Путаны с непогашенным штрафом

Как борются с проституцией в Барановичском районе

НА поиски представительниц древнейшей профессии выезжаем чуть позже обеда. «Почему не вечером?» — интересуюсь у старшего оперуполномоченного группы по наркоконтролю и противодействию торговле людьми Барановичского РОВД Дмитрия Юрчика.

— Это в городах проститутки работают по ночам,
— поясняет Дмитрий Иванович. — Те, что промышляют на трассе, выходят на охоту за клиентами до захода солнца, пока водители фур отдыхают. С наступлением темноты девушки уходят с дорог. В том числе и по соображениям безопасности: пару лет назад ночью насмерть сбили одну из них. Стали разбираться и выяснили: это сделал ее бывший клиент на большегрузе.

ДМИТРИЙ Иванович служит в органах внутренних дел больше 10 лет. Должность обязывает знать все об укладе жизни таких женщин. Он хорошо осведомлен, как проститутки пытаются увиливать от административной ответственности. Из интересных фактов: почти все местные ночные бабочки — взрослые женщины, у некоторых из них уже есть совершеннолетние дети. А самой старшей жрице любви, которая перестала оказывать интим-услуги год назад, уже далеко за 50. Только одна из этой компании коренная жительница райцентра. Все остальные приехали в поисках лучшей жизни из соседних районов и областей, в том числе и из сельской местности.

В Барановичском районе несколько точек работы ночных бабочек. Почти все расположены вдоль трассы М1 Минск—Брест, еще одна на границе со Слонимским районом. У всех локаций есть общее сходство — находятся рядом с лесными массивами и просеками:

— Некоторые особо предприимчивые особы, только завидев милиционеров, пытаются скрыться в лесной чаще, — объясняет такой выбор старший оперуполномоченный. — Хотя почти всегда такие попытки остаются безуспешными.

Эта модель поведения чуть ли не самая частая и прямолинейная при попытке уйти от ответственности. Те же, кто похитрее, избирают более изощренные методы. Летом и осенью, например, берут с собой на работу лукошко с ягодами и грибами. В случае появления работников милиции говорят, что собирают дикоросы. Сотрудники органов внутренних дел тоже действуют творчески: наблюдают за путанами на протяжении нескольких часов, ждут, пока они ударят по рукам с клиентами, и берут их уже в салонах грузовых автомобилей.

ПЕРВАЯ точка нашего маршрута в паре километров от Барановичей. Здесь стоянка для грузовых автомобилей, заправка и несколько придорожных кафе. Обычно дорожные дамы фланируют между фур, предлагая свои услуги. К точкам общепита не подходят: их работники сразу же сообщают о появлении знакомых лиц в милицию.

Сейчас на месте никого нет. Но чтобы удостовериться наверняка, Дмитрий Иванович заглядывает в окна нескольких машин, ведь часто бывало в милицейской практике, когда девушек брали «в процессе» в салонах крупногабаритного транспорта:

— В таком случае мы получаем неопровержимые доказательства, а нарушительницы от ответственности уйти не смогут.

Пусто. Отправляемся дальше. Пока переезжаем, милиционер рассказывает: с каждым годом таких «профессионалок» становится все меньше. Почему? Теперь у представителей органов внутренних дел появились реально работающие меры воздействия на путан. Например, были введены в активную практику административные аресты — при этом нарушительница к солидному штрафу (до 50 базовых величин) получает как минимум ночь «простоя» в изоляторе.

Еще один рычаг давления действует на жриц любви с детьми. Если такую застанут за нелегальным занятием несколько раз, то возможна постановка на учет как семьи, находящейся в социально опасном положении. Может дойти даже до лишения родительских прав.

В Барановичском РОВД объясняют, что эти меры себя оправдали. Если пару лет назад в районе работало более 40 постоянных проституток, то сейчас их меньше 10.

Проезжаем еще несколько километров и останавливаемся в следующем злачном месте. Здесь нет придорожных кафе — только место для стоянки фур, расположенное чуть поодаль от трассы. Замечаем, как из одной машины спокойно выходит девушка с ярким макияжем. В ней мой спутник узнал старую знакомую:

— Это одна из постоянных «работниц». Зовут Влада (имя изменено. — Прим. автора), за ней уже числится несколько административных протоколов и тысячи рублей штрафов.

— Начальник, я же просто отдыхаю, — оправдывается перед милиционером жрица любви.

В это верится с трудом. Да и через 10—15 минут разговора Влада нехотя признается, что только что отработала с клиентом. Поэтому без протокола не обойдется.

ПОКА милиционер заполняет необходимые документы, знакомлюсь с путаной поближе.

Владе недавно исполнилось 40. Она не местная — приехала в Барановичи из Столинского района. Проституцией, говорит, начала заниматься от безысходности:

— Папа умер, когда мне не было и 5 лет. Мама уехала с другим возлюбленным на Север. Я все детство жила с бабушкой, с 18 лет — самостоятельно. Отучилась в колледже, устроилась на работу. Но там платили мало. Вот и решила попробовать зарабатывать иначе.

Страшно выходить на трассу было только в первый раз. Дальше, говорит Влада, все пошло по накатанной: за один рабочий день могла обслужить до 4 человек. Средняя сумма вознаграждения от каждого — 40 рублей. В основном все клиенты порядочные люди, водители-дальнобойщики, имеющие семьи. Есть постоянные, которые платят больше. Но там, по словам проститутки, не только секс, а еще и разговоры о наболевшем, сеанс психотерапии:

— 40 рублей, — откровенничает со мной жрица любви, — это средняя расценка по району. Хотя есть несколько девочек, которые готовы оказывать услуги за бутылку крепкого алкоголя и закуску.

Тему защищенности проституток Влада поднимает сама. Говорит, мол, частенько попадаются клиенты, которые пытаются либо не заплатить, либо рассчитываются игрушечными деньгами. В ее практике подобных случаев не было, однако у других ее «коллег» такое случается. Общаются ли путаны между собой? Выясняю, что очень редко и по каким-то важным поводам. А без серьезной причины на чужую территорию не заходят.

У Влады есть ребенок. Он уже окончил школу. О профессии мамы не догадывается — думает, что та занята на «выездной торговле». Что будет, если чадо узнает всю правду, интересуюсь:

— Ничего. Умру от стыда или повешусь.

Но уже через минуту Влада уходит от темы, явно ей неприятной:

— Я люблю себя и хочу жить красиво, чтобы хватало не только на хлеб с маслом. В месяц получаю где-то тысячу рублей. Поменяю профессию только на более прибыльную.

После разговора по душам и составленного протокола милиционер отпускает женщину.

НА трех других точках рейда больше не находим жриц любви. Это, говорит Дмитрий Иванович, результат долгой и кропотливой работы милиции: почти на каждой проститутке висит непогашенный штраф — минимум 6 базовых величин. Другие же и вовсе отказались от этого заработка после того, как им пригрозили постановкой на СОПовский учет и лишением родительских прав.

КОММЕНТАРИЙ

Заместитель начальника главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Дмитрий ЦАЮН:

— По итогам 2018 года привлечено к ответственности 1297 человек за занятие проституцией, больше всего случаев фиксируется в Минске. Причем 39 из них — мужчины. Для уменьшения числа таких фактов сотрудниками органов внутренних дел систематически проводятся отработки мест концентрации проституток. А задержанные во время рейдов лица привлекаются к административной ответственности, причем в некоторых случаях повторно в течение года. Также выявлено 6 фактов торговли людьми. Причем это число выбивается из многолетней статистики: с 2013 года фиксировалось не больше одного такого случая.

Еще одно направление нашей работы — борьба с вербовщиками, которые вовлекают белорусов в занятие проституцией в России, Турции, Китае, ОАЭ и ЕС. Всех, кого задерживаем, привлекаем к уголовной ответственности.

Над выпуском работали Никита АВРАМЕНКО, «СГ», avramenko@sb.by, сотрудники Управления информации и общественных связей МВД Виктор НОВИКОВ и Елизавета БЕЦКО.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи