Свет и тени «Оливковой ветви»

Военная операция Турции под названием «Оливковая ветвь» — в центре внимания всего мира. В то же время многие действия турецких военных, проводимые на территории Сирии, остаются как бы в информационной тени неверных интерпретаций. Посол Турции в Беларуси К.Нилвана Дарама обратилась в редакцию с предложением отразить более сбалансированное представление об операции «Оливковая ветвь». Состоялся живой и заинтересованный разговор, в результате которого наши читатели могут получить наиболее полную картину происходящего из первых уст.


— Госпожа посол, расскажите, пожалуйста, какими целями и основаниями руководствовалась Турция, пересекая границу Сирии?

— Турция с самого начала обозначила свою цель — нейтрализовать силы террористов, которые функционируют вдоль границы, и обеспечить свою безопасность.

— Тогда возникает вопрос, как далеко могут зайти турецкие военные, учитывая, что им противостоят такие курдские организации, как «Демократический союз» (PYD) и «Отряды народной самообороны» (YPG), действующие на сирийской территории?

Кезбан Нилвана Дарама.
— Я полагаю, было бы уместно, если бы я раскрыла некоторые подробности фона — того, что предшествовало проведению операции «Оливковая ветвь». Вам известно, что на протяжении десятилетий функционирует террористическая организация PKK (Рабочая партия Курдистана), и деятельность этой террористической организации стоила жизни свыше 40 тысяч турецких граждан. По другую сторону турецкой границы функционируют «Демократический союз» (PYD) — организация, которую признают продолжением PKK, и ее органические связи с PKK были установлены и доказаны. Есть также организация «Отряды народной самообороны» (YPG) — это вооруженные формирования этих структур. Турция не имеет ни капли сомнений о том, что YPG и PYD являются продолжениями и ответвлениями организации PKK, и, в принципе, об этом известно всему миру. YPG и PYD, действуя с приграничной территории, осуществили за последний год порядка 700 атак на Турцию, что повлекло как человеческие жертвы, так и нанесло материальный урон стране. Также элементы, связанные с YPG, были задержаны во время перехода границы со стороны Африна. Достоверно известно, что они снабжают вооружением и проводят необходимую подготовку бойцов PKK. Ни одна из стран не закрыла бы на это глаза, также не закрываем и не намерены закрывать и мы. Операция продолжится до тех пор, пока не будет обеспечена безопасность границ.

— Пока не будут уничтожены эти две организации?

— Верно, эти две структуры, но также есть ИГИЛ, которое также должно быть нейтрализовано.

— Вот тут начинается некий когнитивный диссонанс у европейцев, потому что мировые СМИ позиционируют эти две действующие на сирийской территории организации, «Демократический союз» (PYD) и «Отряды народной самообороны» (YPG), как борцов с «Исламским государством». К тому же эти формирования являются союзниками США в борьбе против «Исламского государства». Как объяснить противоположные позиции партнеров по НАТО — Турции и США — по отношению к курдским вооруженным формированиям?

— На мой взгляд, европейцы прекрасно понимают, о чем идет речь, но коль скоро на данном этапе сотрудничество с этими структурами соответствует их интересам, они закрывают на многое глаза. На прошлой неделе парламентарий одной из европейских стран сказал, что для них Рабочая партия Курдистана (PKK) не представляет какой–либо угрозы, но для нас они являются угрозой. Не будем забывать в этом контексте про органическую связь PKK с курдскими структурами на сирийской
территории. И нам это хорошо известно, и им известно, но на данном этапе нет других сил, которые вели бы борьбу с ИГИЛ, поэтому пока что Европа закрывает глаза на это. Если сейчас ведется сотрудничество с двумя террористическими организациями, которые борются с третьей, то придет день, когда это станет головной болью для всех.

Турция знает, что целью деятельности этих организаций, YPG и PYD, не является борьба с ИГИЛ. И нам даже известно, что в той мере, в которой это отвечает интересам этих двух формирований, они ведут сотрудничество с ИГИЛ. Те области, которые, как они нам заявляют, были очищены от ИГИЛ, на самом деле подвергаются захвату, где арабы, туркмены, курды, проживающие на сирийской территории, оказываются выброшены на улицу, а принадлежащее им имущество захватывается.

— Турции удалось убедить Соединенные Штаты не поддерживать и не финансировать курдские вооруженные формирования?

— Если бы мы в этом преуспели, мы бы не пришли к этой точке — военной операции. До того, как мы приступили к подготовке и проведению этой операции, даже до операции «Щит Евфрата», мы со всеми сторонами вели обстоятельный диалог на предмет прекращения поставок вооружений, прекращения финансовой и материальной поддержки, потому что, как мы предупреждали, это обернется против всех. И вот теперь эти формирования обладают противотанковым вооружением, а также средствами ПВО. Откуда оно у них берется и с какими целями все это используется? У ИГИЛ что, имеются самолеты в распоряжении? Это вооружение — и противотанковое, и средства ПВО, и гаубицы, и прочее — используется против мирного населения Турции.

— Я понимаю, что вы — посол в Беларуси и отвечаете прежде всего за турецко–белорусские отношения, но не могу не спросить. А как же Турция будет со своими партнерами по НАТО сотрудничать, если они не понимают вас?

— Как всегда... Вообще, разногласия со странами могут быть, и это разногласие не первое среди партнеров по НАТО. Мы будем прикладывать усилия, чтобы не прерывался диалог. Мы продолжим доносить свою точку зрения на обстановку со своими болевыми точками. В той мере, в какой они поймут или захотят услышать нас, мы будем совместно двигаться. Однако в той мере, в какой нас не будут или не захотят понимать, свою национальную безопасность мы будем продолжать отстаивать настолько, насколько возможно. Ситуация в Сирии — не то, на что мы могли бы закрывать глаза.

— То, где вас не хотят понимать, касается гуманитарных вопросов. Франция вынесла на Совет Безопасности ООН озабоченность гуманитарной ситуацией. Наверное, она складывается не лучшим образом, все–таки война есть война. Как Турция относится к этому вопросу, видите ли вы невоенное решение курдского вопроса в широком смысле слова?

— По вопросу гуманитарной ситуации у нас нет ни малейших сомнений, недомолвок, переживаний. С самых первых моментов операции мы провели обширнейшую работу по тому, чтобы исключить возможность причинения вреда мирному населению. Вплоть до сегодняшнего дня ни один мирный человек не стал жертвой. Есть много дезинформации на этот счет. Наши эксперты изучили все заявления, все показанные фрагменты и полностью опровергли каждый из них. Те изображения, которые были преподнесены как результаты проведения операции в Африне, на самом деле являются снимками, которые были получены при других событиях, в других странах. Нередко фотографии обезвреженного террориста выдаются за пострадавших мирных жителей. Что касается самой операции в Сирии, то параллельно с вооруженными силами Турции в ней участвуют также Общество Красного Полумесяца и ведомство по предотвращению чрезвычайных ситуаций. В тех деревнях, которые удается очистить от террористических элементов, раздаются продовольствие, одежда и медикаменты. В ходе операции на очищенные территории стали возвращаться сирийские жители арабского, курдского и туркменского происхождения. С момента проведения операции «Щит Евфрата» население увеличилось в 5 раз и достигло 250 тысяч человек. Кроме того, там возобновляется экономическая активность, идет ремонт и строительство больниц на 200 — 500 коек и смогли продолжить обучение в школах 150 тысяч детей. Все это происходит на территории 2.000 квадратных километров, очищенных от террористов в ходе операции «Щит Евфрата». Это истинное лицо нашей операции, а не то теневое преломление, которое можно увидеть в иностранной прессе.

Что лично меня беспокоит, коль скоро западная пресса такая чувствительная, почему она оставляет без внимания похищения людей, разбои, физическое устранение руками организаций YPG и PYD? Террористические акты — февраль 2016–го, Анкара; апрель 2016–го, Бурса; ноябрь 2017–го, Анкара; декабрь 2017–го, Стамбул. Нам известно, что террористы PKK, которые стоят за этими терактами, были подготовлены на специальных базах в Африне. Этот центр подготовки был нейтрализован на днях. Данная операция находится в полном соответствии с 51–й статьей ООН, и мы считаем ее полностью законной.

Для нас нет такого понятия, как курдский вопрос. Для нас есть вопрос терроризма и, в частности, террористической организации PKK, а также ее ответвлений. Для нас очень важна территориальная целостность как Сирии, так и Ирака. Если бы сирийское правительство могло обеспечить порядок и стабильность, то ничего, что сейчас там происходит, не было бы. Вот почему мы хотели бы, чтобы политическое решение в Сирии наступило как можно быстрее.

— Совпадают ли позиции Анкары с видением Москвы и Тегерана по сирийскому урегулированию?

— Совершенно точно мы на протяжении целого года вместе работаем по этому вопросу. Мы, безусловно, поддерживаем процесс и в Астане, и в Сочи и верим, что предложенные там инициативы весьма положительно скажутся на женевском процессе под патронатом ООН.

— Спасибо за беседу!

КСТАТИ

Евросоюз следит за событиями с первого же дня операции «Оливковая ветвь», проводимой Турцией. Верховный комиссар ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини заявила: «Мы понимаем обеспокоенность Турции, и прежде всего по поводу событий, происходящих у ее границ. Обеспечение безопасности граждан, проживающих на границе с Сирией, право и обязанность Турции».

При этом Могерини сказала, что в ЕС крайне обеспокоены тем, что на севере Сирии открылся новый фронт. Столкновения, по мнению политика, несут риск нарушения баланса сил, поэтому необходимо сосредоточить всю свою энергию на поддержке ООН в ходе переговоров в Женеве.

Москва в связи с ситуацией в Африне призвала все стороны к сдержанности и уважению территориальной целостности Сирии. Как рассказал пресс–секретарь российского Президента Дмитрий Песков, Россия следит «самым внимательным образом» за ходом военной операции. К эскалации ситуации в сирийском Африне привели действия США, вопреки заверениям Вашингтона в поддержке территориальной целостности Сирии, сказано в комментарии российского МИД.

romanova@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Артур ПРУПАС
Загрузка...