Торг под шубой

32 евро за шкурку: наша пушнина может вернуться на мировые аукционы

Лучшими друзьями девушек традиционно принято считать бриллианты. В последнее время к ним часто добавляют изделия из натурального меха. Ну какая представительница прекрасной половины человечества не мечтает о норковой шубе или соболином жилете? Корреспондент «Р» детально изучила внутренний рынок пушнины и ассортимент в магазинах, выяснила, как меняются мировые цены на норку и почему качественное изделие не может стоить дешево.


Хищники любят белок

Те, кто отдыхал на курортах Турции или Греции, знают, что такое «меховой шопинг». Огромные молы и мелкие магазинчики с мехами в этих жарких странах есть практически на каждом шагу, и в сезон все они забиты русскоговорящими туристами, примеряющими в жару изделия из норок, лисиц или песцов. Покупательницы обычно ведутся на относительную дешевизну и с упоением хвастаются перед подружками шубкой за тысячу евро. Загляните в любую фирменную сеть известных производителей или в крупный торговый центр страны: белорусские шубы будут стоить заметно дороже. Но причина вовсе не в том, что наши производители хотят озолотиться.


Сегодня в стране работают 14 хозяйств, в которых выращивают пушных зверей: норок, песцов, енотов, лисиц. Шесть самых крупных организаций производят 90% всей норководческой продукции и входят в состав  Белкоопсоюза. Директор республиканской ассоциации по звероводству и переработке пушно-мехового сырья «Белпушнина» Геннадий Попов не скрывает того факта, что звероводство хоть и считается высокорентабельной отраслью, на самом деле довольно затратный бизнес:

— Во всем мире фермы по производству пушных зверей — это своеобразные утильзаводы при крупных хозяйствах. У нас они тоже создавались как второстепенное производство: пушные животные съедают все, что не идет на переработку для пищевых продуктов. Но здесь есть вот какие нюансы: норки — это хищники, им нужен белок. Примерно 70% всего рациона должны составлять мясо, рыба, печень, субпродукты второй категории, творог. Именно поэтому главным сдерживающим фактором для развития отрасли является как раз таки кормовая база. Только одной свежемороженой морской рыбы для кормления мы импортируем до 12 тысяч тонн в год! А еще перерабатываем около 20 тысяч тонн мясной продукции.

Чтобы разобраться в экономике одной шубки, начать нужно с самого начала норководческого года, который традиционно стартует в ноябре. В это время хозяйства заготавливают корма и, как правило, берут для этого кредиты. В апреле самки норок приносят щенят: если от одной особи  удастся получить пять щенков, ферма к концу года при устойчивом спросе на пушнину сможет заработать. Четыре щенка — это ноль для экономики хозяйства, а меньше четырех — полный минус. Нельзя отбрасывать и такие факторы, как погода и клетки для содержания: на состоянии меха животного сказывается любая, казалось бы, мелочь. В результате себестоимость одной невыделанной шкурки норки достигает примерно 25 долларов. По оценке Геннадия Попова, эта цифра, в принципе, сопоставима с европейскими ценами и  вряд ли ее можно снизить. Животное можно хуже кормить и попытаться как-то удешевить содержание, но все это прямо пропорционально скажется на качестве меха и стоимости шкурки. Продать дорого такое сырье не получится.

А дальше начинается простая математика: если на одну норковую шубу необходимо 40—50 шкурок, только себестоимость сырья составит 1000—1250 долларов. А ведь шкурки  еще нужно выделать, при необходимости покрасить, пошить шубу и продать ее в какой-то торговой точке. Получается, среднее по длине изделие не может стоить ниже 1500—1700 долларов. Геннадий Попов резюмирует:

— Хорошая шуба из натурального меха не бывает дешевой. Многие игроки шубной индустрии пытаются зарабатывать тем, что умело подкрашивают некачественный мех, используют лапки и хвосты — все это существенно удешевляет изделие. А вместе с тем сказывается на качестве: такие шубы потом «осыпаются» и лезут по швам. Женщины потом приходят в ателье и просят залатать «дыры», оплачивая довольно дорогую работу.

Норок много, но шубы не дешевеют

Мало кто знает, но наша меховая отрасль конкурентоспособна на мировом рынке. И хотя на долю местных производителей пушнины приходится чуть более 1% всего мирового объема, республика входит в двадцатку самых крупных экспортеров. За белорусской пушниной на мировых аукционах торгуются брокеры из России, Италии, Греции, Турции, Китая. Однако последние годы для отрасли и внутри страны, и во всем мире были не самыми лучшими.


По данным исследования Национального центра маркетинга и конъюнктуры цен, некоторое время мировая меховая отрасль испытывала подъем: спрос на пушнину был довольно стабильным. А широкий интерес к меху норки в России и Китае привел к тому, что цены на аукционах за одну шкурку доходили до 100 долларов. В результате мировой объем производства вырос с ежегодных 50 млн штук шкурок почти до 90 млн — и рынок обвалился. Из-за этого наши производители пока не участвуют в аукционах и сконцентрировались на прямых продажах, которые позволяют хозяйствам получить быстрые деньги. По оценке директора ассоциации «Белпушнина», рынок достиг дна:

— Еще несколько лет назад 450 тысяч шкурок норки мы продавали на знаменитом финском аукционе Saga Furs. Но последние два года предложение существенно превышало спрос. На мировом рынке случился кризис перепроизводства, в результате которого на аукционах шкурки норки очень хорошего качества торговались ниже себестоимости — по 12—15 долларов за штуку. Многие мелкие фермы просто разорились, крупные — понесли меньшие потери и остались на рынке. Сейчас ситуация понемногу стабилизируется, цены на пушнину начинают расти. Думаю, наши производители смогут вернуться на мировые аукционы. Во всяком случае, ожидания будущего аукциона в Финляндии, который пройдет в марте, составляют примерно 32 евро за шкурку.


По оценке экспертов Национального центра маркетинга и конъюнктуры цен, перепроизводство на мировом рынке пушнины сказалось и на состоянии меховой индустрии страны. Склады компаний оказались заполненными готовыми изделиями не только во всем мире, но и у нас. Так, на начало года запасы шуб из натурального меха превысили 10 тысяч штук: а это почти в 25 раз больше среднемесячного объема производства.

Несмотря на это, изделия из натурального меха не стали стоить дешевле. Дело в том, что индустрия продаж меховых изделий не менее затратна, чем само производство пушнины. Кроме того, белорусские шубы выпускаются строго по ГОСТу. Это значит, производитель ручается: изделие шьется из цельной шкурки, мех которой за несколько сезонов не вылезет и цвет не изменит.

КОМПЕТЕНТНО

Ирина КОЗЫРЕВА, начальник производства дизайн-центра GNL РУП «Белкоопвнешторг»:

— Работа по индивидуальным заказам — привычная практика для производителей меховых изделий. У нас эта доля достигает 40%. Такой подход выгоден производителю с экономической точки зрения: деньги за изделие мы получаем сразу, в то время как процесс реализиции в торговой сети может растянуться на месяцы.

Что касается готовых моделей, перепроизводство сырья  на мировом рынке не сказалось на наших ценах. Нужно понимать, что изготовление меховых вещей — процесс сложный и затратный, это практически ручной труд. За 15 лет работы в отрасли я скажу: себестоимость изделия  в валюте остается неизменной. Если шуба стоит дешевле 1200—1300 долларов, это значит, что производитель применил различные технологические хитрости для экономии мехового сырья. Цены на наши модели, которые поступают в продажу, колеблются в пределах 1700—3000 долларов.  Тем, кто хочет купить дешевую шубу, я предлагаю подсчитать КПД изделия, то есть посмотреть на количество сезонов, которое вы проносите. Отремонтировать шубу за тысячу, с которой начнутся проблемы после первого снега, стоит дорого.

Семь раз примерь, один купи

Цена элитной белорусской шубы сопоставима с ценами мировых производителей

Тосканская овчина, баргузинский соболь, ернобурая лиса, голубая норка или белый песец — сегодня в продаже шубы, жилеты и накидки на любой цвет и кошелек. Рынок меховых изделий потрясает не только разнообразием, но и ценами. Продавцы нахваливают товар и предлагают скидки и выгодные условия кредита или рассрочки. Однако эксперты предостерегают: даже не надейтесь купить качественное изделие из норки за тысячу условных единиц! Ремонт дешевой шубы обойдется дорого.

В моде крашеный мех
Для того чтобы удешевить меховое изделие, отдельные производители идут на разные хитрости: например, делают в шкурках надрезы, которые потом сшиваются нитками. Такой мех теряет не только в теплостойкости, но и в цене. Неопытный покупатель это вряд ли заметит, а вот изделие по факту на 10% будет состоять из ниток. Рассказывают, как на одно из белорусских предприятий приезжали греческие предприниматели, которые сетовали на высокую себестоимость наших изделий. Тогда у нас решились на эксперимент: предложили иностранцам скроить шубу прямо на месте. Результат впечатлил всех: грек сэкономил аж две шкурки норки, но вот в готовом изделии использовал полотно, скроенное из лапок и хвостов, умело припрятав его под рукавами. В ассоциации «Белпушнина» заверяют: купить изделие, скроенное из остатков, можно и у нас, и в Греции, и в Италии. Максимально использовав все части шкурок, компании таким образом существенно удешевляют себестоимость готового изделия и хорошо зарабатывают.

Честно признаюсь: этим летом чуть не купила норковую шубу в Греции. Привлекательная цена в тысячу евро за изделие до колена очень уж радовала глаз. А после визита на одно из наших предприятий по пошиву изделий из меха твердо уверена: скупой платит дважды. Мониторю меховой рынок: магазины предлагают бюджетные шубки от 200 долларов. В основном за такую стоимость предлагают мутон (овчина особой выработки). Купить такое изделие б/у по объявлениям можно за 200 рублей. Цены на белорусские шубы из норки  начинаются от 1300 долларов.

Интернет-магазины накануне новогодних праздников устроили скидки и распродажи: так, итальянские шубы из натурального меха сейчас стоят 2—4,5 тысячи долларов. Другой продавец объявил аукцион невиданной щедрости и предлагает купить шубу из баргузинского соболя с дисконтом в 25%. Консультант по телефону поет соловьем: «Всего за 5 тысяч долларов вы получите изделие класса премиум!» Все бы хорошо, но в свое время за одну шкурку такого животного из Сибири предлагали на аукционе в Санкт-Петербурге 1300 долларов! Полушубки из баргузина по 20 тысяч долларов — нормальная практика. Самое дорогое изделие, которое мне удалось найти в сети, стоит больше 60 тысяч долларов. Это короткий итальянский полушубок из рыси. Правда, примерить товар не получится — под заказ его доставят к нам из Москвы.

konoga@sb.by

Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Евгений КОЛЧЕВ
ТЕГИ:
Загрузка...
Новости