Почти как наяву

Диорама «Минский котел» — самая масштабная работа белорусских художников на тему освобождения Беларуси

...Жаркий июль 1944-го. Медсестра Барамзина защищает раненых солдат в блиндаже, рядовой Авдеев пустился в атаку с топором, а летчик Окрестин направляет горящий самолет в логово врага. Все эти события изображены на диораме «Минский котел» — самой масштабной работе белорусских художников на тему освобождения Беларуси. Произведение выглядит как холст, плавно перетекающий в реалистичный макет, или, как его называют специалисты, предметный план. Общая площадь работы — 114 «квадратов».



Материалы везли из Москвы

Над диорамой художники работали три года, с 1969–го по 1972–й. Много лет она была визитной карточкой музея истории Великой Отечественной войны, который располагался на Октябрьской площади. Специально для нового здания музея, построенного на проспекте Победителей, живописцы из московской студии военных художников имени М.Грекова создали новую диораму «Минский котел», а старая переехала в специальный класс–музей Военной академии.

К сожалению, авторов (Петра Крохолева, Бориса Аракчеева, Владимира Лагуна и Леонида Оседовского) уже нет в живых, зато есть их дети, которые прекрасно знают историю создания шедевра. Оксана Аракчеева хорошо помнит, как шла работа над «Минским котлом»:

— Когда группа авторов получила заказ от Союза художников, отец обратился на киностудию «Беларусьфильм». В архивах нашел кинопленки, фотографии, по которым живописцы воссоздавали минувшие события. Соорудили дугообразный подрамник–каркас длиной 20 метров. Из Москвы привезли два мешка клея, белила, несколько огромных холстов, которые затем сшили в один.



Дочь художника рассказывает, что отдаться всецело работе Аракчеев не мог, так как преподавал в Минском художественном училище имени Глебова. Зато вечера и выходные посвящал «Минскому котлу»:

— Когда художники создавали предметный план, они сами таскали бревна для блиндажей, колеса. Все его элементы — дело рук авторов. Например, отец настолько реалистично вылепил ствол горящего немецкого танка и так умело вставил элемент в картину, что граница между холстом и макетом практически незаметна.


К готовому полотну потянулись тысячи любителей истории и ценителей искусства со всего света. Командир артиллерийской части, дошедшей до Берлина, узнал себя в одном из героев и попросил сделать дубль этого фрагмента. Петр Крохолев и Борис Аракчеев откликнулись на просьбу и создали еще одно трехметровое полотно.

Узнать по почерку

Александр Оседовский согласился не только рассказать, но и показать, отправившись со мной в Военную академию. К сожалению, как создавалась диорама, Александр не помнит — на тот момент ему исполнился всего год. Зато вместе с папой был на реставрации, которая прошла в начале 1980–х:



— Он позволил мне полазать по окопам, блиндажам. У меня даже есть черно–белая потрепанная фотография, сделанная «Зенитом», где я играю на предметном плане. Правда, сейчас не вижу одной фигуры фашиста. Возможно, ее утеряли при транспортировке.

И хотя диорама — коллективная работа, выполнена в едином стиле. Обывателю не понять, кто из художников за что отвечал. А вот Александр кисть отца определяет с ходу:

— Хорошо знаю творческий почерк папы, поэтому без труда отличаю фигуры солдат, которых он изобразил. И самолеты в небе тоже его рук дело. Это сейчас в интернете можно найти любую картинку в два щелчка кнопкой мыши, а тогда пришлось покопаться в архивах, чтобы увидеть, как на самом деле выглядел штурмовик Ил–2.


Исследователи подтверждают, что диорама удивительно достоверно воспроизводит исторические реалии. Хотя события, которые на ней изображены, не могли произойти в один день в одном месте.

— На самом деле мы видим недельную хронику. Справа — войска только вступают в бой, по центру — основные сражения, а слева — завершающий аккорд, сцена пленения генерала Мюллера, осознавшего безвыходность ситуации.

Александр искренне рад, что работа его отца до сих пор экспонируется:

— Очень приятно, что ей отвели почетное место в Военной академии и на нее до сих пор приходят посмотреть.

На новом месте

Демонтажем и перевозкой диорамы занимались ребята из академии. Руководил «переездом» курсант общевойскового факультета, а ныне старший лейтенант Андрей Дронь:



— С марта по май 2014 года провели все работы. Самым сложным было распилить гипсовое основание предметного плана, ведь изначально оно было цельное. Нам выделили МАЗ, на который мы грузили части диорамы. К сожалению, часть элементов перевезти не удалось, хотя сотрудники музея истории Великой Отечественной войны не скрывали, что потери могли быть куда больше, и похвалили нас за профессиональную работу. Сложно было натянуть и холст на подрамник — на лесах «сидел» целый взвод, почти 20 человек.

Открытие класса–музея состоялось три года назад при участии министра обороны Андрея Равкова.



Фото: Владимир ШЛАПАК
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Владимир ШЛАПАК
3.3
Загрузка...
Новости