Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

Владимир Прокопенко из ляховичской деревни Гончары принимал участие в освобождении Гомеля, а после войны жизнь посвятил сельской школе

Слезы на красноармейской книжке

Несмотря на почтенный возраст, у ветерана Великой Отечественной войны, бывшего учителя и директора Медведичской средней школы Владимира Васильевича Прокопенко из деревни Гончары Ляховичского района великолепная память. Своими воспоминаниями накануне 75-летия освобождения Беларуси он поделился с корреспондентом «СГ».


Владимир Васильевич живет один, 13 лет назад ушла из жизни его супруга. Социальный работник Тамара, которую я по неведению сначала приняла за дочь, с заботой и любовью ухаживает за пожилым человеком. Она и помогла ему подготовиться к встрече, на которую со мной приехала главный специалист отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Ляховичского райисполкома Лариса Юшкевич. Увидев нас, ветеран пошутил: «Вот хоть с новыми девчатами поговорю, а то все Тамара да Тамара». Весь разговор сопровождался его шутками, а когда речь заходила о войне — плакал.

Его малая родина — Костюковичский район. Родился 22 мая 1924 года в семье сельских учителей. Некоторое время жил с родителями и двумя сестрами в Унече Брянской области. Окончил 9 классов, там же настигла весть о начале войны.

— 21 июня мы сдавали последний экзамен за девятый класс, после школы разошлись по домам. Утро перечеркнуло все планы, объявили о начале войны. Где-то в начале августа у нас уже появились немцы, мы жили в оккупации. Освободили наши края в октябре 1943 года, и сразу мобилизация. Всем, кто был старше 18 лет, нужно было явиться на сборный пункт. У нас располагался крупный железнодорожный узел, постоянное движение поездов. Меня отправили служить пулеметчиком в 101-й стрелковый полк 4-й стрелковой Бежицкой дивизии. Обучали долго, целых пять дней. С «максимом» принимал участие в освобождении деревень Плесы и Покалюбичи на Гомельщине, а потом и самого Гомеля. Нужно было форсировать Сож, тогда много наших ребят погибло. Из одной деревни вместе со мной служили хлопцев тридцать, наверное, забирали на фронт и бывших моих одноклассников, и учителей. 18 ноября получил серьезное ранение в руку. Полтора месяца лечился в госпитале, потом в батальоне выздоравливающих в Нижнем Новгороде. Оттуда попал на Карельский фронт в 20-ю бригаду 447-го отдельного моторизованного штурмового инженерно-саперного Ропшинского Краснознаменного батальона. Освоил науку сапера, а в ней ошибки недопустимы.

О том, что рядовой Прокопенко был хорошим сапером, свидетельствует нагрудный знак «Отличный минер». Между Ладожским и Онежским озерами на реке Свирь он воевал с финнами. Ветеран признается, ночевали в основном под открытым небом, а от свиста пуль и разрыва снарядов закладывало уши. Дрожащим голосом вспоминает строчки из песни, а у самого на глазах слезы:

— Нашей бригаде присвоили имя Свирская. Кто-то песню сочинил: «Вспомним, вспомним мы когда-то из атаки круговой, как сражались мы в двадцатой славной Свирской штурмовой». Знаете, я как-то считал, бойцы скольких национальностей служили в нашей роте. Досчитался до 19, даже якуты, марийцы… Был и земляк-белорус по фамилии Бовтрукевич из Клецка. Все вместе воевали, плечом к плечу.

Война для Владимира Васильевича продолжалась в Норвегии, которую их батальон освобождал от фашистов. В Заполярье он получил очередную награду — медаль «За оборону Советского Заполярья». Оттуда отправили на Дальний Восток на советско-японскую войну.

— День Победы мы встретили в вагоне по пути на дальнюю сопку под Новосибирском, — вспоминает ветеран. — На вокзале все люди кричали, плакали, обнимались. Солдат подбрасывали на руках. Эмоции не передать, до сих пор их ощущаю. Но наш путь лежал мимо Иркутска, Байкала, Хабаровска… В день капитуляции Японии получил медаль «За отвагу».

Владимир Васильевич показывает старую маленькую книжку красноармейца. Удивительно, как за столько лет она сохранилась. Среди многочисленных записей есть одна: «За участие в боях с японцами на Дальнем Востоке приказом Верховного главнокомандующего, Генералиссимуса Советского Союза товарища Сталина от 23 августа 1945 года ефрейтору Прокопенко объявлена благодарность». И таких благодарностей ему объявили пять. Вернуться сразу домой не довелось. Тех, кто постарше, мобилизовали, а из молодых организовали военно-строительный батальон. Владимир Васильевич принимал участие в строительстве Уссурийской высоковольтной линии и гидроэлектростанции.

ПОКА сын воевал на фронте, родители переехали в освобожденную деревню Гащин Ляховичского района, на родину отца. В семье наставничали все: отец был директором Медведичской средней школы и преподавал биологию, мать — в начальных классах, сестра — математику. Владимир пошел в 10-й класс в Ляховичскую школу, чтобы после ее окончания подать документы в вуз. Поинтересовалась, была ли у него любовь на фронте. Ветеран рассмеялся:

— Были среди нас и женщины, но за ними так смотрели, что не подступиться. А свою любовь встретил после войны, когда учился в 10-м классе. Жил на квартире в Ляховичах, домой за 19 километров не находишься каждый день. Так вот у хозяев дочка была, Марией звали, я на нее глаз и положил.

В 1947 году он стал студентом-заочником физико-математического факультета БГУ, а через год Владимир и Мария поженились. Супруга работала вместе с ним в одной школе учительницей. Так рука об руку и прошли по жизни вместе. К боевым наградам Прокопенко добавились «Отличник народного образования БССР» и «Отличник просвещения СССР».

ПРОСМАТРИВАЯ фотоальбомы и вырезки из газеты, которыми дорожит ветеран, я представляла: наверное, тяжело пожилому человеку оставаться одному в доме. И чем в таком возрасте себя занять можно? Когда задала этот вопрос Владимиру Васильевичу, тот молча встал, подошел к книжной полке и достал журналы с кроссвордами судоку:

— Я еще сам себе нравлюсь. Обязательно смотрю телевизор, слушаю новости. Тренирую ум, чтобы память не потерять, поэтому и разгадываю кроссворды. На улицу редко выхожу, непросто спускаться со второго этажа по крутым ступенькам. Зато меня не забывают, особенно школьники. Я же и в Гончарах живу на улице Школьной. Все хорошо, каждому свой век отмерили. Значит, мне нужно так долго жить для чего-то. Главное, чтобы мир на земле был, без него никакой жизни не будет.

chasovitina@sb.by

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2.25
Загрузка...