СОБР: территория напряжения

Минск. Уручье. КПП войсковой части 3214. 8.30 утра. Через турникет, кивнув головой дежурному, проходит парень в «гражданке»

Минск. Уручье. КПП войсковой части 3214. 8.30 утра. Через турникет, кивнув головой дежурному, проходит парень в «гражданке». Водитель? Рабочий? Постороннему знать необязательно, но мы раскроем секрет: этот человек — сотрудник СОБРа. Причастный к грозной аббревиатуре... Знаете ли вы, что скрывается за ней? Мне приходилось слышать две расшифровки. Первая стандартная: специальный отряд быстрого реагирования. Второе толкование — для посвященных. СОБР — это сила, отвага, быстрота, разум. Так говорят о бойцах те, кто так или иначе сталкивался с отрядом. Преступники клянут быстроту, коллеги–силовики уважают силу, журналисты «пиарят» отвагу. Сами же собровцы не очень любят пребывать в лучах славы и внимания. У них есть задачи поважнее: воевать с бандитами, задерживать наркоторговцев и насильников. Накануне 10–летнего юбилея «Спецназ» решил составить своеобразную краткую энциклопедию боевой службы спецподразделения.

Боевое крещение


ТОЧКА отсчета — июнь 1999 года. Первый командир — Дмитрий Павличенко. Место дислокации — территория «тридцатьдвойки». Ее, кстати, для отряда быстрого реагирования выбрали не случайно. Бригада спецназа была и остается главной кадровой кузницей для СОБРа, а каждый военнослужащий–новобранец мечтает надеть черную форму бойца подразделения.

— Этап становления отряда занял около двух лет, — вспоминает заместитель командира СОБРа по идеологической работе Дмитрий Лутов (на фото). — А началась история с громкой операции в Орше. Тогда требовалось задержать организованную преступную группу. Молодые люди, до 21 года, занимались кражами, разбойными нападениями, сидели на наркотиках. В общем, типичная банда «отморозков». Оперативники выяснили, где они могут находиться. Отряд выдвинулся на обьект. Все прошло успешно: у бандитов конфисковали огромное количество холодного и огнестрельного оружия, взрывчатые вещества...

Таким было боевое крещение. Подобных эпизодов в биографии СОБРа будет еще много. 

Соперники 


НЕМНОГО теории. За 10 лет функции и задачи отряда пересматривались несколько раз. Сегодня бойцы СОБРа охраняют общественный порядок, участвуют в розыске и задержании особо опасных преступников, сопровождают важные грузы. А еще они готовы пресечь бунт в колонии и не дать сбежать из–под конвоя матерому преступнику. К примеру, во время слушания дела о морозовской группировке, когда прошел слух о якобы выплаченных в России деньгах за помощь бандиту, собровцы неоднократно участвовали в усилении караулов. 



И еще одна из возложенных на СОБР задач: при осложнении ситуации в стране бойцы будут охранять стратегические объекты.

Дотошный читатель наверняка заметит: примерно такие же функции выполняют и другие наши спецподразделения. Как делят «сферы влияния» силовики?

— Наше подразделение состоит в штате войсковой части 3214, относимся к внутренним войскам, — уточняет Дмитрий Лутов. — Вот вам и «рабочее пространство». Но это не исключает нашего участия в мероприятиях, которые проводит КГБ, МВД, другие ведомства. Работы хватает всем, никакой конкуренции между спецподразделениями нет. Разве что на спортивных площадках!

К слову, в традиционной «Динамиаде», где спецназовцы различных структур выявляют лучших, в последние годы СОБР занимает 1-е место. Бойцы попытаются одержать победу и в юбилейный год.

Оружие


НЕ сказать, что в запасниках СОБРа хранятся бластеры и лучевые пушки. На вооружении стоят старые добрые, не раз проверенные в бою советские образцы. Из короткоствольного оружия — «Макаровы» и «Стечкины», а также их модернизированные варианты для бесшумной стрельбы. Есть автоматы Калашникова, помповые ружья для стрельбы картечью, в том числе и резиновой, которую применяют в случае беспорядков в колониях. Конечно, большой выбор снайперских винтовок с разнообразными прицелами.

Для выполнения боевых задач, как утверждают в отряде, имеющегося вооружения хватает.

Форма


ЗА 10 лет обмундирование прошло некоторую эволюцию. Поначалу бойцы облачались в комбинезоны, сегодня на повестке дня — штаны и куртка практичного черного цвета. Существуют летний и зимний варианты. Иногда приходится лежать в снегу по нескольку часов, поджидая в засаде преступника, часто — сидеть в зной в душной машине. Поэтому форме как важному элементу комфорта в отряде уделяют большое внимание.

— Боевые задачи формируют и требования к экипировке, — объясняет Дмитрий Лутов. — Как–то на международных соревнованиях беседовал с командиром турецкого СОБРа. Его интересовало наше обмундирование. Спрашивал: горит или не горит ткань? Ботинки — специальные, как у сапера, или нет? Есть ли видеокамера в шлеме? Понятно, если в стране сложная обстановка, велика террористическая угроза, такой технический уровень необходим. У нас, к счастью, гораздо спокойнее.

Планка


СЕЙЧАС в отряде служат мастера спорта международного класса по тайландскому боксу, рукопашному бою. Требования к кадрам в последние годы существенного возросли. Сотрудник СОБРа должен быть как минимум кандидатом в мастера спорта (многие здесь мастера), иметь образование, и не просто среднее специальное, а высшее. Большинство бойцов закончили или обучаются в высших учебных заведениях. Это Академия МВД, Белорусский государственный университет физической культуры, вузы с юридическим профилем...

Одним словом, образ накачанного крепыша, не способного досчитать до ста, больше не актуален. Наоборот, сотрудники СОБРа славятся своей всесторонней подготовкой, они нарасхват в других силовых структурах, куда из отряда на вышестоящие должности берут с удовольствием.

Отбор


У МОЛОДЫХ людей, которые отслужили в бригаде спецназа, с трудоустройством обычно проблем нет. Хочешь — оставайся на контракте или иди в милицию, где возьмут с радостью. Хороший вариант — охранять банк, иностранное консульство. А вот в СОБР зачислят лишь самых подготовленных. Что тут говорить, если даже краповый берет не является пропуском в отряд— Конкуренция большая, и мы не открываем дверь и не приглашаем всех желающих, — рассказывает о принципе комплектования Дмитрий Лутов. — Основная ставка — на ребят из бригады.



Пока боец проходит «срочку», внимательно к нему приглядываемся. Сделать это несложно — лучшие показывают себя на соревнованиях по боксу, рукопашному бою, на стрельбище. Тот, кто однажды попал на карандаш, в сфере внимания находится постоянно. Отслужил положенный срок, остался на контракте, имеешь положительную рекомендацию — при наличии этих условий предлагаем кандидату пройти отбор в подразделение.

Тут потенциальному собровцу придется попотеть. Во–первых, нужно успешно сдать психологические тесты, которые расскажут о реакции на экстремальные ситуации. Во–вторых, показать свою физическую подготовку. Это и демонстрация приемов рукопашного боя, и участие в спарринге. Пускай не таком жестоком, как на квалификационных испытаниях на право ношения крапового берета, но мало не покажется. А еще придется сдать усложненный вариант обычных нормативов. К примеру, не просто пробежать кросс, а совершить во время бега ряд упражнений вроде отжиманий и подтягиваний. Гораздо тяжелее, ведь сбивается ритм, дыхание...

Тренинг


ЕСЛИ отбор выдержан и кандидат попал в отряд, спокойной жизни ждать не стоит. Начинается стажировка.

— Наша работа — не киношный ролик с лихой погоней и красочным задержанием, — говорит Дмитрий Лутов. — Это рутина, каждодневные многочасовые тренировки, с кровью, синяками, травмами. Тот, кто ищет яркой романтики, в отряде не задержится.

В СОБРе существует своя система подготовки, отличная от обычной спецназовской. В основе — многократное, до автоматизма, освоение навыков обращения с оружием, владения приемами единоборств. К примеру, снайперы по несколько раз в неделю выходят на огневой рубеж. Часто бойцы устраивают учебные мини–«войнушки» со страйкбольным оружием. Так отрабатываются тактические навыки.

Большое внимание уделяют психологической закалке. На полигоне МЧС под Борисовом собровцы тренируются работать в замкнутом пространстве, учатся преодолевать страх перед высотой, водой, огнем. 

Табу


ЧЕЛОВЕК в черной маске — так можно сказать о сотруднике любого специального подразделения. Считается, что необходимость прятаться от глаз телекамер и внимания репортеров обусловлена вопросами безопасности. В СОБРе этого не отрицают, но говорят и о другом нюансе. Никто не может утверждать наверняка, что однажды во время задержания тебе не встретится преступник, знакомый по учебе или занятиям в спортзале. Чтобы избежать неприятных конфликтов, бойцы вынуждены жить двумя жизнями, придумывать легенды.

— Иногда даже родственники не знают, где работает сын или брат, — продолжает Дмитрий Лутов. — Ребята говорят знакомым, что они — инструкторы по рукопашному бою или просто военнослужащие. Хотя, конечно, сохранить профессию в тайне от самых близких людей невозможно.

Когда бойца СОБРа вызывают в суд давать показания, меняют его фамилию, имя, другие личные данные. При работе в городе допускается легкая небритость, неуставная прическа. Эти и другие защитные меры вполне понятны. 

Риск


БОЕВАЯ хроника СОБРа насчитывает сотни страниц. Здесь и поиск рецидивистов, и силовые задержания бандитских групп. Каждый день ребятам приходится рисковать.

— Чтобы поймать пулю в лоб, не нужно быть особо одаренным, — замечает Дмитрий Лутов. — А вот действия без лишнего шума, а главное — без потерь в нашем деле считаются высшим пилотажем. Говорю без ложной скромности, потому как слаженность и четкость закладываются кропотливым трудом.

Хотите доказательств? Не проблема. Недавний пример. Обычная минская «панелька», девятый этаж. В квартире металлическая дверь. Поступила информация, что за ней — наркодилер. Возможно, оперативники справились бы и сами, но нужно действовать быстро, чтобы преступник не успел выбросить наркотик в туалет или в окно. Вызвали СОБР. За 7 секунд шестеро бойцов спустились с крыши, выбили стеклопакеты, скрутили торгаша дрянью. Он и опомниться не успел. 

Или такая ситуация. Заброшенная деревня в районе Слуцка. Одни привозят наркотики, другие забирают. Отследить практически невозможно — в голом поле любая машина сразу же вызовет подозрение. Утром группа бойцов добралась до места лесом. Заложили на дороге заряд. Когда джип с наркотиками возвращался, провели направленный взрыв. Рассчитывали на то, что водитель в замешательстве притормозит. Так и произошло. Дальнейшее стало делом техники.

А еще бойцы брали маньяков, разоружали дезертиров, ловили преступников–«акробатов», которые одно время наводили ужас на дальнобойщиков. Умельцы приловчились запрыгивать на фуры прямо во время движенияТак и разгружали автопоезда, пока не вмешался СОБР...


Николай КОЗЛОВИЧ
Фото Александра СТАДУБА
и из архива СОБРа
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости