Народная газета

Фигурное копание

Что такое «бодишейминг» и почему он заставляет людей страдать

Каждый из нас хотя бы раз в жизни сталкивался с осуждением своей внешности. Для кого-то мы слишком худые или слишком толстые, низенькие либо чересчур высокие, кто-то указывает нам на неподходящий стиль в одежде и высмеивает прическу. В социальных сетях среди горячих поклонников публичности это явление превратилось в травлю тех, кто не вписывается в общепринятые стандарты экстерьера. Под перекрестный огонь критиканства попали не только простые смертные, но и всемирно известные медиаперсоны. Дело дошло до того, что в Западной Европе начали запрещать рекламу с привлечением моделей, способных вызвать у мужчин или женщин психологический дискомфорт по поводу своего облика.

фото firestock.ru

Для 17-летней Леры попытки завести страничку в инстаграм закончились нервным срывом и визитом к психотерапевту. И без того не слишком уверенная в себе девушка, страдающая от булимии и чрезмерной худобы, столкнулась с издевательским осуждением своей фигуры со стороны подписчиков:

— Абсолютно не стесняясь, они обсуждали, что таких, как я, нужно выставлять в качестве экспоната в Кунсткамере. Что в век, когда ценятся подтянутые формы, иметь такую обвисшую кожу — просто преступление. Что на меня так же противно смотреть, как и на “заплывших салом бодипозитивных домохозяек”. И чтобы на меня “запал” мужик, его нужно не кормить месяц, тогда якобы и мослы сгодятся, — перечисляет Лера то, что ей “посчастливилось”
прочитать на своей страничке. — Вообще-то, я создала инстаграм для того, чтобы делиться с ребятами секретами рецептуры своих кулинарных изысков (я очень хорошо готовлю и планирую со временем открыть свой ресторан), а в итоге процент тех, кто обсуждал фото моих блюд, был на порядок ниже процента тех, кто измывался над моей внешностью.

Молодая мама Екатерина тоже столкнулась с неожиданной агрессией ярых сторонников ЗОЖ. 30-летняя женщина выкладывала в социальной сети снимки своего малыша, на которых, понятное дело, часто “засвечивалась” сама или вместе с мужем. Комментарии под первым же совместным снимком повергли ее в шок: “Голубушка, нельзя так распускать себя!”; “Молодые мамы, вы, вообще, помните, что вы еще и жены? Как с вами мужья-то ложатся?..”

— Да, признаю, после родов я потеряла форму и сейчас вешу на сорок килограммов больше, чем до беременности. Но ведь это мои проблемы, а не людей, с которыми я просто поделилась впечатлениями о радостях материнства. Почему они лезут в душу? Зачем оскорбляют? Наверное, не все у них так уж и хорошо даже при наличии идеальной фигуры, ведь счастливые люди не бывают злыми, — убеждена Екатерина.

Рисунок Олега Попова

Термин “бодишейминг”, за которым скрывается множество историй о травле людей, не вписывающихся в современные модные стандарты, появился не так давно. Интернет заполонили сообщества пользователей, пропагандирующих “здоровую худобу” или “накачанные мышцы” и открыто высмеивающих пышнотелых знаменитостей вроде Ким Кардашьян и Анны Семенович. Причем в большинстве случаев “эксперты” не ограничиваются лишь словами — в ход идут фоторедакторы и другие инструменты, позволяющие превратить снимок звезды в предмет насмешек и издевательств. Что уж говорить о простых смертных, далеких от “модельных” параметров, — достается всем. Российская блогерша, которая не мыслит жизни без посещения тренажерного зала, к своим подписчикам, не обладающим столь похвальным рвением, обращается просто: “Жирные свиньи”. Минчанка Нина в своем инстаграм выкладывает в общий доступ фото людей с улиц и откровенно прикалывается над стилем одежды каждого. В Париже, мол, давно такое не носят.

— То, что в человеке главное — интеллект, полная чушь. Сегодня никто не клюнет на Эйнштейна с внешностью Эйнштейна, — защищает свою позицию 26-летний бодишеймер. — Упаковка должна быть красивой. Все красивое лучше продается.

Тренер по фитнесу Наталья Громова не видит ничего плохого в том, что “неформатные” мужчины и женщины в современном мире все чаще подвергаются обструкции:

— Некоторым людям необходим хороший пинок, чтобы они начали всерьез заниматься своим здоровьем. Я хочу ходить по городу и видеть красивые лица и тела.

В то же время специалист признает: и она сама, и все ее коллеги используют фоторедактор, перед тем как разместить свои снимки в сети. По мнению Натальи, это делается с исключительно благой целью: чтобы даже почти совершенным людям еще было к чему стремиться.

Настойчивая демонстрация “идеальной фигуры”, активно используемая в фешен-индустрии, начала сильно действовать на нервы принципиальным жителям Западной Европы. В Лондоне, например, пропаганда модельных параметров привела к настоящей войне с бодишеймингом. Мэр города Садик Хан выполнил свое предвыборное обещание покончить с рекламой, пропагандирующей нездоровые и нереалистичные ожидания того, как должно выглядеть человеческое тело. Никаких вам больше полуобнаженных худых моделей, никаких “качков” с кубиками пресса на животе — все эти изображения удалены с общественного транспорта и билбордов.

— Как отец двух дочерей-подростков я очень обеспокоен этим видом рекламы, который унижает людей, особенно женщин, заставляя их стыдиться своего тела. Пришло время покончить с этим, — приводит слова мэра сайт bbc.com. — Никому не должны навязываться стереотипы, основанные на нереалистичных ожиданиях от человеческого тела. Я хочу послать четкий сигнал рекламной индустрии!
Многочисленные исследования показали, что изображения худого тела, в основном женского, на идеализированных снимках могут иметь значительное воздействие на нашу самооценку, а также приводить к нарушению пищевого поведения и телесной дисморфии — психическому расстройству, при котором человек чрезмерно сосредоточен на особенностях своей фигуры
Решительные меры против рекламного бодишейминга последовали за скандалом вокруг постера, размещенного в лондонском метро в прошлом году производителем средства для похудения. Одна известная компания рекламировала свою продукцию при помощи загорелой модели в желтом бикини с ненатурально тонкой талией. Подпись на билборде гласила: “А ваше тело готово к пляжу?”

Многие тогда были возмущены — в британский Комитет рекламных стандартов было направлено более 400 жалоб, в которых постер назывался “оскорбительным” и “безответственным”. Показательный момент: всего за несколько дней петиция, призывающая снять рекламу, набрала более 71 тысячи подписей.

“Компания прямо обращается к конкретным людям, заставляя их чувствовать себя физически неполноценными... Я хотела бы спросить у человека, который одобрил эту рекламу: а что вообще такое “готовое к пляжу тело”? А неготовое — это какое?” — написала на сайте по размещению петиций Change.org инициатор обращения Шарлотта Бэринг.


Недовольство вылилось и на улицы: в лондонском Гайд-парке полуобнаженные протестующие намеревались доказать, что “все типы человеческого тела приемлемы”. Полностью одетые горожане в свою очередь устраивали различные акции, непосредственно связанные с постерами.

Как пишут западные СМИ, в сфере здравоохранения введенный Садиком Ханом запрет был встречен ожидаемо положительно. Поддержали инициативу мэра и благотворительные организации, выступающие за отражение в массмедиа широкого спектра форм и размеров человеческого тела.

В то же время нашлись и противники введенного запрета, совершенно справедливо задающие вопрос: а как же быть со свободой самовыражения? Если мы так сильно озаботились правами “неформатных” людей, не надо забывать, что у “форматных” они тоже есть.

МНЕНИЕ

Татьяна Ушакевич, психолог:

— Любой человек, который добровольно соглашается на публичность, в том числе и в сети, должен быть готов к шквалу критики в свой адрес. Нас могут носить на щите, а могут забросать камнями. Это нормальное явление. Ненормально пытаться изменить общественное мнение при помощи запретов. С этой точки зрения мне совершенно непонятна позиция мэра Лондона. Зачем убирать красивую рекламу? Соглашусь с его оппонентами: если мы защищаем права “неформатных” граждан, то почему игнорируем право на самовыражение тех, кто имеет идеальную фигуру, красивое лицо?

Во все времена мода диктовала нам свои правила. В XIX веке женщины поголовно носили кринолины, чтобы казаться пышнее. В 90-е годы XX века стандарт 90—60—90 стал эталоном женской фигуры. Но уже в нулевых на подиумы начали выпускать худых узкобедрых андрогинов. Я считаю большим достижением современной рекламной индустрии, что анорексичные модели сегодня почти исчезли с плакатов и билбордов. Появился спрос на подтянутое, здоровое тело. Разве это плохо? Такова победа ЗОЖ: теперь красота, успешность и стиль ассоциируются со спортом, сбалансированным питанием и уходом за собой.

ОПРОС

А вам доводилось подвергаться атаке бодишеймеров?

Игорь Горин, студент, 21 год:

— В школе — регулярно, по причине весьма тщедушного телосложения и низкого роста. Научился игнорировать подобные проявления отсутствия воспитания, культуры и порядочности. Как бы ни оправдывали свои действия бодишеймеры — мол, так они пекутся о моем здоровье и пропагандируют ЗОЖ, на деле это просто хамство. Другое дело, что мне не очень комфортно жить в мире, где даже ручные часы рекламируют мужчины под 190 см с бицепсами и трицепсами. Поэтому среди моих кумиров — Владимир Зеленский и Дэнни де Вито.

Алеся, кассир в гипермаркете, 27 лет:

— Мне — нет, но я в курсе, что такое теперь происходит сплошь и рядом. Достаточно почитать комментарии на сайтах под статьями, где описывают выход в свет бодипозитивных женщин и мужчин. То есть когда мы в фильмах, по ТВ или в интернете видим тех, кого ежедневно встречаем в метро, на улицах или среди коллег на работе, почему-то это воспринимается как что-то неправильное. “Неформатное”. А я против того, чтобы все вокруг были идеальными. Это же не армия. Мне нравится, что люди разные, что вкусы у нас тоже разные. Я, например, всегда обращаю внимание на глаза и улыбку мужчины и только потом на его фигуру. Мой молодой человек далеко не “качок”, у него есть лишний вес. Но от этого я люблю его не меньше. Моему брату нравятся “аппетитные” женщины. А вот друг детства признает только худышек. По-моему, когда все разные, интереснее жить.

Тамара Вячеславовна, педагог, 48 лет:

— Во времена моей молодости, к счастью, внешность других людей если и высмеивали, то не публично. Сейчас, конечно, люди стали более агрессивными. И еще мне очень не нравится, что даже дети вовлечены в индустрию моды. Моя дочь, когда ей было 14 лет, мечтала походить на куклу Барби. Изнуряла себя диетами, мечтала после совершеннолетия удалить ребра, чтобы уменьшить талию. Даже когда я принесла ей статью, где говорилось о том, что женщина с параметрами Барби была бы нежизнеспособной, это ее не убедило. Хорошо, что дочка переросла свои комплексы и сейчас просто посмеивается над своими подростковыми фантазиями.

Исследование, проведенное в США среди читающих журналы учениц младших классов, выявило: 69% всех девочек говорят, что рекламные ролики и изображения влияют на их представление об идеальной фигуре. 47% опрошенных школьниц признались, что из-за рекламы они хотят похудеть

konopelko@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Неформатный
Агрессия в соцсетях касается не только внешности людей. Так во всем: публичный пост о работе, семейных и бытовых проблемах — сразу шквал критики от “диванных экспертов”. Права психолог: к этому просто нужно быть готовым и не обращать особого внимания. Если слишком нежная психика — тогда не выставляйте свою жизнь напоказ.
Irina_Plotnikova
Только вот до каких пор у нас будут показывать по ТВ и на билбордах счастливые семьи с двумя-тремя детьми, где мамам и папам от силы по 20 лет? Почему бы не брать для рекламы настоящие супружеские пары? Например, многодетные, победившие в конкурсе “Семья года”?
Даниил, Минск
Мне нравится, что в рекламе у нас снимаются красивые мужчины, женщины и дети. Во все времена были идеалы, к которым хотелось стремиться. И хорошо, что ЗОЖ теперь представляют спортивные, подтянутые модели, а не плоские бестелесные существа или “бодипозитивы”, которые с трудом на одном кресле умещаются.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?