Мои слабости – это продолжение моих достоинств

Глава ЦИК Лидия Ермошина – об идеальных кандидатах, рекомендациях ОБСЕ и личных пристрастиях

Председатель Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов Лидия Ермошина в эти дни, что называется, нарасхват. В повестке дня многочисленные заседания, встречи, переговоры с зарубежными гостями, интервью и комментарии журналистам. В рабочем кабинете, где царит полный порядок и нет ничего лишнего, сразу бросается в глаза букет шикарных роз. “Ваши коллеги подарили во время онлайн-конференции”, — предвосхищает мой вопрос Лидия Михайловна. Кстати, через три дня она будет отмечать юбилей, но вопросы о личном я решил придержать на потом. Сначала о главном в политической жизни страны.


— Лидия Михайловна, избирательная кампания по выборам депутатов в местные Советы в самом разгаре. На неделе закончилась регистрация кандидатов в депутаты. Есть ли у нее некие особенности в этом году? Что вас, быть может, удивило, заставило задуматься?

— По сути, на авансцену вышло новое поколение кандидатов. Если раньше в этом статусе преобладали местные руководители, то сейчас встречаются предприниматели, ремесленники, спортсмены, пенсионеры, безработные. Больше стало молодежи до 30 лет. Пожалуй, впервые принимают участие в выборах инвалиды-”колясочники”. Один баллотируется в Гомельский областной Совет, второй — в Пинский городской. К сожалению, третьей кандидатуре в Борисовском районе было отказано в регистрации. Ситуация простейшая. Человек выдвигался по конкретному округу, собрал подписи. Но когда подавал документы, сам подняться на третий этаж, где заседает комиссия, не смог и отправил вместо себя доверенное лицо. В заявлении по ошибке указал не тот номер округа. Эта описка и стала основанием для отказа. На мой взгляд, избирательная комиссия в данном случае проявила равнодушие и наплевательское отношение к кандидату. Формально она, конечно, права, и мы не можем отменить ее решение. Однако предложили комиссии вернуться к рассмотрению данного вопроса. Когда человек с ограниченными возможностями проявляет гражданскую активность и выдвигается в депутаты райсовета, это надо поощрять, а не отталкивать, руководствуясь лишь сухими инструкциями.

— Насколько велик интерес к выборам со стороны зарубежных наблюдателей?

— Здесь нет какой-то тенденции. В первый раз, когда мы разрешили их присутствие на местных выборах, было аккредитовано 50 иностранных дипломатов. Четыре года назад их было всего 15. В этот раз уже 24 человека подали заявки, в том числе десять из России, девять из США, трое из Великобритании и двое из посольства Франции. Думаю, интерес вскоре проявят и другие посольства, что вполне объяснимо. У нас сейчас идет активный диалог с европейскими структурами, примером тому стал прошедший визит в Минск спецпредставителя ПА ОБСЕ по Восточной Европе Кента Харстеда. Наши международные партнеры хотят посмотреть, что у нас изменилось за последнее время. Четыре года назад этого не было, потому что международный фон был другим. В Киеве происходила “цветная революция”, и все внимание мировой общественности отвлекла на себя Украина.

— В стране набирает обороты агитационная кампания и вырисовывается любопытная картина. Даже на уровне областных Советов в Брестском регионе семь безальтернативных округов, в Витебской области — 22, в Гродненской — аж 40. В то время как в Могилевской области таковых нет вообще. С чем связана такая географическая разбежка по степени конкуренции?

— Исключительно с работой местной власти. У нас политические партии очень слабо представлены в районах, и ожидать от них альтернативы, а тем более выдвижения от населения по собственной инициативе, не приходится. Поэтому если местная власть не будет работать с людьми, подбирать претендентов, просить их участвовать в выборах, ничего и не будет.

— В то же время есть районы, и не только в Минске, где на депутатский мандат претендуют по 5—6 человек. Их избирателям явно повезло, и борьба там ожидается зрелищная. Кстати, чем сегодня кандидат в депутаты может привлечь людей?

— Исключительно личными качествами, честностью и порядочностью. И, конечно, стремлением что-то сделать для своих земляков, помочь исполнительной власти в создании новых рабочих мест, решении жилищно-коммунальных проблем и так далее.

— Однажды вы выдвинули очень смелую идею о том, чтобы упразднить сельсоветы и выбирать прямым голосованием глав сельских администраций, небольших городов районного подчинения.

— Я и сейчас от этого не отказываюсь. Ведь у нас в сельской местности жуткая проблема с подбором кандидатов. В большинстве сельских округов представлено всего по одному человеку. И немудрено: должность бесплатная, никаких привилегий. Как правило, в сельские и районные Советы соглашаются идти люди, обремененные должностным положением. Они понимают: чтобы им нормально жить и работать, чтобы руководимое ими предприятие, организация функционировали, чтобы иметь хорошие отношения с властью, статус депутата не помешает. Бывает, что в районные и областные Советы люди выдвигаются по собственной инициативе, местные активисты. А на селе какая политика, какие партии? Аграрная партия выдвинула только двух кандидатов, да и то в Минске. Если мы вместо Советов введем выборы глав сельских администраций, тогда обеспечены конкуренция, зрелищность, заинтересованность избирателей, высокая явка и, главное, реальное местное самоуправление. Но этот шаг требует внесения изменений в Конституцию.

— Практически с самого начала кампании со стороны представителей оппозиции посыпались жалобы на то, что их снова притесняют, игнорируют и так далее. В частности, некоторые политики и эксперты сетовали на то, что в участковые комиссии в основном попали те же люди, которые были там раньше. А при обсуждении представителей от оппозиции в качестве минуса для них называют отсутствие опыта работы в избиркоме. Мол, получается заколдованный круг. Насколько обоснованны такие претензии?

— Дело здесь не только в опыте, но и в личностях, которые они рекомендуют. Насколько эти люди авторитетны в социуме, умеют ладить с соседями, с коллегами, с тем коллективом, в который они попадут. Ведь избирательные комиссии должны быть политически нейтральными. А у нас даже на пикетах не могут найти общий язык. Звонит на днях представитель БНФ. Мол, нашего кандидата задержала милиция. Оказывается, он стоял с бело-красно-белым флагом, к нему подошел другой гражданин и стал выражать политическую неприязнь. Возник конфликт, обоих пригласили к участковому, они написали объяснения и разошлись. Это говорит о том, что в обществе существует политическая поляризация. Поэтому, формируя избиркомы на местах, учитывали умение кандидатов работать в коллективе, а не выяснять отношения.

— Наряду с разведением парламентских и президентских выборов 2020 года в экспертном сообществе сохраняется еще одна интрига, касающаяся возможного изменения избирательного законодательства, в том числе на основе рекомендаций ОБСЕ. В частности, много раз звучали упреки по поводу якобы непрозрачного подсчета голосов. Может, действительно стоит закрепить норму, предписывающую оглашать содержимое каждого бюллетеня публично, и разом снять многие проблемы?

— Центральная комиссия не в состоянии ввести это своим постановлением. Но, если такой закон примут, мы только за. Помните, сколько шуму было вокруг непрозрачных урн. Как только они появились, все затихло. И не потому, что стали больше доверять, а потому, что признали надуманность претензий. Так же и с бюллетенями — отпадет лишний повод для жалоб.

— На ваш взгляд, какие рекомендации от ОБСЕ можно было бы внедрить к следующей избирательной кампании без изменения Конституции?

— Межведомственная группа, работавшая при ЦИК, сочла возможным учесть около половины предложений и направила их Президенту. Думаю, говорить о том, что можно было бы ввести в практику, не имея каких-либо поручений, преждевременно. Но скорректировать закон к следующим выборам абсолютно реально.

Более того, у Центризбиркома много своих предложений. Например, снизить количество подписей для выдвижения на президентских выборах со 100 тысяч до 70 тысяч. Исключить из нормы, предусматривающей ограничение избирательных прав, требование о том, что лицо, находящееся в следственном изоляторе, не участвует в голосовании. Наверное, надо убирать из Конституции положение об участии в выборах трудовых коллективов. В стране происходит обуржуазивание общества, скоро трудовые коллективы мало где будут принадлежать государству. Работая на конкретного хозяина, собственника, люди вольно или невольно находятся под его воздействием. Поэтому надо выводить это социальное звено из процесса выдвижения кандидатов. А исключение института отзыва депутата способствовало бы переходу от мажоритарной к смешанной системе выборов.
Всего на выборы выдвинуто 22 712 кандидатов, зарегистрировано 22 278. Из числа выбывших 123 человека отозвали свои кандидатуры добровольно и 311 отказано в регистрации. Средний конкурс — чуть менее трех кандидатов на место. В Минске на депутатский мандат претендуют в среднем более 4 человек
— Лидия Михайловна, наше интервью проходит в преддверии вашего юбилея. Говорят, заранее поздравлять не принято. Или вы не верите в приметы?

— Не верю. Если можно поздравлять с наступающим Новым годом, то день рождения — это наступающий индивидуальный новый год.

— Тогда с наступающим вас и счастливого долголетия. Не могу не спросить: как и где планируете отмечать праздник? Будете ли готовить что-то особенное?

— С возрастом в жизни больше печальных поводов и меньше света, поэтому свой день рождения отмечаю всегда дважды. Во-первых, у меня запланирован ужин с коллегами, а во-вторых, в выходные приедут в гости подруги из Бобруйска.

— Какой подарок хотели бы получить?

— Лучший подарок для меня — это общение. Но если спрашивают, что подарить, заказываю только полезные вещи. Например, сотрудники уже подарили мне рекламируемые всюду удобные и комфортные сапоги-дутики. Гуляю вечерами в них. Кто-то наверняка подарит парфюм, косметику. Духи, шампуни, помады — это расходный материал, и лишним он никогда не бывает.

— В одном из интервью вы сказали, что сожалеть о чем-либо — бесполезное и пустое занятие. Если это произошло, значит, так должно было произойти. Означает ли это, что вы фаталист?

— Да, я абсолютно верю в судьбу.

— Оглядываясь на пройденный путь, чему хотели бы еще научиться: водить машину, играть на фортепиано, писать картины, стихи?

— Из всего перечисленного точно ничего. Самое главное, надо учиться терпению, и чем старше становишься, тем больше это понимаешь.

— Позволю себе процитировать еще одно ваше признание: “Я тот человек, который страшно не любит быть во власти. Это не соответствует моим нуждам, устремлениям души”. Тем не менее вы уже более 20 лет в когорте высших должностных лиц. Нет ли противоречий между реальностью и желаниями?

— Нет. Ведь моя должность не наделена властными полномочиями. Аппарат ЦИК очень маленький, всего лишь девять человек вместе со мной. У нас отношения скорее семейные, где все держится на авторитете главы семьи. Что касается нижестоящих структур — это общественники. Они, конечно, подчиняются мне. Но я никого не могу уволить, наказать. Это скорее партнерские отношения на принципах подчинения.

— Так получилось, что в общественном сознании, в том числе благодаря СМИ, за вами закрепился образ сильной женщины. Но ведь, как у любого человека, у вас наверняка есть свои слабости?

— Есть, конечно. Но все мои слабости — это продолжение моих достоинств. Если человек ленив, а это моя слабость, он не надоедлив и не мешает жить другим. Я очень люблю свободу, но точно так же предоставляю ее другим. Люблю вкусно поесть, но зато и готовить люблю. Вкусно сделанные мясные, рыбные блюда да с черным хлебушком — это же объедение!

— Слабость современной молодежи — это гаджеты. Ваше отношение к ним?

— Вы знаете, у меня полная тупость ко всему техническому. Я возможностями своего айфона не пользуюсь даже наполовину. Для меня это обычный телефон, по которому можно позвонить, послать СМС, сфотографировать что-то, ну еще прогноз погоды посмотреть. Так же с интернетом, пользуюсь одними и теми же сайтами. Даже в поисковых системах не преуспела, не говоря уже про оплату “коммуналки” через интернет-банкинг. У меня нет страниц в социальных сетях, потому что не понимаю, как можно свести нормальное человеческое общение к виртуальному, променять на него походы в кино, театр, на концерты. Мне очень жалко людей, ставших рабами соцсетей. Эта зависимость рано или поздно приведет к тотальному одиночеству. Для людей моего возраста уже нет понятия одиночества, есть уединение, и оно приятно. А для молодого человека быть одиноким ужасно. У него должны быть друзья, возлюбленная, семья. Это главные ценности в жизни, и их не заменят никакие гаджеты.

БЛИЦОПРОС

— Любимый предмет в школе?

— Русская литература.

— Напиток: чай или кофе?

— Кофе.

— Если путешествие, то куда?

— Только в Европу. Мне безумно нравятся Италия, Испания. С удовольствием побывала бы там еще раз.

— Любимые цветы?

— Выращенные в своем палисаднике. Обожаю астры, ромашки, гладиолусы, георгины.

— Вы сова или жаворонок?

— Скорее голубь.

— Любимый вид отдыха?

— Чтение, прогулки и бассейн. Три раза в неделю стараюсь плавать.

— Какие книги, по-вашему, надо прочесть всем?

— Это очень индивидуально. Для развития чувства юмора отлично подойдут оба бессмертных произведения Ильфа и Петрова. Еще я очень люблю “Мастера и Маргариту” Булгакова, повести Бунина.

— Время года?

— Лето.

— Любимый праздник?

— Новый год, конечно.

— Подарки приятнее дарить или получать?

— Дарить. У нас в ЦИК заведено накрывать имениннику сладкий стол, освободив его от этих хлопот. И я обязательно дарю виновнику торжества что-то личное, но от имени всего коллектива.

konon@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр КУШНЕР
Загрузка...