Минск
+4 oC
USD: 2.58
EUR: 2.84

Легендарный чемпион мира по шашкам Анатолий Гантварг о дамах, футболе и большой любви к Минску

Шашки к бою

Вообще-то, этой философской притчей мы разговор с Анатолием Гантваргом закончили, но именно с нее хотелось бы начать. Уж больно мудра и выражает всю суть нашей жизни.

— Выступив на чемпионате Европы 1971 года в итальянском Арко, — Анатолий Абрамович рассказывает неспешно, подчеркивая каждую деталь, — мы с партнером по сборной СССР Андрисом Андрейко ехали поездом из Милана в Рим. Заняли свои места, а на столик рядом водрузили великолепный сияющий кубок, полученный за победу. Смотрели на него и радовались. Гордились собой. Очень он нам нравился. На одной из станций в купе зашел вальяжный итальянец. Снял плащ, уселся. Закурил. И каково же было наше удивление, когда пепел со своей сигары он, ничтоже сумняшеся, стал небрежно стряхивать в наш кубок! Он просто принял его за пепельницу: в Италии они везде были красивые и с вензелями. А вывод из этой истории прост. Для кого-то это кубок. Важная награда. К которой стремишься, ради которой живешь. Ценный приз, для завоевания которого потратил уйму сил и нервов. А для другого — просто пепельница…

Шашки — это не игра, а философия.

Матч длиною в жизнь

Если вы думаете, что шашки — это баловство и простая забава (раз-два — и в дамках!), то вы об этой игре не знаете ровным счетом ничего. Обычный матч в стоклеточных шашках, например, длится часов 5. А со знаменитым Хармом Вирсмой наш Анатолий Гантварг играл как-то и все 10. Анатолий Абрамович — безусловный авторитет мировых шашек. Был им и, что приятно отметить, остается. Настоящий академик, который до сих пор в строю. В свои 71, между прочим!

В начале марта после окончания очередного чемпионата Голландии (сильнейшего клубного турнира в мире) Гантварг по традиции снова приехал в родной Минск. В его квартире легкий раскардаш. Много книг и всяких безделушек, напоминающих моменты долгой и славной спортивной карьеры, лежат беспорядочно: готовится ремонт. Анатолий Абрамович несет из кухни мягкую сдобу и пахучий кофе, а я отмечаю про себя, что он пребывает в завидной физической форме.

— Все так же бегаете по утрам? — интересуюсь между делом.

За свою жизнь Анатолий Гантварг выиграл очень много призов.
— Теперь уже просто хожу быстрым шагом: от бега, увы, болят суставы. Но привычку свою не оставил. Кстати, с ней у меня связана одна забавная история. На чемпионате мира — 1980, который проходил в Мали, я каждый день начинал с пробежки. Очень это помогало держать себя в тонусе, игра шла, я лидировал. Нашел, что называется, свой идеальный режим. И вдруг официальное сообщение: пробежки прекратить! Оказалось, завелся в окрестностях лев-людоед. Я ночь не спал, думал. И все же решил рискнуть — выбранного графика не изменил. Хищнику в лапы в итоге не попался, а вот первенство выиграл — стал двукратным чемпионом мира.

Самым сильным шашистом на планете Анатолий Гантварг становился 4 раза. В те времена Гантварга в СССР знала каждая домохозяйка, шашки широко освещались во всех центральных СМИ, на телевидении, а он был их главным рыцарем и героем. Но время так быстротечно, что порой с удивлением обнаруживаешь: а ведь минуло уже почти полвека!

— Я иногда сам удивляюсь своему долголетию. Помимо клубного чемпионата Голландии, постоянно играю на традиционном турнире в Испании. В прошлом году победил, несмотря на то что участие в соревнованиях принимали многие гроссмейстеры, в том числе и чемпионы мира последних лет Александр Шварцман и Александр Георгиев. Это была сенсация! На сайте одного из наших изданий дали об этом новость. И знаете, очень смешные комментарии под ней были: «Да ладно, он что, еще жив?!», «Я думал, ему уже лет сто…» И далее в том же духе. Это меня очень повеселило.

В чемпионате Голландии, где сейчас играет Гантварг, его клуб по итогам сезона занял третье место. Дивизионов в первенстве много, а в элитном — 12 команд. В каждой — по 10 игроков. Система проведения чемпионата туровая, игры — раз в две недели по выходным. Составы команд по доскам капитаны подают арбитру за несколько минут до поединка. Результативность выше, так как трудно подготовиться, не зная, против кого будешь играть.

— В Голландии к шашкам отношение особое, это не забава, а серьезный спорт. Традиции сумасшедшие. Помню, в 1979 году на открытии престижного новогоднего турнира там ко мне подошел сам Макс Эйве — бывший чемпион мира по шахматам. Человек-легенда! И говорит: «Знаете, Анатолий, а я за вас болею!» Я тогда еще не был чемпионом мира, мне был всего 21 год. А в Голландии на тот момент светили две свои ярчайшие звезды, уникальные таланты, шашисты от Бога Харм Вирсма и Тон Сейбрандс. Почему за меня? «Ваш стиль, — говорит, — нравится». Такие слова звучали непередаваемым комплиментом. Эйве ведь для меня был небожителем: он и президент ФИДЕ, спасший для всего шахматного мира матч Фишера и Спасского, и человек, который выиграл матч за звание чемпиона мира у самого Алехина!

Шашки и сейчас в Голландии невероятно популярны. И Вирсма, к слову, с которым Гантварг не раз сражался за звание чемпиона мира, тоже в строю. Кстати, именно его клуб стал чемпионом, а сам аксакал победил в решающей партии.

— Но вы ведь все равно в этой обойме самый старший игрок?

— Да, Вирсма на пять лет моложе. Я, кстати, всегда показываю лучший результат в своей команде. Хотя состав у нас очень представительный — 5 гроссмейстеров!

Как молоды мы были: сеанс одновременной игры со школьниками.

Ребята с нашего двора

У Анатолия Гантварга в жизни всегда было две страсти: шашки и футбол. Есть даже история от старожилов, которую рассказывают то ли как анекдот, то ли как легенду. Дело было в 1960-х. Ехали как-то мальчишки-футболисты на турнир. В одном вагоне оказалась команда «Спартак» тренера Александра Гришина и Олег Базарнов со своей знаменитой СДЮШОР-5. Ехать долго, и, чтобы не скучать, Базарнов, слывший неплохим игроком в шашки, предложил Гришину: «Давай подвигаем шашечки». Александр Васильевич сделал паузу и говорит: «Слушай, у меня пока дела кое-какие, ты с моим мальчонкой сыграй». И подзывает пацана. Садятся, играют. Тырк, тырк — мальчишка выиграл. У Базарнова глаза на лоб, он даже понять ничего не успел! Давай еще раз. Тырк, тырк — та же картина. Потом третий раз, четвертый... Оказалось, что мальчишка этот — Толя Гантварг. На тот момент 15-летний мастер спорта.

— Было немножко не так, — улыбается Анатолий Абрамович. — Играл в поезде — это верно, но не с тренером, а против мальчишки из другой команды Гарика Фейгина, он сейчас в Канаде живет. Все считали его непобедимым. Уверенно ставили по рублю на кон, а я выиграл к всеобщему удивлению три партии из трех.

— Любовь к футболу — это у вас откуда?

— Со двора. Для нас, автозаводских пацанов, это была целая жизнь. Все остальное на вторых-третьих ролях. Я выступал за минский «Спартак», даже чемпионом БССР в своем возрасте становился. В полузащите со мной бегали Виктор Гирко и Геннадий Воронин — они потом много лет за минское «Динамо» выступали. Гена, кстати, в футбол из танцев пришел. Помню, как старожил я ему даже напихал как-то: очень возмущался, что он всегда сам по воротам бил, а передачи было не дождаться. Замечательный парень, мы потом дружили. Жаль, трагически погиб нелепой смертью.

— Есть у вас в футболе свои предпочтения?

— Всегда ужасно болел за минскую «Беларусь», которую в 1963 году переименовали в «Динамо», и сборную Бразилии. Позже стал болеть также за «Барселону». Пристально следил за нашим футболом, со многими игроками и тренерами был лично знаком. Мы ведь с футболистами «Динамо» частенько вместе на сборах в «Стайках» сидели, я тоже регулярно проходил там физическую подготовку.

— А какая команда вам ближе: чемпион СССР «Динамо»-1982 или бронзовые призеры союзного первенства «Динамо»-1963?

— Команда образца 1963 года. А любимый футболист — Михаил Мустыгин. Очень красиво играл. У него хоть и была рабочая только одна нога, но он ею делал такие потрясающие фокусы, что стадион замирал от восхищения. Обводка феноменальная. И удар сумасшедший. Малофеев тогда был лучшим бомбардиром, но Мустыгина болельщики любили все равно больше: он играл в более изящный, красивый футбол. Команда Сан Саныча Севидова вообще была удивительно сыгранной и стабильной. Для меня именно то «Динамо» — лучшая белорусская команда всех времен. Как раз что-то вроде «Барселоны» или Бразилии в их самые яркие периоды.

Противостояние великих чемпионов: Анатолий Гантварг против Харма Вирсмы.

Лучший город на Земле

— Вы сейчас человек мира?

— С сентября по март живу в Германии, в Нюрнберге. В это время проходит чемпионат Голландии, мне так удобно. В другое время бываю в США, иногда в Австралии — там дочки. Ну и Беларусь, конечно, не забываю. Понимаете, все, что приобреталось по ходу жизни, в итоге не оказалось таким уж важным, коренным, как друзья детства например. Мы постоянно встречаемся, собираемся в Минске. Вот вы представьте: обычный класс обычной автозаводской школы. А сколько замечательных воспитанников! Я чего-то добился. Валик Пармон — доктор физико-математических наук, профессор, академик РАН, был признан недавно лучшим ученым России, получил государственную премию. Олег Дайлюденко — мастер спорта по теннису, уехал в Москву, дослужился до должности главы администрации Одинцовского района — это там, где знаменитая Рублевка. Эдик Дубров тоже мой однокашник — тренер, возглавлял женскую сборную Беларуси. Эдик Рудый был главным юристом Совмина… Мы поддерживаем связь, общаемся. И когда приезжаем во дворы своего детства, в груди все сжимается, сердце щемит.

— А внуки — американцы?

— Два внука и внучка живут в Бостоне. Прошлым летом впервые побывали в Минске на каникулах, и им здесь жутко понравилось! Остались под большим впечатлением. Я сам поражен! В Америке внучка год ходила в бассейн, и ее не смогли научить плавать. А здесь научили за две тренировки! Столько построено спортивных комплексов, а центр Минска просто волшебный! У тех, кто живет здесь постоянно, глаз замыливается, а со стороны все изменения видны очень хорошо. Даже районы хрущевок произвели большое впечатление: столько зелени во дворах они не видели нигде. По вкусу, конечно, пришлись и белорусские драники, понравилась белорусская кухня в принципе. У бабушек мы покупали коровье, козье молоко, творог — они такое никогда не пробовали! Детям так это зашло, что ждут не дождутся, когда приедут снова. И я просто счастлив от их восторга, для меня это очень важно. Это ведь корни. Сейчас звонят, говорят, что на каникулах — только сюда!

Чемпион по дамам

Отец Анатолия Гантварга был учителем математики и физики, мама — бухгалтером. Папа очень любил шахматы и всегда слушал радийные репортажи мэтра Синявского о чемпионатах СССР по шахматам из Колонного зала Дома Союзов. Тот своим неподражаемым голосом диктовал позиции, а отец записывал. Таль, Ботвинник — для маленького Толи они были недостижимыми звездами, кумирами!

— Я когда с ними со всеми потом познакомился, щипал себя, чтобы убедиться, что это не сон.

— Но стали вы все равно шашистом.

— Отец иногда с кем-то в шашки перебрасывался, я наблюдал и своим математическим умом что-то отмечал, находил решения. В группе продленного дня в школе всех обыгрывал. И считал, как тот Фейгин из поезда, что равных мне на доске нет. Пока не сел играть с обычным пареньком со двора. И дал он мне — 10:0! Оказалось, занимается во Дворце пионеров. Я поехал посмотреть, и мне понравилось. Это был 1959 год. Помню, подошел ко мне тогда Вячеслав Щеголев, который вскоре выиграет звание чемпиона мира, посмотрел, заулыбался: «Давайте-давайте, молодой человек, может, вскоре станем конкурентами». И через 10 лет я действительно обошел его в борьбе за шашечную корону.

1970—1980-е — золотая эра белорусских шашек. Имя Анатолия Гантварга было в Беларуси нарицательным: мы говорили шашки — подразумевали Гантварга, говорили Гантварг — подразумевали шашки. А как играли наши девушки! Елена Альтшуль стала чемпионкой мира в 16 лет, а потом еще 4 раза не знала себе равных на планете. Ей на смену пришла легендарная Зоя Садовская — 16-кратная чемпионка мира! Выигрывали шашечную корону минчанки Людмила Сохненко и Ольга Камышлеева. Потрясающая плеяда талантов!

— Первые две, как и двукратная вице-чемпионка мира Ирина Пашкевич, воспитанницы тренера Миши Каца — равных белорусским дамам за шашечной доской не было очень долго. Миша, к слову, мой друг, это я привел его во Дворец пионеров заниматься шашками. А он оказался феноменальным тренером. Кстати, у Михаила Каца сейчас в США своя школа, шахматная. И она считается одной из лучших, имеет очень высокий статус и авторитет.

Сегодня Анатолий Гантварг, помимо игровой карьеры, которую, как мы уже знаем, не закончил и пока не планирует, тренирует девушек, работает с нашими сестричками Федорович — Ольгой и Дарьей. И шутя замечает, что такой поворот событий был предначертан ему судьбой.

— Году в 1986-м дело было. Пришел я на прием к заместителю главы Госкомспорта. Разговариваем. В этот момент в кабинет входит его гость и большой друг шеф спортивной прессы Италии. Наш по-итальянски представляет меня: «Campione del mondo di dama». Шашки ведь почти на всех языках звучат одинаково — «дамы». У нас тоже так раньше называли — игра в дамки. Но итальянский гость почему-то сильно удивился. Задумался. Долго и уважительно на меня смотрел. И сказал: «Знаете, я тоже люблю женщин, но даже не подозревал, что есть на свете такой спорт и человек, который носит официальный титул чемпиона мира по дамам!»

s_kanashyts@sb.by

Фото Александра КУЛЕВСКОГО и из архива героя материала.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...