Вынесли сор из избы

Неужели мусоропроводы станут пережитком прошлого?

Можно ли жить без мусоропровода в доме? Вполне, и даже чувствовать себя при этом весьма комфортно. В белорусском Гомеле так живут уже пять лет. И не жалеют.

Специалисты предприятия «Гомельское городское ЖКХ» вспоминают предысторию столь радикального шага в отношении мусоропроводов:

В Беларуси ЖЭУ ежегодно проводят собрания жильцов и с их согласия заваривают до 1000 мусоропроводов в год.
фото DEPOSITPHOTOS
— Знаете, на что было больше всего жалоб от жильцов? Мыши, крысы и тараканы. А также постоянные засоры и антисанитария. Это первое. Второе — конструкции устарели морально и физически, а значит, стали требовать замены. И третье — самое главное — мусоропроводы никак не вписывались в концепцию раздельного сбора отходов, которая в наше время вышла на первый план.

Были и менее заметные «минусы». В частности, солидные затраты по вывозу мусора. Ведь машина шла не к одной площадке сбора отходов, обслуживающей несколько домов, а к многочисленным подъездам. Опять же территориальным участкам ЖКХ приходилось держать по работнику специально для обслуживания мусоропроводов — больше 80 человек на город. В общем, местные власти все взвесили и пошли на беспрецедентный эксперимент — город без мусоропровода. Вслух удивляюсь мужеству гомельской мэрии:

— Неужели одним махом?

— Как можно? Постепенно. Эксперимент начали еще в 1995 году с Новобелицкого района — самого маленького в городе. Строили контейнерные площадки для твердых бытовых отходов, параллельно закрывали мусоропроводы. Шаг за шагом приучали людей к тому, что пора переходить на более «здоровые» технологии и раздельный сбор отходов.

— И закончили...

— В 2013 году заварили последние мусоропроводы в Железнодорожном районе. Всего на эту дату в Гомеле насчитывалось более 1,1 тысячи многоэтажных домов, оборудованных мусоропроводами, или половина жилфонда.

Отправляюсь в микрорайон Старый аэродром, над которым сам Чкалов летал. Эти кварталы одними из последних перешли на новые рельсы. Вот навстречу мне идет, не спеша, с мусорным пакетом в руке бабушка. Метрах в двадцати — контейнерная площадка, на которой выстроились емкости разного предназначения — для пищевых отходов, полимеров, металла, текстиля и бумаги, стекла. Осторожно интересуюсь:

— Ну как вам теперь без мусоропровода живется?

— Да забыли уже про него. Сначала неудобно было. А потом — ничего. Хоть тараканы вывелись. Теперь стараюсь так делать: иду в аптеку, магазин, прихватываю с собой мусор. Привыкла.

В микрорайонах новостроек сегодня та же картина. С 2013 года в Гомеле прекратили проектировать и возводить дома с мусоропроводами. Так что местные дошкольники, выросшие в новых кварталах, даже не знают, что это значит: вынести мусор во время рекламной паузы. Занимаю позицию у эстетично огражденной контейнерной площадки цвета темного шоколада (такие теперь по городу строят еще и с навесами), чтобы услышать «общественное мнение». Останавливаю маму с ребенком. Она, как и большинство горожан, — за чистый город:

— Новый дом, в который мы вселялись несколько лет назад, был с мусоропроводом. Но на собрании жильцов сразу решили от него отказаться и заварить. Во–первых, лишние расходы по обслуживанию. Во–вторых, санитарные проблемы. Знаю, так делали очень многие. Теперь же новые дома строят сразу с площадками для евроконтейнеров.

Интересно, какие дивиденды принес городу отказ от мусоропроводов? Тут знающие люди советуют избегать упрощений. На первом месте экологический аспект в ракурсе раздельного сбора отходов. Остальное — потом. Ставлю иначе вопрос перед специалистами городских служб:

— Значит, теперь раздельный сбор отходов бьет в Гомеле рекорды?

— Это смотря с чем сравнивать. В 1995 году, когда начинали эксперимент, у нас и килограмма «раздельного» не было. Нынче за год собрали 5 тысяч тонн. Но и этого мало, если говорить о возможном и желаемом. Приучаем население, перестраиваем психологию. Сколько ушло времени на отказ от мусоропроводов? В общей сложности 18 лет. На осознание важности раздельного сбора отходов, как вы понимаете, тоже нужно время.

КСТАТИ

На территории СССР первый дом с мусоропроводом построили в 1938 году во Владивостоке. Этот исторический комплекс, известный под названием «Серая лошадь», ныне одна из достопримечательностей приморского города.

Виолетта Дралюк

dralukk@sb.by

Аэлита Сюльжина

aelita@sb.by

Минск


В Москве и Московской области ситуация с мусоропроводами двоякая — с одной стороны, от них постепенно отказываются не только сами жильцы, но и застройщики, а с другой — в большинстве домов их по–прежнему используют.

К примеру, один крупный подмосковный застройщик устанавливает экобоксы для сбора ртутьсодеращих ламп, градусников и батареек. За год объем сбора опасных отходов вырос в три раза.
фото АРКАДИЙ КОЛЫБАЛОВ

Сказать, сколько домов за последние годы отказались от мусоропроводов в российской столице, трудно — такую статистику никто не ведет, а решения об отказе принимаются на общедомовых собраниях. В любом случае таких домов уже сотни, и с каждым годом их число растет, что подтверждает и большинство строительных компаний.

В ассоциации застройщиков Подмосковья «СОЮЗу» рассказали, что местный тренд вполне отвечает общемировому — в новых жилых комплексах нередко мусоропроводы заменяют мусорные камеры рядом с входом в подъезд или обычные баки во дворах. Иногда, впрочем, внедряют и систему раздельного сбора мусора или хотя бы ее элементы.

Один из крупнейших подмосковных застройщиков, к примеру, устанавливает в своих жилых комплексах экобоксы для сбора ртутьсодержащих ламп, градусников и батареек. «Статистика показывает, что всего за год их эксплуатации объем сбора опасных отходов вырос в три раза, — говорит директор по информационной политике и PR–компании Яна Максимова. — При этом объем одного бокса составляет 0,25 куб. м, что позволяет утилизировать до 350 энергосберегающих ламп и до 30 кг батареек ежемесячно».

Одна безобидная с виду батарейка, напомним, способна отравить до 20 кубометров почвы, а разлагаться она будет до сотни лет. Впрочем, массового перехода на новые способы сбора отходов в Московском регионе нет — это скорее единичные случаи.

Директор по стратегическому развитию российской финансово–строительной корпорации Павел Брызгалов говорит, что отказ от мусоропроводов характерен прежде всего для жилых домов бизнес–класса и выше. «В таких проектах могут быть предусмотрены специальные комнаты для сбора мусора. В высотных домах иногда используют двуствольную систему с уловителями мусора, которые замедляют его падение», — объясняет он.

Но в проектах комфорт–класса, которые реализует компания, мусоропроводы есть везде. «Мы провели опрос среди клиентов, и 66% высказались за то, чтобы в их будущем доме был мусоропровод, — объясняет это Брызгалов. — Выбрасывать мусор в контейнеры во дворах планируют всего 21%, а комнаты для сбора мусора на этаже пока пользуются наименьшей популярностью».

В то же время жильцы московских новостроек рассказывают, что после заселения домов мусоропроводы в них нередко остаются заблокированными. Сначала управляющие компании опасаются, что массово делающие ремонты новоселы станут выбрасывать туда негабаритный мусор. А потом и сами жители начинают задумываться — нужны ли им неприятный запах, шум, крысы и тараканы, которые зачастую становятся спутниками мусоропроводов.

Примерно такой ход мыслей был и у жителей дома номер 34 на Филевском бульваре в Москве — в этой и двух соседних панельных 17–этажках мусоропроводы заварены. Председатель товарищества собственников жилья «Фили–4» Лариса Пушкина говорит, что в их доме от мусоропроводов отказались сразу после заселения в 1999 году — ими вообще не стали пользоваться. «За прошедшие годы никто из жильцов это решение не пытался оспорить», — добавляет она.

Что касается финансовой стороны вопроса, то по городскому тарифу на содержание жилья мусоропровод в Москве обходится в 2,09 рубля с каждого квадратного метра общей площади квартиры. Соответственно, владельцы 50–метровых апартаментов ежемесячно платят больше сотни рублей. Причем управляющие компании нередко по согласованию с жильцами поднимают тарифы выше муниципальных, и тогда мусоропровод вполне может стать «золотым» — нередки случаи, когда с каждой квартиры в доме на его содержание ежегодно тратится по 2,5 тысячи рублей и более.

Известны и неоднократные случаи, когда управляющие компании продолжают начислять плату за пользование мусоропроводом даже после его блокировки. Например, в московском районе Фили–Давыдково жилищные инспекторы помогли жителям 24–этажного дома решить именно такую проблему. Там собственники 138 квартир заплатили за неработающий мусоропровод 787 тысяч рублей за три года — с них собирали примерно по 2,5 рубля с квадратного метра. Деньги в итоге вернули, но сил это потребовало немалых.

В ТЕМУ

В Беларуси ежегодно образуется более 4 млн тонн твердых коммунальных отходов, четверть — в Минске. Удается извлечь и использовать менее 16%. Остальное идет на полигоны для отходов. Этой осенью закрыли крупнейший в Минске полигон «Северный» с опозданием на 11 лет. Теперь будут рекультивировать: покроют грунтом, посеют траву и кустарники. Но это не решает проблему в принципе. Городские отходы «поехали» на другой полигон — «Тростенецкий». Несколько мусоросортировочных заводов пока не спасают ситуацию. Но проблема решается.

Этим летом в Беларуси принята Национальная стратегия по обращению с твердыми коммунальными отходами и вторичными материальными ресурсами до 2035 года. Ее цель — извлечь и вернуть в оборот не менее 40% вторсырья. Процесс уже пошел. Белорусов активно стимулируют отказаться от мусоропроводов, складировать отходы на специальные площадки и желательно отсортированными. С этой целью ежегодно ЖЭУ проводят собрания жильцов и с их согласия заваривают до 1000 мусоропроводов в год. Запрета на проектирование домов с мусоропроводами в стране пока нет, однако есть выбор проектов как с мусороприемником, так и без него. С ощутимой экономией до 50–100 тысяч долларов. Еще один стимул — коммунальные тарифы. Недавно в Минске плату за вывоз мусора дифференцировали. Жильцы домов с мусоропроводом будут платить 5,5 рубля за 1 кубометр отходов (примерно 160 российских рублей), или на 40,92 копейки больше, чем сейчас.

А с 2020 года Беларусь планирует введение депозитной или залоговой системы на упаковку. Стеклянные, пластиковые и жестяные банки и бутылки можно будет сдать в приемный автомат — таромат и выручить ориентировочно 20 копеек (примерно 6 российских рублей). Сейчас стеклобой стоит 5 копеек за килограмм. Это меньше, чем талончик на проезд в общественном транспорте. В планах также производство RDF–топлива и извлечение из мусорных свалок биогаза, компостирование и мусоросжигательный завод, который будет построен под Минском.

Александр Мелешенко

meleshenko@rg.ru

Москва

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...