Минск
+3 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Факты и интерпретация

Случайно попала в руки книга, даже не книга, а, как любят говорить в рекламных роликах, книжища, фолиант в более чем 700 страниц: «Брест. Лето 1941 года». Тираж немаленький — тысяча экземпляров. Авторский коллектив сборный: три брестских историка из ведущего регионального университета и немцы. Порадовался: все же публикуются документы, разного рода материалы, неизвестные фотографии. Хорошее дело. В книге много тем, новых фактов, но остановимся первоначально на такой теме, как «история и идеология». Причин тому много. Во–первых, основная (вводная) статья написана фактически именно на эту тему. Она немного о Сталине, но главное в ином: «Плен как ключевая проблема». Во–вторых, пишут эти самые ключевые темы сплошь немцы. Брестские авторы как–то в стороне, они, дескать, отношения к высказанным мыслям иностранных товарищей не имеют.

фото белта.

И здесь первая тема о так называемом историческом объективизме. Нынче распространены конструкции типа: «я излагаю факты, а как их интерпретировать, дело читателя». Конечно же, ложная от начала до конца констатация. И потому, что именно автор (составитель) «составляет», то есть отбирает, конструирует и прочее. И потому, что нет в истории тем отстраненных. Особенно такая, кровоточащая, как тема обороны Брестской крепости. И потому, что перед нами попытка наконец–то сказать «новую правду», окончательную правду по целому ряду тем, в частности плена.

И сразу вопрос: а почему именно плен стал главной проблемой, а не, скажем, новые факты героической обороны крепости? Ответ прост: сверхзадача не та. Один из немецких авторов утверждает, что раньше граждане СССР, позже — Беларуси жили и думали в обстановке мистификации, фактически — обмана. Нас обманывали по всем направлениям: и сколько человек были пленены во время боев в крепости, и как шел сам процесс, и как тут с «жидами и комиссарами». Одна цитата из вступительной статьи: «Музей обороны Брестской крепости продолжает оберегать советский нарратив, унаследовав подсознательную подозрительность по отношению к пленным. При этом музеем используются такие сомнительные методы, как игнорирование документов и результатов исследований, а также ограничение доступа к документам из фондов музеев». То есть когда музей публиковал те или иные данные, брошюры, то перед нами, получается, случай именно вранья, причем вранья сознательного. Обманывали тогда, когда говорили о героизме массовом. Когда называли те или иные цифры: вот немецкий товарищ утверждает, что оборона крепости длилась всего 8 дней. Хотелось бы по этому поводу услышать голоса научных работников музея Брестской крепости, может, организовать публичное обсуждение данных упреков? И, если критики правы, начинать объясняться, а если фальсифицируют, тащить в суд?

Хотя, стоит оговориться, назовите хотя бы одну страну, в которой исторические факты не препарировались в угоду той или иной идеологеме, властвующей партии, клану, группе лиц. Вы не найдете такой страны.

Но дело, конечно, не в обвинениях в адрес музея. Суть сложнее: дегероизация обороны крепости. По многим пунктам. И с демонстрацией цифр, фактов: дескать, сдалось в плен более 7 тысяч человек, а не «сотни». Из общей численности защитников цитадели более 75 процентов предпочли плен героическому самопожертвованию. Героизм был не массовый, а единичный. Публикуются многочисленные документы, фото, где вот убитые советские бойцы, вот колонны пленных, вот плененные знамена и прочее: подборка, нарратив победителей. И они, сдавшиеся в плен, имели основание так поступить, полагает автор предисловия, поскольку речь идет о конкретной жизни. И неразумно представлять подрастающему поколению самоубийство (а бросаться навстречу более сильному врагу есть самоубийство) как подлинный и правильный шаг настоящего патриота. Если называть вещи своими именами, то тем самым сама идея патриотизма, на которой воспитывались поколения наших людей, становится глупой, ненужной и напоминает дискуссии уже нынешнего времени: зачем надо было защищать Ленинград, если последовали немыслимые жертвы, почему партизаны убивали немцев, те ведь в ответ мстили и т.д. Да, с точки зрения солдат вермахта постановка вопроса совершенно правильная. Но вот с точки зрения советских людей эта правда была оспорена — и теми, кто все же бился до конца, и теми, кто сегодня говорит о подвиге, а не спасении собственной жизни.

Нет никакого «чистого» объективизма, как нет «правильной», «единственно верной» идеологии. Все решает выбор конкретных людей — жить или умирать, сражаться или поднять руки. Попутно ведь звучит мотив порочности всей советской системы: и вожди были гадкие, и правовая система преследовала солдат за то, что подняли руки, и т.д. Но вот интересно: а солдаты вермахта жили в правовом нацистском государстве? На основании каких правовых норм они бомбили Брест? Они пришли в Брестскую крепость с сугубо гуманными целями, эти сплошь Альберты Швейцеры? В книге много фотографий красивых и доброжелательно улыбающихся людей в немецкой форме — из Бремена, Берлина, Лейпцига. И здесь же — грязные, небритые, без воинской одежды (прыгали с кроватей ведь ночью) красноармейцы с поднятыми руками. Опять немецкая правда. Почему–то не опубликованы обезображенные трупы немецких солдат, вообще перед нами фактический ряд победителей.

Уже никого не надо убеждать в том, что первые дни войны были следствием и трагических ошибок политического руководства, и недостатков в военном строительстве, и что цифры пленных солдат зашкаливают. Никого не надо убеждать в том, что предательство имело место и эти случаи единичными не назовешь. Уже проплакали глаза вдовы и сироты. Но их хотят лишить и того, в чем они всегда были уверены: и подвиги были, и на стенах царапали известные слова, и солдаты не только сдавались, но и умирали во имя Родины. К слову, известно, как ожесточенно сражались немецкие части во время штурма Берлина, умирали за фюрера, не знали они, видно, призывов историков нынешней поры беречь жизнь и не отдавать ее во имя преступного режима. Не надо учить жить, люди сделали свой выбор, не спрашивая совета у немецких авторов. И этот выбор надо уважать.

Из–под нынешнего поколения «выбивают» патриотизм. Обрывают историческую связь. Говорят об исторической правде, забывая говорить, что это — в частности — немецкая историческая правда. Конечно, в книге много важных и нужных вещей, но говорить о них без базовых ценностей ущербно. И еще: хотелось бы увидеть книгу «Лето 1944». И показать толпы пленных немцев. Показать наших командиров, бойцов, на лицах которых чувство собственного достоинства, почитать их письма. Еще раз увидеть, как их встречают жители белорусских городов и деревень. Интересная получилась бы книга.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Загрузка...