Минск
+13 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Как судебные эксперты исследуют запрещенные к обороту вещества и ставят заслон для наркодилеров

Зло под микроскопом

Судебный эксперт при исследовании наркотических средств действует строго в соответствии с методиками.

«Давайте выйдем, не стоит тут стоять без маски», — Владимир Атрашков, начальник главного управления специальных экспертиз центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз, выводит нас из помещения, в котором эксперт в специальном костюме, похожем на скафандр, высыпает на лабораторный стол для исследования 242 грамма белого порошка. Что это за вещество, не знает никто. Его изъяли оперативники после задержания группы наркодилеров в одном из жилых домов под Минском. Производство кустарное. А значит, химический состав такого наркотика может содержать все, что угодно, даже смертельно токсичные соединения.

За тем, как работает эксперт, наблюдаем из коридора. Максим Бабицкий аккуратно отбирает пробу и растворяет несколько десятков миллиграммов предполагаемого наркотика. Согласно методике, если порошок не растворится в этой жидкости, возьмут другую, но сначала — метанол. Раствор специалист наливает в специальную виалу и помещает ее в прибор — хромато-масс-спектрометр. То, что будет происходить дальше, с точки зрения химии обычный процесс разделения веществ. Но для обывателя это самая настоящая магия: с помощью метода газовой хроматографии и масс-спектрометрии вещества разделятся на составляющие. У каждого из них — свой масс-спектр. На экране компьютера результаты такого исследования выглядят как график с пиками. «Когда не было компьютерных библиотек, оператор, используя информацию о масс-спектре вещества, вручную искал соответствие. Машина облегчает этот процесс, предлагает из библиотеки свои варианты веществ, которые, по ее мнению, получены в результате анализа. Но последнее слово все равно остается за экспертом», — комментирует Владимир Атрашков.

После того как проба наркотика помещена в прибор, Максим выходит к нам в коридор. У нас есть около сорока минут, пока аппарат закончит исследование и выдаст результат (исследуемым веществом окажется альфа-PVP). «Такие костюмы мы закупили несколько лет назад, — рассказывает руководитель Максима Николай Сасункевич, заместитель начальника отдела исследования наркотиков, — после того как стали часто работать с новыми синтетическими каннабиноидами, которые могут быть очень опасны». Но используют их далеко не всегда. Когда сотрудники сразу по внешним признакам видят, что перед ними растительный наркотик, например марихуана или гашиш, в спецодежде нет необходимости, достаточно лабораторных халатов, хирургической маски и перчаток. А вот порошкообразных веществ неизвестного происхождения опасаются. «Даже когда эксперт пересыпает эти объекты, пыль, попав на кожу, может привести к отравлению с непредсказуемым исходом», — в доказательство своих слов Сасункевич приводит конкретные примеры.

Жертвы пылинки

Сегодня к экспертам в основном поступают известные вещества, при этом растительные наркотики встречаются немногим чаще, чем в половине случаев. Но бывали в их практике объекты, о которых в лаборатории любят рассказывать всем новичкам. В начале 2000-х в Беларуси получил распространение наркотик под названием «Белый китаец». Его называли «новым героином». Но белорусские наркопотребители не знали, что доза для его употребления должна быть значительно меньше. Что в конечном итоге привело к ряду передозировок с летальным исходом. А в 2014 — 2015 годах наркодилеры добавляли в привычный для наркоманов раствор димедрола и метадона пылинку карфентанила, позиционируя эту смесь как полноценную замену героину. Однако карфентанил в 5.000 раз мощнее героина, смерть может наступить даже от соприкосновения частицы наркотика со слизистой человека. В течение двух недель от передозов по всей стране умерло несколько десятков наркопотребителей.

Владимир Атрашков проверяет работу сотрудника отдела. 

И с этим веществом экспертам также доводилось работать. Канал его поставки и производства был обнаружен и пресечен. С тех пор на экспертизу подобных ядов не поступало. Но были другие. Эксперты хорошо помнят так называемые марки — «дизайнерские» наркотики, которые кустарным способом изготавливались в нашей стране. Тогда от их употребления умерли несколько человек. «Те, кто изготавливал наркотик в домашней лаборатории, неравномерно наносили вещество на листы бумаги, в результате на одной дозовой единице вместо 1 миллиграмма было 10 или 12 миллиграммов — смертельная доза», — вспоминает события тех дней Александр Неверо, начальник отдела исследования наркотиков главного управления специальных экспертиз.

О новых и старых наркотиках

Таблетка успокоительного, кубик сахара, конфета. Синтетические наркотики наносят на все, что угодно, и маскируют так, что со стороны идентифицировать их как дурь практически невозможно. При этом меняется не только вид зелья, но и химический состав. Но эксперты работают на упреждение. Несколько лет назад декретом Президента Государственный комитет судебных экспертиз наряду с другими государственными органами наделили правом инициировать установление контроля над оборотом новых психоактивных веществ. «В год мы инициируем внесение под контроль от 12 до 99 новых веществ. Например, в декабре 2018 года в список запрещенных попали 3 вещества, одно из которых через полгода было изъято в Белыничах сотрудниками отдела по борьбе с наркотиками», — на очереди, говорит Атрашков, две новые формулы, которые вскоре могут официально запретить к распространению в нашей стране. «Исходя из их структуры, можно предполагать, что они будут оказывать такое же воздействие, как и остальные синтетические наркотики», — начальник главного управления отмечает, что недавно эти наркотики уже изымались таможней Швеции и в других странах, не исключено, что скоро появятся и у нас. Тем более что обычный запрос в интернете выдал предложение о приобретении в соседней стране одного из веществ по цене 20 долларов за грамм.

Трехступенчатая система проверки

«В нашей работе не бывает «лишнего» творчества, — рассказывает Владимир Атрашков. — Мы используем только те методы, которые дают стопроцентный, железобетонный результат. И если пишем в заключении, что в пробе героин, — то это героин и никак иначе». Для того чтобы исключить любую ошибку, в Государственном комитете применяется трехступенчатая система проверки. Результат исследования проверяется сначала коллегами и руководством эксперта, а после — в центральном аппарате. «Перепроверить результаты можно в любой момент. История исследования на хромато-масс-спектрометре сохраняется в компьютерном виде, и мы видим буквально весь процесс определения вещества. При исследовании каждой пробы создается отдельный электронный файл, в котором, кроме всего прочего, не только описаны этапы исследования с фотографиями, но и зафиксированы все промежуточные выводы эксперта», — Атрашков уверен: ошибка исключена. Преступникам не стоит надеяться на компьютерный сбой или человеческий фактор. Чтобы не допустить подобное, у специалистов Госкомитета судебных экспертиз есть все необходимое.

Для изучения веществ эксперт Максим Бабицкий использует хромато-масс-спектрометр, который есть в каждом областном управлении ГКСЭ. 

ЦИФРА

Более 10 тысяч экспертиз наркотиков ежегодно проводят специалисты Госкомитета судебных экспертиз.

isaenok@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ШЛАПАК
5
Загрузка...