Трупоедство на Первом канале

Недавно, выступая в сообществе единомышленников в социальной сети, я позволил себе некоторую резкость. Рассуждая о недопустимости хайпа на теме коронавируса, назвал тех, кто не брезгует такими методами, трупоедами. Последовала оживленная медийная реакция. Прежде всего со стороны тех ресурсов, которые не прочь заработать дешевой популярности на беде, на нагнетании обстановки, на передергивании фактов и манипуляции цифрами. Я понаблюдал за этим бурлением, с кем-то подискутировал. Мое личное мнение предсказуемо не изменило коренным образом ситуацию на медийном поле. Информационное трупоедство продолжается. А апогеем этого позорного явления стал репортаж из Беларуси корреспондента российского Первого канала Алексея Кручинина. То чувство брезгливости и гадливости, которое он оставил, заставляет жалеть, что я назвал медийных падальщиков именно так, как назвал. Здесь надо было использовать слово покрепче. Но, боюсь, для печати оно не подойдет.


Итак, что же вытворил этот недожурналист и, осмелюсь сказать, недочеловек. В сюжете утверждается, что нашу страну просто захлестнули неконтролируемые вспышки заражения коронавирусом. За доказательствами съемочная группа приехала на кладбище города Столбцы. Вот, дескать, сколько свежих могил — камера скользит по погосту, репортер скорбно вещает:

— Нам показывают: все эти захоронения на краю кладбища появились буквально за несколько дней. Истории умерших похожи: тяжелая пневмония, аппарат искусственной вентиляции легких, смерть.

Кто показывает? Кто знает истории всех умерших? Об этом ни слова. И как иллюстрация.

Очень щемяще в сюжете выглядит крупный план могилы молодой девушки. Этакий толстый намек: вот даже каких юных косит эпидемия в Беларуси, хотя в официальных сводках умерших такого возраста и близко не числится. Первыми подвох заметили сотрудники сетевого издания «Наша Нiва», которых в большой любви к государству ну никак не заподозришь. Они указали, что на самом деле эта девушка погибла в автокатастрофе в ноябре прошлого года. Ну и как теперь называть такие пляски на костях и танцы на погосте? Молодые журналисты иногда любят побравировать, дескать, выбрали циничную профессию, но здесь уже не цинизм в чистом виде. Это какое-то махровое и откровенно беспринципное буйство воспаленной фантазии.

Между тем обратим внимание на существенную деталь. Репортаж начинается на действующем кладбище города с 17-тысячным населением. Причем именно с той стороны погоста, которая наиболее активно используется для захоронений. И что удивительного в том, что здесь действительно свежие могилы особенно бросаются в глаза? Здесь покоятся именно те люди, которые ушли не так давно. В таких городках люди рождаются и умирают практически ежедневно. А чем город крупнее, тем больше это будет бросаться в глаза. Предположу, что на действующем кладбище Москвы пейзаж свежих апрельских могил будет уходить далеко за горизонт. Есть ли тут повод утверждать, что скорбная картина нарисована бесчинствами коварного COVID? Слабо Кручинину снять такой репортаж? Что-то подсказывает, что кишка тонка.

Профессионального комментария в сюжете ни одного и близко. Кручинин этим не озаботился. Когда стервятник кружил у местной больницы, вылавливая родственников пациентов, его группу заметила главврач и сама предложила рассказать и показать все, что его интересует. Тот только отмахнулся. Профессионал, что тут скажешь, и здесь без всякой иронии. Он вышел на охоту с задачей инфокиллера, а быть инфоспасателем или хотя бы просто ретранслятором объективной картины — это сегодня не про него.
ДОСЛОВНО

Светлана Глебко, главный врач Столбцовской центральной районной больницы, в беседе с корреспондентом Агентства телевизионных новостей «Беларусь 1»:

— Эта съемочная группа как-то внезапно появилась на территории нашей больницы. К ним был направлен заместитель главного врача. Два молодых человека не представились. На вопрос: «Что вы здесь делаете и какую хотите получить информацию?» — молодые люди развернулись и ушли с территории. По камерам видеонаблюдения, которые имеются у нас по периметру всей больницы, мы посмотрели, что они вели себя абсолютно некорректно: заходили в поликлинику, шифровались там, прятались за деревьями… 

Для меня вообще непонятно такое некорректное поведение. Мы готовы были все рассказать, показать. Я сама перенесла COVID и могла им подробно рассказать, как мы лечимся, как используем средства защиты…
А вот о сути этих задач разговор имеет смысл вести особый. Очевидно, что корреспондент российского Первого и с места бы не двинулся без команды из центра. Оно ему надо, столичному денди, месить модными ботинками кладбищенскую слякоть в каких-то там Столбцах? Да он, возможно, до этого и понятия не имел, где они находятся. Но есть задача сделать дурно пахнущий продукт. Причем, замечу, исключительно для российского зрителя, который вдруг поимел смелость задумываться о том, почему в Беларуси, несмотря на отсутствие жестких карантинных ограничений, результаты противодействия вирусу ничуть не хуже российских. Вот тут бы нам, наоборот, соединить усилия в борьбе с угрозой. Как когда-то, 75 лет назад. Посмотреть на результаты, вникнуть в опыт друг друга, где и какие методы дают больший эффект, а потом, может, выработать совместно новую, еще более действенную систему обороны. Мы же никого не поучаем. Это новая угроза. Сами во многом идем на ощупь. Соединение усилий здесь было бы наиболее ценным.

Но нет же… У кого-то в московских кабинетах почему-то очень сильно «подгорает», и оттуда следует команда действовать так, как поступил Кручинин. И вот этот субъект оставил в нашей стране очень нехороший след. Таких людей в приличные дома и на порог-то не пускают, а уж руку подать… Хорошо, что вирус нас научил тщательно мыть руки и использовать дезинфицирующий раствор. А то мало ли к какой заразе вдруг прикоснешься, которая будет и зловреднее, и противнее любого COVID.

kryat@sb.by

ФАКТ

Из эфира телеканала «Беларусь 1»:

— Как суверенная страна Беларусь имеет право защищать своих граждан. Не только медицински, но и информационно. Например, от лжи и фейков. Поэтому по закону МИД Беларуси лишил аккредитации съемочную группу Первого канала с предупреждением: готовы и на более жесткие меры.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Посол Российской Федерации в Беларуси Дмитрий Мезенцев в интервью агентству БЕЛТА:

— Это (Первый канал. — Прим. ред.) федеральный, но не государственный канал. Полагаю, что система межгосударственных отношений России и Беларуси определяется национальными лидерами — Президентами наших стран, взаимодействием правительств, министерств, ведомств, масштабным сотрудничеством регионов, городов-побратимов. Особая роль отведена парламентам. И тому очень много достойных, значимых и весомых примеров…

Представители медийного цеха должны понимать и настроения в обществе, необходимость сплачивать людей, «отводить» от них уныние, поддерживать оптимизм, убежденность в том, что беда как можно быстрее будет преодолена благодаря профессиональной работе медиков, их выверенным успешным шагам в соответствии с требованиями и рекомендациями Всемирной организации здравоохранения. Очень важно, чтобы слово журналиста сплачивало, давало надежду, делало всех нас сильнее.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...