Скульптор и дизайнер Максим Петруль рассказал о работе над станциями белорусского метро и новой выставке

В поисках новой формы

Максим Петруль — скульптор, дизайнер, автор манифеста, в котором свое творческое мировоззрение определяет как «максимализм». Недавно его персональная выставка с одноименным названием открылась в Национальном центре современных искусств. Но даже люди, от искусства далекие, работы Петруля видели и знают, некоторые из них давно стали интригующим украшением столичного метро: гигантская груша на «Грушевке» и игривая малинка на «Малиновке».


— Максим, поздравляю вас с открытием третьей, Зеленолужской, линии метро в Минске. На двух из четырех новых станций мы видим ваши работы. Есть какая‑то причина, по которой они появились именно на «Юбилейной» и «Площади Франтишка Богушевича»? 

— В свое время на станции «Грушевка» и «Малиновка» меня пригласил архитектор Владимир Николаевич Телепнев. А работы для «Площади Франтишка Богушевича» и «Юбилейной площади» я создавал после смотра‑конкурса эскизов — концепций художественных произведений для строящихся новых станций третьей линии минского метро. Их выбрала конкурсная комиссия где‑то из 30—40 работ, предложенных соискателями: художниками, скульпторами и монументалистами. 

— Как шла разработка проектов? Сколько времени потребовалось для работы над ними? 

— Проекты эскизов были предложены комиссии на конкурс еще в 2016 году. С тех пор я и занимался решением вопросов, связанных с пластикой, формообразованием, языком материалов моих произведений для новых станций метро. Мои коллеги, как правило, работают десятилетиями по одной и той же схеме‑технологии: пластилин или глина — лепка, форма — гипс, литье — бронза или силумин. А у меня каждый раз ­эксперимент, причем постоянно находятся люди, которые говорят: «У тебя ничего не получится! То, что ты хочешь сделать, невозможно». Например, «Грушевку» я сделал из 342 кусков шамотной массы, которая дважды дает усадку — при сушке и обжиге, работа смонтирована на вогнутой дугой стене размером 50 квадратных метров. На «Малиновке» клеил куски из отливок экспериментальной массы на разные в диаметре колонны в невентилируемом сыром пространстве — на строящейся станции. Относительно двух новых произведений, «Книги белорусской» и «Солнца», мне снова говорили, что нереально выгнуть из медной трубы без существенных деформаций полутораметровый клубок или сварить между собой медь, латунь и нержавейку, потом отполировать эту нержавейку в линзу и закрепить скульптуру в потолке станции так, чтобы она отражалась нормально, без явных искажений, образуя нужный по смыслу и пластике солнечный диск.
Из метро в галереи и обратно: скульптор Максим Петруль свой творческий метод называет «максимализмом». 
Обе работы созданы в художественном стиле, провозглашенном мной два года назад в одноименном манифесте «Максимализм». Это направление, которое я изобрел, придумал и сейчас утверждаю в пространстве искусства, и не только у нас в Беларуси. «Максимализм» подразумевает желание сказать как можно больше, используя минимальные средства художественной выразительности. Например, в «Солнце» я использую простые геометрические формы — полукруг и квадрат. В «Книге белорусской» беру прут трех диаметров и сплетаю из него всю скульптуру площадью 36 квадратных метров. Это произведение отсылает нас к традиционной форме трансляции культуры — ткачеству. Я глубоко убежден, что наша истинная культура и искусство происходят не из академий Парижа, Вены, Петербурга, а прорастают своими корнями из фольклора и в дальнейшем могут трансформироваться в художественный авангард.

Скульптор считает метро хорошей альтернативой галереям. 
Фото  БЕЛТА

— Вам с учетом опыта работы над станциями «Грушевка» и «Малиновка», наверное, сейчас было проще? 

— Естественно! И рад, что мои новые произведения получили высокую оценку и одобрение Минского городского художественно‑экспертного совета по монументальному и монументально‑декоративному искусству, руководства нашей страны, а также много теплых слов от посетителей метро. Последнее мне как автору особенно приятно.

— Как смотрится наше метро в сравнении, например, с киевским, варшавским, таллиннским?

— Оно становится не только самобытным и узнаваемым среди подземок других городов мира, но и по‑настоящему уникальным, так как аккумулирует и транслирует произведения ныне живущих художников. 

«Книга белорусская» отсылает к традициям ткачества.

— О чем рассказывает ваша выставка «Максимализм» и почему для нее вы выбрали именно НЦСИ?

— Меня любезно пригласила дирекция Национального центра современных искусств, а я с удовольствием согласился. С помощью этой выставки я доношу до зрителя основные тезисы и постулаты «максимализма» непосредственно живой демонстрацией произведений. Здесь представлены работы за весь мой профессиональный творческий период, начавшийся в 2002 году с выставки‑конкурса, где я стал победителем со скульптурой «Элефантус». Также представлены макеты моих произведений, про которые мы с вами говорим и которые интегрированы в новые станции минского метро. Я убежден, что станции подземки с десятками тысяч пассажиров‑зрителей в день являются площадками, альтернативными музеям. Возможно, кто‑то через мои авторские произведения заинтересуется художественным процессом и начнет активнее посещать выставки. 

Светлана РОМАНОВА.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей СТОЛЯРОВ , Алексей МАТЮШ