Дни длинных ножей

Анатомия убийства: почему белорусы берутся за нож?

За последние годы Гомельскую область сотрясли несколько громких дел: от бытовых убийств на кухнях до нападений на оперативников в центре полумиллионного города. Почему это происходит?

Коллаж Олега Попова

Минувший май. В речицкой квартире женщина зарезала своего супруга. Пьянка переросла в ссору. В ход пошел нож. В результате конфликта 35-летний мужчина погиб. За две недели до этого семейная драма развернулась в Советском районе Гомеля во время вечернего застолья. Сценарий аналогичный. В своей квартире “отдыхали” 50-летняя женщина и ее безработный 52-летний супруг. Выпивали. Когда алкоголь ударил в голову, ужин превратился в бойню. Подробности сообщила официальный представитель Следственного комитета по Гомельской области Мария Кривоногова:

— В какой-то момент между супругами разгорелась ссора. Жена схватилась за нож и нанесла несколько ранений мужчине, от которых тот скончался. Потом она вызвала скорую помощь, но было уже поздно. Женщина помещена в изолятор временного содержания. Она не отрицает своей вины. В отношении нее возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 139 УК “Убийство”.

Именно алкоголь сегодня — главный “энергетик” для убийств, краж, грабежей по всей стране. По статистике, 90% тяжких преступлений совершаются именно в состоянии алкогольного опьянения. Однако женщины-убийцы скорее исключения из правил, анализирует случаи психолог Анна Тимошенко:

— У женщин и мужчин разная врожденная реакция на конфликт. Мы можем наблюдать это еще в детском возрасте. Мальчики дают сдачи, девочки плачут. Во взрослой жизни та же история. Женщина терпит, скрывает свои эмоции. Мужчина в 99 процентах — агрессор, который подавляет. И вот когда терпеть уже невозможно — происходит убийственный конфликт. Уверена, что в обоих случаях погибшие часто переходили от слов к рукоприкладству и женщины пошли на крайности, чувствуя угрозу своей жизни. 

Угроза жизни? Именно она причина многих убийств. Однако иногда эта угроза может быть преувеличена. Особенно в момент конфликта. Гомельчанин Александр Кулешов 20 лет назад отбывал срок за поножовщину. Взялся за нож во время драки. Ранил оппонента. Суд тогда усмотрел в действиях мужчины превышение самообороны. Спустя годы Александр весьма трезво анализирует ситуацию:

— Случай был классический. Вечером в микрорайоне Сельмаш (он тогда был весьма криминогенным) меня зацепили ребята, их было трое. Интересовались, из какого района, деньжат не подкину ли им. Начали пытаться “опускать на словах”. Завязалась драка. Фактически с одним из них, двое были на подходе. Наверное, будь я боксером, срубил бы обидчика и испугал бы остальных. Но это в кино красиво. А тут я получил пару подач, адреналин в кровь поступил. Мысли шальные забегали, сейчас собьют с ног и втроем затопчут. Я нож в кармане куртки раскрыл и нападавшему в живот ткнул. Он отпрыгнул и начал орать, как бешеный, а его кореша от ножа шарахаться. Я деру. Но милиция потом нашла. Хорошо, что один раз ударил, а то в состоянии аффекта мог натыкать и убил бы.

— А был другой вариант решения проблемы?

— Убежать. Врезать главному и тоже убежать. Начать орать и звать милицию. Но в те годы для меня это было бы проявлением трусости. Я думаю, этих ребят можно было просто напугать ножом. Однако я сам этого ножа боялся, а вдруг перехватят и меня ткнут? Во дворе учили действовать наверняка. Да, и когда тебе по лицу пару раз кулаком заехали, логика отключается, хочется бить и крушить.

Страх — это один из рычагов убийства. Когда человек чувствует себя не готовым противостоять опасности. Понятно, если подобное происходит в бразильских трущобах, портовых пригородах Марселя. Сейчас у нас при встрече с хулиганами надежнее кричать “милиция!” (патрулей достаточно), чем размахивать лезвием. Однако остаются граждане, для которых милиция не помощник, а цель. Недавно гомельский областной суд вынес приговор 31-летнему жителю Мозыря. В конце апреля прошлого года он, подозреваемый в краже, оказал сопротивление при задержании и ранил ножом троих милиционеров. Эта история похожа на криминальное кино. Мозырянин, в прошлом борец, в подростковом возрасте уже был судим за грабеж и разбой. После освобождения уехал в Германию, несколько лет назад вернулся домой. В апреле прошлого года попал в поле зрения сотрудников 8-го управления (по Гомельской области) ГУБОПиК МВД. Была получена информация о его причастности к квартирной краже, совершенной в Мозыре. Чтобы выманить подозреваемого из частного жилища и задержать, милиционеры пошли на хитрость. Один из оперативников позвал мужчину на улицу под предлогом, что якобы задел его автомобиль. Здесь его ждали сотрудники ОМОНа. Однако подозреваемый неожиданно повел себя агрессивно. Выхватил нож и бросился на милиционеров. Первыми пострадали омоновцы: один из них получил удар в грудную клетку, второй был ранен в живот. Пострадал и пришедший на помощь оперативник. Раненым милиционерам с помощью газового баллончика удалось обезвредить преступника. Суд учел все “заслуги” подсудимого. Подробности сообщила пресс-секретарь Гомельского областного суда Ольга Барсукова:

— Приговором судебной коллегии по уголовным делам Гомельского областного суда обвиняемый признан виновным в краже, совершенной группой лиц, с проникновением в жилище и в покушении на убийство двух и более лиц в связи с осуществлением ими служебной деятельности. Ему назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Ждет суда и гомельский 23-летний “беглец”, ранивший ножом троих милиционеров в центре города. Происшествие случилось около полуночи на остановке “Универмаг “Гомель”. Оперативники пытались задержать в салоне троллейбуса находящегося в розыске гражданина. Он оказал сопротивление: стал наносить удары ножом. Бросился бежать. Уходя от погони, пытался переплыть Сож. Бойцы ОМОНа были вынуждены применить табельное оружие. Лишь после этого злоумышленника удалось задержать.

Милиционеров быстро привезли в больницу скорой медицинской помощи, сделали им операции.

Люди, готовые на убийство, по-разному позиционируют себя и окружающих, уточняет психолог Анна Тимошенко:

— Безусловно, страх и неуверенность — источники их агрессии. Но, заметьте, какой агрессии? Чтобы самоутвердиться, они готовы убить. Кстати, оскорбления — очень сильный негативный мотиватор. Есть яркий пример. В 2012 году 22-летняя гомельская студентка не высоко отозвалась о личных качествах знакомого, в итоге парень выследил ее и убил, нанеся 102 ножевых ранения. Какая ярость из-за слов! Если человек готов убивать, спусковым механизмом может стать что угодно. Важно, что настоящие убийцы — это раскольниковы, которые ради своих внутренних задач и мотивов не ценят даже человеческую жизнь. 

Раскольников — пример того, что убийство и убийцы вечны, от Каина и до наших дней. Благо, что современное общество защищено от преступных наклонностей некоторых индивидуумов в значительной степени правоохранительной системой и моралью. Поэтому такие злодейства действительно редкость.
У каждого убийцы своя история, нити которой стоит искать в воспитании, в семье, в социальных условиях его жизни. Но большинство случаев поножовщины более чем банальны — выпил, поссорился, угодил в тюрьму. Однако эта криминальная цепь легко разрывается — достаточно выпасть одному звену. Ведь алкоголь и выяснение отношений не совместимы
galkovsky@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости