Мстители по гарантии

Русская «Дружина» с фашистской свастикой

В северо-восточной части Польши в городе Сувалки уже в первые месяцы Великой Отечественной войны гитлеровцы создали лагерь для военнопленных...

В сентябре 1943 года орденом Красной Звезды и звездами полковника награжден перешедший на сторону партизан каратель Владимир Гиль-Родионов 

Русская «Дружина» с фашистской свастикой 


В северо-восточной части Польши в городе Сувалки уже в первые месяцы Великой Отечественной войны гитлеровцы создали лагерь для военнопленных, который превратили в настоящую «фабрику голодной смерти». В отдельные дни здесь умирали по 300 человек и более. Смертность узников была настолько велика, что специально созданная администрацией лагеря команда едва успевала вывозить из блоков трупы и сбрасывать их в ров. Видный историк, бывший член Центральной комиссии по расследованию преступлений нацистов на территории Польши, доктор Шимон Датнер пишет о Сувалкском лагере следующее: «Пленные «жили» в ямах, питались травой, листьями и корой деревьев. В этом лагере погибло в течение зимы 1941—1942 года свыше 40 тысяч пленных. Отмечены случаи погребения живых вместе с мертвыми». 

В Сувалках по инициативе фашистов была организована так называемая «Национальная партия русского народа», позднее переименованная в Боевой союз русских националистов (БСРН). Возглавить ее, первоначально состоявшую из 25 бывших советских командиров, и поручили подполковнику Владимиру Гилю, которому присвоили псевдоним Родионов. 

Известно, что среди самых первых его соратников были полковник Егоров, майор Калугин, капитаны Ивин и Блажевич. Довоенные биографии этих людей также не предполагали того, что они окажутся в стане врага: едва ли кто-то из них мог быть обижен на советскую власть. 

В начале 1942 года Владимира Гиля со специально отобранной группой соратников по партии направили в вербовочный лагерь под Бреслау, а затем — в месячную «ознакомительную поездку» по Германии. Вскоре после их возвращения в Сувалках произошли значительные перемены. Облегчился режим, улучшилось питание, а на территории 13-го блока быстро построили большой барак, внутри которого размещался зрительный зал со сценой и подсобными помещениями. Гиль привез с собой полный набор музыкальных инструментов для оркестра. Среди пленных нашли бывших музыкантов и артистов, организовали ансамбль и театральную самодеятельность. 

На первом концерте, который состоялся 20 апреля, зал был набит битком. Непоместившиеся люди толпились в открытых входах и выходах. Перед концертом и спектаклем организовали «торжественную часть». После официальных речей лагерного начальства во славу фюрера и германской армии слово предоставили Гилю, который тоже произнес здравицы в адрес Гитлера и Третьего рейха. Затем он  рассказал о своей поездке в Германию и, наконец, о предоставлении русским «права принять участие в борьбе с большевизмом». Далее Гиль сообщил, что им создается военно-политическая организация под названием Боевой союз русских националистов. После этого была объявлена программа Союза, которая включала следующие тезисы: «Будущая Россия должна быть националистической, народам, населяющим Украину, Белоруссию, Прибалтику и Закавказье, предоставляется право на самоопределение и выделение в самостоятельные государства под протекторатом Великой Германии… У будущей России должен быть новый порядок, основанный по принципу нового порядка в Европе… Колхозы упраздняются, а вся земля, им принадлежащая, передается в частное пользование. В области торговли поощряется частная инициатива». В конце своей речи Гиль предложил всем желающим присоединиться к организации. 

Уже 1 мая сто бывших военнопленных лагеря в Сувалках, вступивших в Боевой союз русских националистов, были официально освобождены и переодеты в новое чешское обмундирование. Военнослужащие были снабжены удостоверениями личности, в которых по-русски и по-немецки было напечатано, что предъявитель этого «аусвайса» является военнослужащим Боевой Дружины Боевого союза русских националистов. 

Вскоре сотню в сопровождении офицеров СД передислоцировали в Парчев (район Люблина) и через три недели усиленных занятий личный состав привлекли к специальным операциям, сводившимся главным образом к уничтожению евреев и охоте на польских партизан Армии Крайовой в Томашевском, Замостьском, Рава-Русском и Парчевском уездах. В этот период формирование получило претенциозно-романтическое наименование «Дружина», что должно было убедить военнослужащих в собственной «элитарности». 

После участия в зачистках подразделение перевели на южную окраину города Парчева. Там на базе сотни Гиль-Родионова развернули батальон, сформированный за счет нескольких пополнений, отобранных в различных лагерях военнопленных. Появилось много новых командиров в крупных чинах — подполковников и полковников. Их число значительно превышало штатные потребности, поэтому была сформирована отдельная офицерская рота. 


Первые  бои на  белорусской  земле

В сентябре 1942 года русский батальон СД переброшен в Смоленск. На тот момент «Дружина» насчитывала около 500 человек, которых разместили в бывшей городской тюрьме, использовавшейся немцами под казарменное помещение. Несколько раз Гиль выводил свое «войско» маршировать по городским улицам. Затем батальон перекинули в Беларусь. Там «дружинники» охраняли железную дорогу на участке Быхов — Тощица, участвовали в антипартизанских акциях в Кличевском, Белыничском и Березинском районах. На время операции состав батальона пополнили 150 немецких солдат и белорусских полицейских. 

Дать однозначную оценку тому, насколько результативными были действия «Дружины» в боях с партизанами в октябре 1942 года, затруднительно. В любом случае, батальон Гиля набирался боевого опыта, а командир «Дружины» постоянно контактировал с командованием СС и СД того района, где дислоцировалась часть. Гиль действовал в соответствии с их приказами. 


Возросшие масштабы партизанской войны потребовали от германских оккупационных структур привлечения всех имеющихся сил и средств, в том числе различных коллаборационистских формирований. Не осталась в стороне и «Дружина». Во второй половине января 1943 года батальон Гиль-Родионова, переброшенный в Слуцк, подключили к операции «Праздник урожая», которая носила жестокий характер. В ходе боевых действий проводилась «специальная обработка» населенных пунктов. В результате были убиты 1165 человек, 1308 мужчин и женщин угнаны в рейх, захвачено 2803 головы крупного рогатого скота, 562 свиньи, 1500 овец, 393 лошади, 438 тонн зерна. 

Однако основная цель операции (очистить от партизан районы вокруг Минска) достигнута не была. Поэтому командование СС и полиции решило продолжать боевые действия. Началась операция «Праздник урожая II». Как и в предыдущий раз, она свелась к сожжению деревень и уничтожению населения, связанного с партизанами, захвату рабочей силы и сельскохозяйственных продуктов. В итоге были расстреляны 2325 человек, около 300 человек были принудительно вывезены на работу в рейх. 

В конце марта 1943 года «Дружину» русских эсэсовцев перебросили в деревню Лужки, а в апреле — в Глубокое. Скорее всего, вполне удачное, по мнению немцев, участие «Дружины» в карательных операциях убедило их в том, что часть Гиль-Родионова может отвечать за охрану и оборону от партизан целого района. Тем более сам командир не раз обращался с таким предложением в СД. Он обещал немцам очистить предоставляемый ему район от партизан, установить свою местную администрацию и выполнять поставки, требуемые немцами с населения. В этот период подчиненные Гиль-Родионова приняли участие в антипартизанских операциях «Весна-Юг» и «Весна-Север», проходивших в Борисовском, Логойском и Смолевичском районах. 


Операция  «Коттбус»

Со дня создания бригады ею руководил Владимир Гиль-Родионов, носивший полевую форму войск СС. Оценка военной судьбы этого человека, совершившего двойное предательство, до сегодняшнего дня вызывает споры и сомнения. 

Родился Владимир Гиль 11 июня 1906 года в Вилейке. Закончив Борисоглебско-Ленинградскую кавалерийскую школу, прошел путь от командира взвода до помощника начальника штаба полка. С отличием окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, получил звание подполковника. Войну Владимир Гиль встретил начальником штаба 229-й стрелковой дивизии. На Витебщине после ранения в бою попал в плен. Вскоре стал русским комендантом лагеря для советских военнопленных в Сувалках. 

С какими намерениями советский офицер согласился сотрудничать с немцами, сегодня уже не узнать. Сохранились лишь отдельные письменные свидетельства людей, которые общались с ним в те годы. В книге «Я был власовцем…» Л. А. Самутин пишет: «Гилю было тогда, вероятно, что-то от 36 до 40 лет, не более. Он был чуть выше среднего роста, шатен с серыми холодными глазами. Он редко смеялся, но и при смехе выражение его глаз не менялось, они оставались такими же холодными, как и обычно… Говорил он несколько странно — с каким-то акцентом, но правильно». Другой свидетель К.Г. Кромиади характеризует его следующим образом: «Гиль был видный мужчина, прекрасный строевой офицер, хорошо знающий свое дело… Но в то же время чувствовалось, что он хитрит, что эта широкая натура «рубахи парня» — показная сторона». 

В мае 1943 года бригаденфюрер СС фон Готтберг подписал боевой приказ №1 о проведении операции «Коттбус». В карательное соединение начальника СС и полиции генерального округа «Белоруссия» входила и родионовская «Дружина». Для партизан она оказалась непростым противником. Враг, говорящий на русском языке, легко маскировался под народных мстителей, не боялся болот и лесов. К этому времени у «дружинников» уже был богатый опыт по проведению карательных акций. 

Операция «Коттбус» носила свои особенные черты. В тактическом отношении боевые порядки оперативных групп имели построение в два эшелона. Первый состоял из сплошных цепей. Они должны были прочесывать местность и вскрывать очаги сопротивления партизан, наводить на них танки, артиллерию и авиацию, а затем продвигаться дальше. Второй эшелон составляли мобильные отряды и группы преследования народных мстителей в их очагах сопротивления или при выходе из окружения. 1-я Русская национальная бригада СС «Дружина» входила в первую шеренгу. Особо опасна она была тем, что провоцировала женщин, детей и стариков на выход из леса. Поверив гарантии спасения от немцев, многие погибли. Так были уничтожены жители деревень Далекое, Небышино, Витуничи, Осиновик и Тромбин.

Именно каратели этой бригады сожгли мирных жителей в соседней с моими родными Веретеями деревне Чупры. Они же расстреляли молодежь, прятавшуюся от немецкой блокады в лесном урочище Старина.

Забегая вперед, замечу, что на всем этом негативном фоне переход в 1943 году соединения Владимира Гиль-Родионова на сторону партизан стал феноменом в истории Второй мировой войны. В дальнейшем, вплоть до полного разгрома в ходе немецкой операции «Весенний праздник», она именовалась 1-й Антифашистской бригадой. Такая метаморфоза не имеет даже отдаленных аналогов в летописи отечественного коллаборационизма. Разумеется, единичные и групповые переходы участников «Русского освободительного движения» на сторону СССР были нередки, но чтобы в стан советских патриотов неожиданно устремилась целая бригада, непосредственно ответственная за безжалостное уничтожение многих тысяч мирных граждан, да потом еще и сражалась как отдельное партизанское соединение, — такого не было никогда! 


Продолжение

Олег КАМИНСКИЙ, «СГ» 

Фото из архива 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости