Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26
Источник: Знамя юности
Знамя юности

«Пиши и не теряй надежды». Как любовь помогала выжить на войне

«Пиши мне больше, ибо я скучаю, что невозможно передать...»

Великая Отечественная война забрала жизни миллионов белорусов, сровняла с землей города и поселки, оставила без родителей и крова детей… Единственное, что она не могла убить, – это любовь. Теплота и нежность прорывались сквозь боль и страдания, соединяя разделенные тысячами километров измученные горем людские сердца. Любовь согревала, исцеляла, давала надежду, заглушала боль отчаяния, укрепляла веру в победу. Пожелтевшие страницы дневников, открытки, письма военных лет, которые сотрудники Краеведческого музея Полоцка презентовали на выставке «Война и любовь», до сих пор хранят трепетные чувства солдата к жене, брата – к сестре, сына – к матери.


Владимир Марченко
История любви Зинаиды Туснолобовой и Иосифа Марченко началась незадолго до Великой Отечественной. Судьба забросила девушку из Россонского района Витебской области в Ленинск-Кузнецкий, что недалеко от российского города Кемерово. Там в 1940 году  познакомилась с офицером, который через шесть лет стал ее мужем. Правда, за это время много воды утекло.   

Новополоцкий пенсионер Владимир Марченко, сын Иосифа и Зинаиды, листает страницы жизни родителей, как ценную книгу:  

– Мама ушла добровольцем на фронт в 1942 году, ей было всего 22. Хрупкая девушка настолько бесстрашно выносила раненых с поля боя, что многим казалось, будто она неуязвима, но это не так. Шальная пуля застала ее зимой 1943-го на Воронежском фронте, недалеко от станции Горшечная, когда мать пыталась спасти очередного раненого солдата. Он стал бы для нее 129-м. Однако планам не суждено было сбыться. Советская армия отступила, а раненая санитарка осталась лежать на пути фашистов. Заметив, что девушка еще дышит, один солдат начал избивать ее прикладом винтовки, пока та не потеряла сознание.  
Иосиф Марченко

Целые сутки Туснолобова пробыла на морозе, пока ее не нашли русские разведчики. Кровь, которую она потеряла, замерзла и превратилась в красный лед. Чтобы поднять с земли отважную медсестру, солдатам пришлось ножами вырубать ее из ледяного плена.   

В полковом медсанбате Зинаиде оказали первую медицинскую помощь, потом перевезли в полевой госпиталь. Сознание вернулось к девушке только на третьи сутки. В борьбе за жизнь врачи сделали ей восемь сложнейших операций. Из-за гангрены руки и ноги пришлось ампутировать. Для дальнейшего лечения Зину эвакуировали в глубокий тыл, в город Свердловск.  

Страна отчаянно сражалась, а легендарная медсестра мучилась от вынужденного бездействия. Ее товарищи погибали на фронте, а она была прикована к больничной койке… Ничего не оставалось, кроме как воевать словом. Зинаида рассылала письма в газеты, обращалась к рабочим заводов: «Дорогие друзья! Мне двадцать три года. Я очень сожалею, что так мало успела сделать для своего народа, для Родины, для Победы… У меня нет теперь ни рук, ни ног. Товарищи! Я вас очень, очень прошу: если можно, сделайте за меня хотя бы по одной заклепке для танка!» В бой шли танки, летели самолеты с надписью: «За Зину Туснолобову!»

Несколько месяцев понадобилось девушке, чтобы собраться с духом и написать возлюбленному. Дежурная медсестра помогла положить мысли на бумагу: «Мой дорогой Иосиф! Не знаю, где и при каких обстоятельствах найдет тебя мое письмо. Пишу все, как есть, ничего не утаивая. Обманывать, ты же знаешь, я никогда не умела. Со мной стряслась непоправимая беда. Я потеряла руки и ноги. Горько и обидно остаться в 23 года инвалидом... Видимо, моя песенка спета. Будь свободным, родной. Поступай, как сочтешь удобным для себя. Не могу, не имею права стать преградой на твоем пути. Устраивай свою жизнь. Прощай...»

Эти строки Иосиф получил, когда его полк стоял на границе с Японией, охраняя рубежи Советского Союза. Парень не бросил свою суженую. Его ответ был таким: «Милая моя малышка! Родная моя страдалица! Никакие несчастья и беды не смогут нас разлучить. Нет такого горя, нет таких мук, какие бы вынудили забыть тебя, моя любимая. И в радости, и в горе – мы всегда будем вместе».     

Владимир Иосифович уточняет, что к тому моменту его отец еще не успел побывать на передовой:  

– На фронт он попал только в 1944 году. Когда стало ясно, что Япония не будет участвовать в военных действиях, его перебросили в Молдавию, а затем в Венгрию.  В Румынии командир стрелковой роты получил тяжелое ранение, после которого сам стал инвалидом. Победу отец встретил в военно-полевом госпитале в Ессентуках.  


Сразу после выписки он примчался в Ленинск-Кузнецкий, чтобы увидеться со своей Зиной и больше не отпускать ее. Свадьбу сыграли в 1946 году. Она была более чем скромная. Из угощений на столе – только вареная картошка. Но тогда о деликатесах никто не думал. Победа и жизнь – вот что было главным. Как вспоминает Владимир Иосифович, жили мама с папой душа в душу:  

– Как только пойдут первоцветы, папа букет принесет, начнутся лесные ягоды – стаканчик соберет. Я не слышал, чтобы родители выясняли отношения.   

Первые двое детей появились у Зины и Иосифа в Ленинске-Кузнецком, но умерли, не прожив и года. Полагая, что малышам не подошел суровый климат, супруги решили переехать в Беларусь, в город Полоцк, который начал потихоньку восстанавливаться после войны. Правда, позже они узнали, что дело было не в погодных условиях, а в том, что соседка, которая помогала присматривать за мальчиками, болела открытой формой туберкулеза.  

В Полоцке у супругов родились еще двое детей – сын Владимир и дочка Нина. Семья взяла ссуду на строительство дома недалеко от Софийского собора. Правда, во время весенних паводков его заливало до самой крыши, поэтому пришлось перебраться дальше от реки. Городские власти помогли обменять жилье на полдома, построенного пленными солдатами немецкой армии. 

Всю работу по хозяйству Зинаида старалась делать сама. В Свердловском госпитале ей провели операцию Крукенберга по разделению лучевых костей на левой кисти. Получилось два пальца, которыми можно было брать предметы. В доме всегда была сияющая чистота – не без гордости отмечает Владимир Иосифович:  

– Мама умудрялась даже полы мыть. Единственное, с чем ей было тяжело, – это готовка. Ее на себя взял я. С самого детства варил супы, запекал картошку под руководством матери. Наш дом был полной чашей. В нем всегда было много гостей. К матери ехали из Минска, Москвы, Ленинграда. Она с радостью принимала и школьников, и правительственные делегации. А вот чего не любила, так это когда ее называли героем. Никогда не считала себя сверхчеловеком, говорила, что она простая деревенская девчонка, которая выполняла свой долг.  

Если Зинаида любила общаться, то Иосифа беседы на военные темы тяготили, поэтому ему иногда даже приходилось сигать в окно, если путь на улицу через входную дверь был отрезан нежданно нагрянувшими визитерами.  

– Плохо, что я только после смерти начал интересоваться военной судьбой матери, – сожалеет Владимир Иосифович. – Раньше мне казалось, что она такая же, как у всех. Привыкли ко всем увечьям и шраму, который остался у нее на лице после того, как фашист избил прикладом. Она была для нас совсем обычной. Могла даже меня на руки взять, если я упал и разбил коленку.  

В 1957 году Зинаиде присвоили звание Героя Советского Союза. Через восемь лет Международный комитет Красного Креста первой в БССР наградил ее медалью Флоренс Найтингейл, учрежденной в честь английской сестры милосердия. 

Зинаида Туснолобова-Марченко прожила 59 лет. Ее не стало 20 мая 1980 года. Она похоронена на Красном кладбище в Полоцке.  

Солдату Леониду Рабинеру не суждено было встретиться с женой Басинькой и сыном Дивочкой, которым он адресовывал свои послания.

Для семьи наполненные невероятной нежностью весточки 1942–1943 годов – самая бесценная реликвия: «Дорогой Дивочка, напиши мне, как ты живешь, ходишь ли в детский сад, с кем играешь, катаешься ли на саночках и где»… «Дорогой Дивочка, здесь, на войне, мы бьем немцев, а когда их всех перебьем, я приеду домой, и это скоро будет».

Неизвестно, как сложилась судьба Ивана, писавшего своей девушке Полине, но уверены, что послания от любимой придавали солдату сил снова и снова сражаться против врага. 

«Полина, я живу только для тебя – находясь четыре с лишним года в центре неугасающей паники великой войны», – эти строки датируются 15 февраля 1945 года.

История деревенского парня из Полоцкого района Вани Колосова пронзает до дрожи и заставляет в очередной раз задавать риторические вопросы: за что? как так? почему? В 1942 году, когда мальчишке было 17 лет, фашисты убили его маму. Не по годам взрослый Иван ушел в партизанский отряд. Вскоре он стал начальником разведгруппы бригады «Неуловимые». Пройти тяжкие испытания войны и вернуться домой ему помогла переписка с девушкой Галей: «Прошу об одном: пиши мне больше, ибо я скучаю, что невозможно передать…», «Быть может, тебе надоела эта переписка, но в меня она вселяет надежду, что мы встретимся…», «Дорогая Галя, прошу тебя, пиши и не теряй надежды, целую, Ваня».





С таким же нетерпением посланий от жены и дочери ждал лейтенант Николай Глазунов. Своим любимым он посвятил не один десяток стихотворений.

Не унывай, моя родная, 

Не мучь себя больной тоской –

Твоя любовь в душе святая 

Повсюду следует со мной.

Я с ней в опасный час сраженья, 

Когда ты будешь далеко,

Врага без чувства сожаленья 

Бить буду грозно и легко.
После войны Николая Глазунова направили на восстановление разрушенного Полоцка. Позже он стал главным архитектором города. Под его чутким руководством вос­станавливали историко-культурные памятники. С супругой Верой пронес светлое чувство через всю жизнь. Как и любовь, Николай и Вера бережно хранили поэтические строки, написанные на пожелтевшей бумаге:

Если все же паду я в бою,

(А так часто в сраженьях бывает),

Не забудь про любовь ты мою,

Что в борьбе нас всегда окрыляет.


Чтобы не пугать сестру Фору, в своих посланиях Вили Эпштейн не описывал ужасов войны. Он лишь говорил, что скучает, просил рассказать, как идет жизнь. Свои трогательные письма-треугольники иллюстрировал танками и самоле­тами.


















Редакция газеты «Знамя юности» благодарит Краеведческий музей Полоцка за предоставленные материалы выставки «Война и любовь».

odubrovsk@sb.by 
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...