть в мировой практике, и стремиться, чтобы это лучшее укоренилось на нашей почве.


- Вы очень хорошо сказали о том, что зона свободной торговли дает возможности. Но это ведь еще и конкуренция. Не приведет ли подписание соглашения об ассоциации к масштабным сокращениям украинского производства, а соответственно это ударит и по белорусским партнерам. Готова ли Украина вместе с Беларусью повышать конкурентоспособность совместной продукции и выходить с ней на европейский рынок?


- Вы задали очень сложный и очень трудный вопрос. Мы с вами все вместе жили в Советском Союзе. Советская экономика представляла собой закрытую экономику. Она была отгорожена барьерами от всего остального мира и создавала, по сути, для своей промышленности, для своего народного хозяйства тепличные условия. Это привело к тому, что для нас в то время слово "импорт" стало магическим. Мы не хотели покупать ничего отечественного и все время стремились доставать что-то импортное. Одна и та же продукция выпускалась по 20 лет без всякой модернизации. Мы добились того, что потеряли конкурентоспособность. И если бы Советский Союз не располагал запасами газа, нефти, он бы потерял и возможность товарообмена с другими странами.


Теперь другая крайность - открытая экономика. Когда в эту экономику любой производитель может прийти со своим товаром, это означает практически вытеснение, если внутренний, родной производитель не подготовлен к конкуренции. На примере Украины это легко проиллюстрировать. Украина в советское время полностью обеспечивала себя товарами легкой промышленности. И даже экспортировала их. Но мы открыли рынки, и что у нас произошло? Китай, Турция вытеснили нашу легкую промышленность. Значит, надо находить разумный компромисс между интересами собственного производителя и теми условиями, при которых свой производитель получает возможность развиваться, модернизироваться, конкурировать.


Этому способствуют, во-первых, налоговый режим, который действует в своей стране, и определенный уровень торговой защиты или внешние барьеры. Такую политику Украина ведет. Мы сейчас будем подписывать соглашение с ЕС, по которому переходный период для наших предприятий будет равняться примерно 10 годам. В течение 5 лет будут действовать защитные ставки, которые мы понижаем очень медленно, а ЕС обнуляет мгновенно сразу после подписания. Сейчас задача украинского правительства - создать такие условия, при которых наш производитель получает возможность модернизировать свои производства. Но если он этого не сделает, направляя свои ресурсы на какие-то другие цели, а не на модернизацию, значит, через какое-то время он обанкротится и разорится.


Я думаю, что этого не произойдет. Потому что каждый, кто вложил определенные деньги, заинтересован, чтоб его предприятие развивалось и завоевывало часть рынка. Определенные риски есть, и мы их очень хорошо понимаем. Но без рисков не обойдешься в таком сложном деле, как создание конкурентоспособной промышленности.


- Есть ли у вас уверенность, что совместная белорусско-украинская продукция попадет на рынки Европейского союза и будет там конкурировать?


- Конечно. Когда мы начинали переговоры о создании зоны свободной торговли, нам выставляли жесткие условия, квотировали поставки нашей сельхозпродукции на рынки Европы. Сейчас без всяких квот мы поставляем несколько миллионов тонн такой продукции на рынки ЕС. Покупатели убедились в высоком качестве, приемлемой цене, что и сделало наши товары конкурентоспособными. Поэтому у меня нет никаких сомнений в том, что традиционные наши изделия найдут спрос на европейском рынке. Многие европейцы, которые приезжают к нам и, кстати, покупают в том числе белорусские продукты питания, говорят, что они намного качественнее.


- И заключительный вопрос. Президент Лукашенко неоднократно отмечал, что есть ряд ключевых сфер, национальные интересы в которых у Беларуси и Украины совпадают. Каковы они с вашей точки зрения?


- Таких сфер очень много. Я хочу сказать, что Александр Григорьевич - очень мудрый политик, мудрый руководитель, он четко очерчивает, что должно лежать в основе двусторонних отношений. Это очень правильное понимание. В чем заключаются национальные интересы Беларуси в Украине и наши интересы в Беларуси? В чем они противоречат, давайте сядем за стол переговоров и максимально сблизим. А в чем они совпадают - давайте усилим. Словом, у нас множество таких моментов, где наши интересы абсолютно совпадают. Именно на оценку этого совпадения и должна быть нацелена моя поездка в Беларусь. Предстоит обсуждение того общего, что нас объединяет. И как сделать так, чтобы то общее послужило на пользу Беларуси и Украине.


- Спасибо за беседу!


Минск-Киев-Минск.

 

Советская Белоруссия №188 (24325). Суббота, 5 октября 2013 года.

Версия для печати
----7
Да, народ спросит у правительства, у парламента: "Почему, имярек, такой-то, инвестирует деньги, туда-то, развивая там производство и создавая там рабочие места, а у нас безработица и мы не можем прокормить себя"? Что в таком случае сделает власть? Да, в ТС проблем немало. Но, завязанной на страны бывшего СССР экономике Украины, легче интегрироваться в ТС, нежели в ЕС. Временной фактор имеет немаловажное значение для экономики. Интеграция же с ЕС, при установлении заградительных мер ТС, может вызвать коллапс в экономике Украины. Выпуск, неконкурентноспособной на западе продукции, никто в ЕС ( единая валюта, разноуровневые экономики) финансировать не будет. Своих финансов у страны тоже нет-- одни долги. Что такое неработающая экономика и последствия этого, думаю вам объяснять не надо! Да, в Европе есть новые технологии, но где уверенность в том, что они придут в страну? Ведь, в свое время и в Китай пошли не самые передовые технологии. Да, это дало толчок, но тогда была, совсем другая ситуация в мировой экономике. Теперь по поводу вашего вывода:" Главное, чтобы законодательная база и гарантии инвесторам оставались стабильными, это все, что им нужно". В Беларуси есть приличная законодательная база в вопросе инвестиций, есть госгарантии инвесторам, внешний долг не критический, стабильная политическая обстановка-- вопрос: Почему нет массового притока инвестиций и технологий из-за рубежа? Ведь все условия соблюдены.
Vlad
Полина, а что такое "народ"?
Влад
Полина, а что такое "народ"?
Андрей К
Да, мыслить утомительно, а ж что вы хотели? Мыслительный процесс требует усилий. Но вы делаете успехи, признав, например, что цена определяется рынком. Но почему-то обошли это в своем примере. Поэтому позволю себе доработать ваш пример, приведя его в соотвествие с реальностью. Начало, где вы приводите французам цену в рублях, можете вообще опустить - их это не интересует. Вы имеете на продажу 2 кг чугуна, предлагаете французам. Тех интересует цена в долларах (только!). Вот тут вы, зная, что мировые цены в данный момент составляют окол 2 долларов за кг, называете свою цену. Больше 2 долларов вы назвать не можете, потому что французы сразу уйдут к другимы поставщику. Вы называете 2 доллара, французы говорят, что немцы им продадут за доллар 90 центов. Вы предлагаете 1 доллар 85 центов за кг и сделка состоялась. Примерно так. Заметьте, французов не интересует ни ваша себестоимость, ни золотое содержание рубля, ни его обменный курс. Это остается только вашей внутренней проблемой, как вы будете оценивать затраты и пересчитывать валюты. Хорошо, если ваш Госплан справится с этой огромной расчетной работой, но, к сожалению, на самом деле он не справился. Это видно по перекосам цен на одни и те же советские товары за рубежом и внутри страны (выше приводились примеры по легковым машинам, спиртному, и т.д.)
Андрей К
Что регламентировали межбанковские соглашения? Условия и порядок использования СКВ, как то - процентные ставки по кредитам в СКВ, покупка и продажа товаров в СКВ. И переводных рублях в торговле с соц.странами. О свободной конвертации рубля нигде ни слова, равно как и о его золотом содержании.
Андрей К
Да, там подробно рассказывается о контроле курса рубля в СССР, но какое это имеет отношение к иностранным банкам? Они же не пользовались инструкциями Внешторга и Внешэкономбанка СССР. И кстати, тут же говорится о монополиии внешней торговли в СССР, принадлежащей Внешторгу. А при монополии как известно, отсутствует свободное образование курсов и цен. Спасибо за хороший пример.
Андрей К
Что сделает власть? 2 варианта. 1, проигнорирует требования народа, и с большой вероятностью проиграет следующие выборы. 2, поинтересуется у бизнеса, что нужно сделать для возврата рабочих мест в страну и начнет выполнять. Это могут быть налоговые льготы, снижение нагрузки по соцподдержке, льготные условия продажи земли бизнесу, и т.д., я в этом не очень сильный специалист, но, думаю, вариантов много.<br /><br />Вступление Украины в ЕС означает унификацию ее законодательной базы со странами ЕС, а это даст уверенность инвесторам. Уже сейчас там много автомобильных производств построенных корейскими, китайскими, американскими компаниями. А насчет финансового состояния Украины вы сильно ошибаетесь. Золото-валютные резервы Украины составляют более 21 млрд долларов, инфляция не превышает 3% в 2013, курс гривны стабилен уже много лет.<br />
Андрей К
Кроме того, у нас нестабильная экономическая ситуация, заключающаяся в высокой инфляции и неопределенности курсообразования (помните девальвацию 2011г?), присутствует вмешательство государства в дела частных предприятий через институт золотой акции и директивное планирование. Это отрицательно сказывается на инвестициях из-за рубежа.
----7
Ну, по поводу вопросов народа к правительству, а через него к инвестору, вы ответили правильно. Уже начинаете делать успехи. Теперь далее. Правительство, ни в коей мере не устраивает первый вариант ( это, я думаю, не оспаривается), значит, чтобы избежать головной боли из-за второго варианта, что сделает правительство? Правильно--- покивает пальчиком инвестору и скажет: " Ай-яй- яй!" И что после этого сделает инвестор? Правильно-- он скажет:" А оно мне надо?". Теперь далее. Унификация законодательной базы-- вопрос не одного дня. Для этого нужно время. Про ЗВР Украины, могу только сказать одно-- маловато будет. Если посчитать даже на уровне математики четвертого класса, то ЗВР Беларуси, значительно выше. Да и постоянные отсрочки, уж не знаю по каким причинам, выплат по кредитам МВФ и других фининститутов, огромных долгов, позволяют пока поддерживать курс (хотя, не так уж он и стабилен) гривны и инфляцию на низком уровне. Теперь, об инвестициях в Беларусь. Во-первых, мне кажется, что вы немножко застряли в прошлом. О какой неопределенности курсообразования может идти речь, если он формируется на основе спроса и предложения? Про т.н. "золотую акцию" и " директивное планирование" для иностранных инвесторов, вообще с вами и обсуждать не хочется. Поинтересуйтесь лучше, какие гарантии дает государство иностранному инвестору. Во-вторых , чтобы понять, что в первую очередь отрицательно сказывается на инвестициях,-- прочтите этот коммент, с самого начала.
Вадим
Значит, что такое народ? Уважаемый Влад, понимаете, народ - это как раз те люди, которые формируют основу украинского предпринимательства, это и промышленники и ведущие инженеры и технологи и металлурги. Сейчас с подписанием соглашения о ЗСТ ситуация с отечественной промышленностью резко измениться и явно не в лучшую сторону. Вот почему нужен референдум, который пытаются осуществить левые парламентские силы.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости