Сельская газета

Двор с видом на забор

Спор за клочок земли довел гомельских соседей до Верховного суда

Письма у Зинаиды Николаевны Самариковой, похоже, поставлены на поток. И к нам пришли сразу четыре ее написанные под копирку жалобы. А до этого несколько обращений о самоуправстве, по ее мнению, чиновников при оформлении границ земельного участка, принадлежащего ее дочерям, получили гомельские горисполком и облисполком, различные судебные и государственные структуры. Одно сейчас находится в Верховном суде. Впрочем, обо всем по порядку.


Эта история берет начало аж в 1953 году, когда отцу Самариковой, будущему члену колхоза имени Сталина Гомельского района Николаю Корхову, правление хозяйства выделило двадцать пять соток земли.

Рядом поселилась семья Сильченко. Жили дружно, почти каждую неделю в корховскую баньку приходила вся улица. Никто из соседей особо не заморачивался отсутствием правоустанавливающих документов на участки и четких границ их на местности.

Прошли десятилетия. Поселок Новая Жизнь, в котором получал надел Николай Корхов, теперь входит в черту Гомеля. Давно нет в живых и отца Зинаиды Николаевны. Его надел в равных долях наследовали его внучки — Светлана Зьянова и Алла Самарикова. Новый хозяин и на соседнем участке — Виктор Сильченко. И это между ними не утихает усобица из-за того, где должна проходить граница между двумя владениями.

Предметом спора стала территория шириной один и длиной около полутора десятков метров с тыльной стороны дома Сильченко. Каждый из соседей считает ее своей. Наследователи Николая Корхова утверждают, что именно они обрабатывали этот клочок земли, платили за него налог. У семьи Сильченко свои аргументы: между забором и домом всегда существовал просвет. Установить истину невозможно, потому что сделанные в разные годы разными проектными организациями планы границ этих земельных участков в том злополучном месте проведены в разных точках. К примеру, в документе, составленном Гомельским БТИ в октябре 1990 года, разделительная черта действительно проходит по стене дома Сильченко. А вот в плане 2006 года уже заметно пространство между забором и стеной, наличие которого подтверждает и выданный по состоянию на то время технический паспорт на жилой дом. Не вносят ясности в спор и два других документа: из дела РДУП «Проектный институт «Гомельгипрозем» усматривается, что граница между участками проходит на расстоянии 0,43 метра от капитального строения; в плане, изготовленном работниками «Гомельгеодезцентра», это расстояние уже составляет 0,11 метра от верхнего угла строения и 0,38 метра от нижнего угла жилого дома. 

Словом, сам черт ногу сломит, где уж тут разобраться простому человеку.

Разночтения и породили четыре года назад проблемы у наследниц Николая Корхова с оформлением земельного участка. Сотрудники «Гомельгипрозема» и «Гомельгеодезцентра», занявшиеся этим делом, указывали на просвет в их плане между домом и забором и отступать от чертежа не намеревались. Тогда Зинаида Николаевна, представлявшая интересы дочери Аллы, и Светлана Николаевна обратились с просьбой установить границу по стене дома в Гомельский горисполком. Вопрос обсуждался на заседании комиссии по рассмотрению земельных споров. Исследовав ситуацию, она рекомендовала предоставить участки по фактическому пользованию в соответствии с документами. В апреле 2014 года горисполком принял решение, согласно которому смежная граница представляла собой прямую 86-метровую линию, проходящую на расстоянии 0,3 метра от дома Сильченко. Самим же землепользователем рекомендовали оформить необходимые документы и произвести государственную регистрацию наделов.

Но Зьянова и Самарикова обжаловали решение органа исполнительной власти в суде Железнодорожного района Гомеля. И выиграли процесс. Суд счел принятое исполкомом решение об определении 30-сантиметровой границы от строения противоречащим материалам, в соответствии с которыми оно принималось, а представленные доказательства достаточными для подтверждения сложившегося между соседями фактического порядка пользования земельными участками. Судебная коллегия по гражданским делам областного суда, рассмотревшая это дело по кассационному протесту заместителя прокурора города в январе 2015 года, оставила решение суда первой инстанции без изменения.

Мать с дочерью снова идут в горисполком за документами и там узнают, что согласно новому решению органа исполнительной власти смежная граница между участками, как и устанавливает действующее законодательство, определена уже на расстоянии метра от соседского дома. Женщины пишут жалобу в Гомельский облисполком, но получают неутешительный ответ. И опять начинаются судебные тяжбы. И опять два суда — районный и областной — Зьянова и Самарикова выигрывают.

После этого иск в Верховный суд подает Виктор Сильченко. В конце июня прошлого года оттуда приходит протест в президиум Гомельского областного суда. В нем отмечалось, что изложенные в заключении выводы суда о признании недействительным решения Гомельского горисполкома не соответствуют установленным фактам, а сведения, факты, положенные судом в основу его вердикта, не подтверждены достаточными и достоверными доказательствами. В частности, высший орган законодательной власти ссылался на то, что дед наследниц Николай Корхов правоудостоверяющих документов на земельный участок не получал, не устанавливались на местности и границы его надела, не позаботились об этом и его внучки. В протесте указывалось и на то, что в разные периоды смежная граница имела различное расположение. Протестом отменялись предыдущие судебные решения, а дело направлялось на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Через месяц аналогичное решение принял президиум Гомельского областного суда. В конце осени прошлого года суд Железнодорожного района, заново рассмотрев это дело, отказал Светлане Зьяновой и Алле Самариковой в удовлетворении их требований по земельному спору с соседом. Оно оставлено без изменений и определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда.

Однако истицы направили в Верховный суд жалобу, в которой просили принести протест на отмену двух последних решений ввиду их незаконности и необоснованности. Но она оставлена без удовлетворения. 

Когда я встречался с Зинаидой Николаевной и Светланой Николаевной в Гомеле, они ждали аудиенции у председателя Верховного суда.

Так ли уж нужны женщинам эти несчастные полтора десятка квадратных метров земли? Походил по их участку и вот какие выводы сделал. 

Там гуляет значительно больше, чем кусочек, из-за которого они три года судятся. И даже рекордные урожаи с того клочка не вернут в ближайшей и отдаленной перспективе и малой части денег, которые ушли на суды и оплату всяких юридических услуг. Неуступчивость внучек вряд ли можно объяснить и окном в доме Сильченко, которое выходит прямо в соседский двор и не раз становилось причиной ссор. В таком случае решение горисполкома об отнесении смежной границы на метр — самый лучший выход из ситуации: отгородись высоким забором и живи себе в радость. И многие, скорее всего, давно так бы и сделали — ведь положенные законом пятнадцать соток в любом случае гарантированы. 

Но только не автор писем в редакцию, для которой всякое иное мнение, кроме ее, неправильное. И в основном, думаю, по этой причине до сих пор наследницы Николая Корхова никак не могут получить документы на земельный участок. Других препятствий, заверили в землеустроительном управлении Гомельского горисполкома, у Светланы Зьяновой и Аллы Самариковой нет.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости