Нам не хотят давать праздновать Великую Победу. И на многое ради этого готовы

К празднику 9 Мая общественное мнение загодя начали готовить не только наши «независимые» сайты. Вот издание Deutsche Welle публикует материал: «Отдельная группа пострадавших от Второй мировой — это немецкие женщины, ставшие жертвами изнасилований в самом конце войны. О них и их детях рассказывает книга «Мы, дети насилия» Мириам Гебхардт». Напечатано в разделе «Культура и стиль жизни». 

Это перепечатывают некоторые белорусские СМИ. ТУТ.бай, к примеру, под рубрикой «Кругозор». Можно приобщиться — с «кубкам гарбаты» в руках. 

Свобода слова, любые мнения, доступная информация — это все понятно. Немцы, как и белорусы, безусловно, могут публиковать что угодно. Но ведь «объективная журналистика» предполагает информирование о мнении не только одной стороны, верно? Почему же рядом с материалом из Германии на белорусских сайтах не появляются статьи типа «Мы, дети Холокоста». Или «Мы, дети Минского гетто». «Мы, дети партизанских отрядов Беларуси, которых матери иногда вынуждены были бросать в болото. Потому что немцы обложили со всех сторон, уходить надо было тихо. А детский плач мог выдать весь отряд — и воинов, и других детей, и их матерей, отцов и дедов. Так я умер, даже не поняв, за что». 

Почему так?

«Подсчеты историков различаются, — подробно размазывает Deutsche Welle, у кого и на сколько раз. — Историк Барбара Йор считает, что только советскими солдатами было изнасиловано до 2 миллионов женщин и девочек, из них 600 тысяч — в Берлине». 

Тут бы и другие подсчеты привести, к примеру: «1945 год Красная Армия встречала в зените своего могущества, численность действующей армии была 6.750.000 солдат и офицеров». Численность всей армии, на всех воюющих фронтах. Если отвести на Германию половину, то насильником окажется каждый второй? 

А ведь мы с вами — потомки тех солдат. И те, кто в «СБ. Беларусь сегодня», и те, кто в БелаПАН и на ТУТ.бай. Уверен, что у каждого в семье кто-то да воевал. И в Германии тоже. После войны служил. Калининградскую область отстраивал. Может, все же правильно как-то так делать — вот мнение Deutsche Welle. А рядом — перепечатка из «Красноармейской правды», тоже без комментариев, пусть читатель сам делает выводы, правильно так? 

«Штефан Волле и Илько-Саша Ковальчук, также серьезно занимавшиеся темой изнасилований, пишут в своем исследовании о советских войсках в Восточной Германии о многих сотнях тысячах жертв», — продолжает немецкое издание приводить «разные данные». Вроде об одной книге начинали, но соберем цифры со всех «историков»? «Мириам Гебхардт не раз критиковали в немецкой прессе за то, что она не обосновывает досконально указываемые ею данные», — это, видимо, потому, что у нее поменьше, нет? «По ее подсчетам, в Германии с 1945 по 1955 год от изнасилований пострадало около 900 тысяч женщин. Одна треть, высказывает предположение историк, была изнасилована не советскими солдатами, а американцами, британцами, французами…»

Однако читатель запомнит именно цифру 900 тысяч, так и задумано. Так напечатайте здесь же список уничтоженных фашистами наших сел и деревень. Количество повешенных подпольщиков, замученных партизан, сожженных мирных жителей, умерщвленных солдат в концлагерях, наконец. Пусть будут отличающиеся данные, разные историки, пусть мы утомимся их сравнивать, пусть. Но цифры «изнасилованных» и количество реально уничтоженных будут стоять рядом. В рубрике «Кругозор». Ну, или «Стиль жизни» — для тех, кто «з гарбатай». 

«В основе книги «Мы, дети насилия», — перепечатывают белорусские «независимые», — лежат пять рассказов детей об историях своих матерей. Причем речь не идет о детях, родившихся от изнасилований». Прошу прощения, но 5 рассказов — и 900 тысяч? Это действительно не требует никаких комментариев, да? Или просто некому? Поисписались? Хоть Исаковского тогда поставьте: «Враги сожгли родную хату, убили всю его семью…»

Еще раз: каждый волен публиковать что угодно, не нарушая закон. И предъявить нечего: вот, уважаемые белорусские подписчики, что пишут и читают в Германии. Однако хочется напомнить, что на этой земле нет семьи, где кого-то не унесла война. Посему полагаю, что показушная беспристрастность вот именно здесь не слишком уместна. 

«Автор вовсе не пытается очернить победителей Второй мировой войны, — заявляет Deutsche Welle. — Для нее важна прежде всего историческая правда». Так и для нас она важна! Почему бы «спадарам»-перепубликаторам не провести и свое, чисто журналистское расследование? И написать, а сколько евреев лично убил муж вот той «изнасилованной» немки. Сколько семей сжег отец другой. Как много детей умерло от медицинских опытов третьего. Это и будет «историческая правда». И это будет по-честному. 

Не исследовательский и не научный, скажете, подход? А пять рассказов со слов родственников — и девятьсот тысяч «изнасилованных советскими (не только, но цифру-то вы запомнили?) солдатами» — это исторический подход? 

Тупо искажать историю, в лоб отрицать подвиг советского народа, выпячивать единичное, умалчивая об общем, нынче опасно. Можно нарваться на очень серьезный ответ — и от общественности, и со стороны СМИ, и даже на официальном уровне. В конце концов, не все ведь и архивы пока исследованы… а вдруг оттуда прилетит? 

Поэтому в ход идут такие вот «Исследования об изнасилованиях в конце войны». Расследования «Гастелло не мог совершить огненный таран». Гуманистические полотна «Скандальный Маринеско утопил десять тысяч беженцев». Скандальные разоблачения: «Власти спровоцировали массовую смертность в блокаду». С задачей: еще кусочек грязи бросить, ложку дегтя влить, очернить, затушевать, размыть. Переключить внимание на половые преступления вместо преступлений против человечества. 

Принудить обсуждать: было — не было. Побудить пожалеть ни в чем не повинные семьи жестоких агрессоров. И заставить (особенно молодое поколение, не иммунное к такой заразе) задуматься: а что это мы празднуем? Может, не надо? 

Как, наверное, многие понимают, именно этого и ждут. Терпеливо. Хладнокровно. Для чего? Сформулирую коротко: чтобы прийти еще раз и теперь уже добить. 

Поскольку свои материалы подобного сорта белорусские авторы делать опасаются (и я до глубины души их понимаю!), то найден «безопасный способ опускания» в глазах обновляющейся общественности нашей Великой Победы — перепечатки. 

Это надо понимать. И это придется, к сожалению, перетерпеть. 

Хоть у многих и накипело. 

mukovoz@sb.by 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...