В погоне за самой собой

Ольга Мазуренок: когда смотрела марафон на чемпионате мира, хотелось залезть на потолок

Ольга Мазуренок и ее надежды

Пару недель назад Ольга Мазуренок финишировала второй на марафоне в Валенсии. Старт не самый крупный, финишное время белоруски (2:27.14) по мировым меркам — восьмой десяток. В Европе, правда, в тройке лучших, но для Оли, лишь пару месяцев назад восстановившейся после оставившей ее без чемпионата мира травмы, это слабое утешение. Нынешний сезон спортсменка, всего год назад удивившая мир финишем среди лидеров на Олимпиаде в Рио–де–Жанейро, называет самым тяжелым в карьере и вспоминает неохотно. Соглашаясь, правда, что от правильности сделанных выводов зависит многое.

— Конечно, я считаю сезон провальным. В себе копалась очень долго, над многими вещами задумалась. Но в итоге пришла к выводу, что хватит. Копайся не копайся, а ничего не вернешь. Наверное, я отрабатываю в жизни какую–то карму. Чем–то другим сплошное невезение сложно объяснить.

— Говорят, что судьбой люди часто называют череду сделанных ими же ошибок...

— Возможно, но я вижу стечения обстоятельств. Окончательно поняла, что ничего не могу поделать с происходящим, когда пролетела мимо чемпионата мира. Приблизительно во время проходившего в Минске Кубка Европы на 10.000 метров. Вроде бы и медаль там получила, а оказалось...

— Жалеешь, что бежала там?

— Я жалею, что не бежала на чемпионате мира, но там сложно было угадать. Не было ведь никакой гарантии, что если я не побегу Кубок Европы, то поеду на чемпионат мира. Оглядываясь, понимаю, что скорее могла не выступить на обоих стартах.

— Слышал, что в Минске ты выступала уже травмированной.

— Скажем так: уже были нюансы, хотя я еще не понимала до конца всю серьезность ситуации. Думала, что смогу восстановиться и успеть везде. Хотя я бы не сказала, что, например, после Олимпиады мной начали затыкать все дыры и заставлять стартовать где только можно. Скорее, наоборот, после возвращения из Рио у меня получился «лысый год». Ни одного старта. Да и психологически было сложно.


— Казалось бы: ты только что вернулась с Олимпиады, где наделала столько шума...

— Возможно, со стороны это так и выглядело, но я не считала свой результат лучшим из возможных. Мечта так и осталась неисполненной. С другой стороны, такие старты всегда отнимают много сил. В том числе психологических. Я была просто опустошена, ничего не хотелось.

— Твоя жизнь после Олимпиады сильно изменилась?

— Я бы не сказала. Разве что стала чувствовать к себе много внимания. Пресса, какие–то приглашения, мероприятия, телевидение. А я ведь не самый публичный человек, чаще всего стараюсь избегать лишнего шума. Так что чувствовала себя не в своей тарелке и понимала, что такая жизнь отнимает слишком много внутренней энергии. Доходило до того, что просто выключала телефон, чтобы никто случайно не нашел и никуда не позвал. Вы разве не сталкивались еще с тем, что мне сложно дозвониться? Но это не из–за того, что я зазвездилась. Это мой способ абстрагироваться и сохранить внутренний баланс. Совсем затворницей я становиться тоже не собираюсь. Если находят и куда–то зовут, то чаще всего соглашаюсь. Хотя, конечно, все равно переживаю и чувствую себя неуютно.

— Ответственность за результат тоже стала острее?


— Я уже говорила про несбывшуюся мечту, так что вопрос мотивации для меня не стоит. Буду настраиваться на следующую Олимпиаду. Я знаю, что способна побороться за медаль, но для этого должны сойтись звезды. А про Игры в Токио сейчас рассуждать бессмысленно. До них еще больше двух лет, и что будет в 2020 году, никто, думаю, не возьмется предсказать. Сейчас в спорте жуткое время, и я сильно расстраиваюсь из–за происходящего вокруг. В атлетике стало столько грязи... Меня это пока, правда, не коснулось. Тестируют, как и прежде. Месяца за три до старта могут и через неделю приезжать с проверками. Да и в отношениях между спортсменами подозрительности не появилось больше. Но каждый раз открываешь новости, читаешь и поражаешься, что творится. Российских спортсменов мне очень жаль. Тех, кто ни в чем не виноват, но все равно вынужден окунуться во всю эту кашу. Я ведь многих знаю, мы вместе тренируемся на сборах в Кисловодске, и я вижу, как им тяжело. Поражаюсь, как эти люди вообще до сих пор находят мотивацию для тренировок. Подготовка к марафону — адский труд и уйма времени. И понимать, что ты, возможно, впустую «топчешь» по 800 километров в месяц...

— С какими чувствами ты смотрела марафон на чемпионате мира?

— Ой, это отдельная печальная история. Вот правда: чуть на потолок не залезла! Понимала: на их месте должна была быть я. Там же и старт давали не в час ночи по нашему времени, как в Бразилии, и погода была идеальной для марафона... До сих пор слова находятся с трудом. Такие средненькие результаты — не судьба мне, наверное, пока. Вроде никто не виноват, я тоже старалась, как лучше, но очень обидно.

— Эта обида добавляет сил?

— Я верю, что моя победа еще придет, но в будущем сезоне главный старт — чемпионат Европы. Я, конечно, буду готовиться, но победа в марафоне на чемпионате Европы никогда не сравнится с победой на чемпионате мира или Олимпиаде.

komashko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: РЕЙТЕР
Загрузка...