Минск
+1 oC
USD: 2.11
EUR: 2.35

За годы существования суверенной Беларуси в нашей стране было создано 43 политические партии, до наших дней дошли только 15. Почему?

Партийная развилка

В свете анонсированного Президентом изменения Конституции и необходимости модернизации нашей политической системы под современные условия все чаще возникает вопрос: какие шаги важно предпринять для развития партий? За годы существования суверенной Беларуси в нашей стране было создано 43 политические партии, до наших дней дошли только 15. Однако говорить о том, что выстояли самые сильные и влиятельные, увы, не приходится. Почему же так происходит, надо ли исправлять эту ситуацию и каким образом это делать? Для избирателя важно, к какой партии принадлежит тот или иной кандидат в выборных бюллетенях или что он из себя представляет, что сделал для региона и страны, какими успехами может гордиться? Об этом размышляют наши эксперты.

Лучше меньше — но сильных

Не секрет, что граждане, далекие от политических баталий, о партиях в нашей стране слышали до неприличия мало, и вряд ли вы быстро найдете тех, кто смог бы назвать их все, а уж тем более указать фамилии партийных лидеров. Если же дойдет до выяснения программных положений или идеологических пристрастий той или иной партии, станет совсем грустно. Социологи фиксируют, что рейтинг политических партий как институтов, о которых знают и которым доверяют избиратели, стремится к статистической погрешности.

Дело в том, что современные белорусские партии, имевшие достаточно сильное влияние на политику в 1990-е годы, последние два десятилетия испытывают целый ряд системных проблем. Во-первых, кризис идентичности: названия и самоидентификация многих партий не соответствуют их программам. Например, некоторые называются «социал-демократическими»: Белорусская социал-демократическая партия (Громада), Социал-демократическая партия народного согласия, Партия «Белорусская социал-демократическая громада». Избирателям надо поломать голову, прежде чем понять, какую же из этих «социал-демократий» поддержать и в чем между ними разница. Но внимательный гражданин, который вдруг начнет читать программы этих партий, с удивлением обнаружит, что эти «социалисты» на самом деле ратуют за рыночные преобразования и продвигают типично либеральные ценности. А вот Коммунистическая партия Беларуси на самом деле является социал-демократической, так как вовсе не требует проведения революционных преобразований в духе коммунизма. Так что оказывается, что за громкими названиями скрывается совсем иная суть.

Не хватает партиям и ярких харизматичных лидеров, а также раскрученного партийного бренда. Имена пары-тройки оппозиционных политиков еще, быть может, на слуху у интересующихся граждан, но для большинства личности партийных боссов — terra incognita.

Отчасти в незначительном влиянии партий на политику у нас виновата избирательная система. Мажоритарные выборы лишь на определенных этапах позволяют кандидату воспользоваться партийной поддержкой (например, во время выдвижения и сбора подписей), но при этом люди все равно голосуют за личность, зачастую не соотнося ее с партийной принадлежностью. Отсутствие принципов коалиционности в работе Парламента также абсолютно не требует от депутатов придерживаться партийной дисциплины и делает их независимыми от партийных структур и программ.

В ряде стран партийные структуры выполняют важные функции: собирают воедино и представляют в виде четких лозунгов и требований интересы различных общественных групп. Причем чем более дифференцированно общество, чем более разнообразны интересы — тем больше требуется партий для их адекватного представительства. При этом опасно как сосредоточение власти в одной партийной организации (наша страна проходила этот этап), так и «размазывание» представительства между десятком и более партий. Для нормального функционирования партийной и избирательной систем в наших условиях было бы вполне достаточно 3—7 сильных партий, за которыми стояли бы определенные социальные силы. А гарантией работы на благо своего государства и общества могло бы стать государственное финансирование парламентских партий — при условии соблюдения ими конституционного порядка и поддержки национальных ценностей, как это принято в Европе.

Думаю, что для повышения роли партий в системе управления государством им самим необходимо позаботиться о большем присутствии в СМИ, создании собственного положительного имиджа реальными делами, а не пустыми заявлениями (причем не в предвыборный период, а в повседневной жизни), раскруткой харизматичных и активных лидеров. Ну а в помощь этому повороту партий к избирателям могло бы стать изменение избирательной системы на смешанную и предоставление крупнейшим и пользующимся авторитетом у населения парламентским партиям государственной финансовой поддержки.  

Алексей БЕЛЯЕВ, политолог.

Эпоха постматериализма

Выросло поколение независимой Беларуси, которое не видело СССР и было воспитано в совершенно других политических реалиях. В независимой стране сформировался частный сектор экономики, в котором занято сегодня более половины трудоспособного населения. А это уже другие отношения между человеком и государством. Прежде всего психологически. Также независимой Беларуси неведомы те проблемы, которые сильнейшим образом влияли на сознание и поведение общества позднего СССР. У нас нет дефицита продукции или услуг. Рынок наполнился всевозможными вариациями товаров. Теперь не нужно доставать тот или иной товар через знакомых.

Все это формирует другие запросы среди молодых поколений. Это прежде всего те запросы, которые называются постматериальными, ценностными, идейными. Все большее количество граждан становится гражданскими активистами, желает более активно участвовать как в политической жизни страны, так и в ее управлении. И, как итог, формируется достаточно большое количество различного рода гражданских инициатив, кружков, общественных групп.

Белорусы все более активно стали взаимодействовать и с представителями органов государственной власти. Они хотят большей публичности в принятии решений и участия в них общественности. Поэтому запрос есть. Социологи еще в 2016 году зафиксировали потребности граждан в политических трансформациях: увеличении полномочий Парламента, местных представительных органов власти. Более того, итоги выборов в Палату представителей 2016 года также показали изменения запросов граждан. Количество представителей политических партий увеличилось вдвое. За партийных кандидатов по стране отдали свои голоса 22,5 процента избирателей, а в Минске эта цифра достигла 44 процентов. Думается, что нынешняя парламентская кампания сохранит тенденцию к увеличению доли представителей политических партий в Парламенте. Проанонсированная Президентом конституционная реформа только подогреет интерес к избирательной кампании партий и общественных объединений.

Однако не следует и пускать телегу впереди лошади. Трансформации должны происходить постепенно. Факт остается фактом: несмотря на явный запрос граждан на изменения, существующие политические партии пока не могут удовлетворить запросы граждан. Как итог, их структуры сегодня испытывают глубокий кризис. На прошлых парламентских выборах ни одна из действующих политических партий не смогла выдвинуть кандидатов в каждый избирательный округ. Думаю, что и в парламентской кампании 2019 года сохранится такая же проблема. Нет ощутимого роста состава и структур партий. Имеется дефицит средств и кадровый голод. Но, самое главное, имеется проблема связи между партиями и народом. Если говорить по-простому, народ живет своей жизнью, а партии — своей.

В этой ситуации, конечно, нужно понимать, что «ломать — не строить». Какие-либо изменения по форме выборов Парламента не нужно делать с кондачка. Я начал бы с увеличения функций местных органов власти и перевода выборов в областные, районные и городские Советы депутатов на смешанную систему (50 процентов по партийным спискам, а 50 — по мажоритарным округам). Это простимулирует политические партии развивать структуры на местах, расширять актив и работу с гражданами. А главное, даст возможность включиться в активную жизнь страны, но не сразу сверху, а снизу, с уровня местных Советов.

С другой стороны, следует продумать систему государственного финансирования партий при условии прохождения определенного количества ее кандидатов в Парламент. Такая практика существует у всех наших соседей. В ФРГ, например, даже сформированы у всех парламентских партий свои околопартийные фонды, финансирующие гражданские проекты в стране. В России, Украине и Казахстане каждая политическая партия, прошедшая в парламент по партийным спискам, получает финансирование.

Создание механизмов финансирования государством наиболее популярных политических партий сможет оживить их деятельность и минимизировать денежные вливания в гражданское общество из-за рубежа, что сделает Беларусь еще более суверенным и независимым государством.

Петр ПЕТРОВСКИЙ, эксперт РОО «Белая Русь».

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.2
Загрузка...