Иногда и без бчб-повязки или свастики поведение настроенных экстремистскими каналами выглядит слишком «коричневым», чтобы их не заметить

Сорную траву нацизма — c поля вон!

Рисунок Олега КАРПОВИЧА
История с участием консула Генконсульства Польши в Бресте Ежи Тимофеюка и белорусских детей, которая логично продолжилась возбуждением уголовного дела, — только один тревожный звонок. Постоянно отслеживая криминальную хронику, обратила внимание на факты. Нацистская или околонацистская тема, символика всплывают далеко не впервые. Помимо них, те, кто пытается настроить молодежь против своего же государства, активно используют риторику «мы — партизаны, они — полицаи». Или абсурд вроде: ОМОН — террористы (это инициатива бывшей домохозяйки), а бандиты со взрывчаткой — герои. На днях гимн страны не постыдились назвать «гимном террористической группировки «Белоруссия». Это уже не просто единичная попытка переписать историю, в том числе и о «проклятых» солдатах. Иногда и без бчб­-повязки или свастики поведение настроенных экстремистскими каналами выглядит слишком «коричневым», чтобы их не заметить.

Молодые забыли суть фашизма, да и не могут помнить, а тот же фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм» в школе не показывают, как в мое время. Толчком для создания картины стал разговор с ребятами, не знающими, что это. «Война для них — далекое воспоминание детства, прошлое их отцов. Война ушла куда­-то очень далеко. Они, конечно, много слышали и читали о фашизме, но не всему до конца верили…» — вспоминал режиссер. Сейчас войну изучают по игре в «танчики». А ведь мы дожили до появления «информационного фашизма». Может, это про тех, кто, как роботы, оправдываются: мне это было ни к чему, но в телеграм­-каналах написали… За кого вы, молодые да уличные, под чьей символикой? В советское время дети плакали и не хотели играть на стороне «фашистов». Напомню, на днях брестских школьников переодели в польскую военную форму, чтобы почтить память убийцы белорусов — Ромуальда Райса, который в 1946 году сжег несколько белорусских деревень и убил 79 человек. Помните, из «Обыкновенного фашизма»: «В четыре года мы даем ребенку в руки флажок, и, сам того не ведая, он поступает к нам в обработку, которая продолжается до самой могилы».

Ни разу не хочу бросать камень в огород какой-­либо страны или большинства ее жителей. С соседями нужно дружить. И знать, что у них происходит. Несколько фактов из польских СМИ. В октябре прошлого года в населенном пункте Гурашка под Варшавой загорелось не приспособленное для проживания здание. Polsat рассказал, что более 20 занятых в садоводстве работников из Украины обитали в техническом помещении. В старой теплице даже не вставили окон, заложили их стекловатой. На пожарище нашли тело молодой украинки… Знаете, кольнула обыденность описания: люди жили даже не в бараке — в теплице. Осенью, в холода… Еще раньше польская полиция задержала хозяйку одного производства, которая вывезла работника из южной страны-­соседки в лес умирать. А в поселке Верухово под Варшавой на заводе всех украинцев заставляли носить сине-­желтую форму.

Нужна нам такая «Arbeit macht frei» («Труд делает свободным»), как было написано на воротах концлагерей в Освенциме и Гросс-Розене в Польше? Может, там подзабыли. А мы не спустим никому даже за малейший намек на свастику и фашистские знамена. Как бы ни выгораживали недосми, к примеру, ксендза из горпоселка Россоны, который опубликовал в соцсетях плакат Владимира Цеслера, где использовалась свастика. Как бы ни выставляли жертвой жительницу Быхова, «всего лишь» сделавшую репост из признанного экстремистским телеграм-­канала — с использованием нацистской символики. В зародыше гидру давят, чтобы не расплачиваться потом миллионами жизней. 

Ужасно, что коричневая чума заползает исподволь, прикрываясь и маскируясь под «партизан». Иногда и без всяких свастик поведение протестунов напоминает действия заброшенных из-за границы фашистских диверсантов. История повторяется дважды, второй раз — в виде фарса. Смотрим видео следственного эксперимента с двумя «товарищами» из Молодечненского района, после бутылки водки решившими устроить «рельсовую войну». Здесь уместно будет вспомнить цитату из «Обыкновенного фашизма»: «…Превращаясь в дикаря, он чувствовал себя чуть ли не героем. А готовый на все дикарь был очень нужен Третьему рейху, чтобы истребить все, что противилось нацизму». Попытка замкнуть металлическим тросом рельсы на перегоне Дубравы — Радошковичи провалилась. А перекрытые за пару дней до нового года бетонным столбом железнодорожные пути в Лиде? Поезд Гродно — Гомель в него врезался. Это кто — люди? Что у них на уме — взрывы, аварии, чьи-то смерти… Стало быть, нет в них ничего человеческого! Опять же по «Обыкновенному фашизму»: «Они добровольно отказываются от права и долга любого человека — мыслить».

Самое странное, поклонники фашистских замашек сначала гавкают на нашу милицию, но при случае у нее же ищут защиты. И эту манеру перенимают и «мирные» обыватели, которым днем и ночью льют в уши, что наши стражи порядка — «полицаи». Один только пример. Жительница деревни Покоть Чечерского района обрывала телефон одного из подразделений УВД Минского обл­исполкома. Мол, соседка своего малыша убила. Ложь. День спустя звонит в РОЧС — мол, подожгу дом другого соседа. На помощь даже в глубоком запое звала людей в форме. Нашей, не бандитской. А когда милиционеры пришли к ней, приятель «шутницы» скомандовал псу: «Фас!» Натравливать собак на людей — следующий шаг?

Не для того мы свою землю отвоевывали, а потом обустраивали, чтобы на ней хоть где-то, локально, даже на одном квадратном метре, снова проросли фашистские порядки. Сорную траву нацизма — из поля вон!

yasko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter