Автор воссозданного Туровского креста: дебаты уйдут, а святыня останется

За Туровский крест молились в монастырях Беларуси

В противоречивом и сложном 2020 году была воссоздана реликвия — Туровский крест, значение которого в культурной и духовной жизни страны только предстоит осознать. Как было с Крестом преподобной Евфросинии Полоцкой, вы помните: реконструкцию сопровождали споры и скандалы о достоверности, а на сегодняшний день эта святыня, которая хранится в Полоцке, в Спасо-Евфросиниевском монастыре, живет своей отдельной насыщенной жизнью, имеет самостоятельную художественную ценность. И каждый из нас, соприкоснувшись с реликвией, не сможет не уловить свою безусловную причастность к многовековой истории страны, самым захватывающим ее страницам.

Команда авторов воссозданного Туровского креста: Олег Ермолович, Мария Нецветаева и Елена Андрющенко.

Впервые о восстановлении креста имени святителя Кирилла Туровского заговорил Александр Лукашенко в 2017 году. Посещая Полесский государственный радиационно-экологический заповедник, он заявил журналистам: 

— Крест Евфросинии Полоцкой мы с митрополитом Филаретом нашим восстановили и крест Туровский восстановим.

Президент упомянул тогда и археолога Петра Лысенко, который в далеком 1962-м во время раскопок в Турове обнаружил в фундаменте епархиального храма второй половины XII века четыре свинцовые иконки, на одной из них был изображен лик Кирилла Туровского — его канонический образ угадывается в раздвоенной бороде. Ученый Лысенко предположил, что эти иконки украшали напрестольный крест Туровской епархии. По мнению археолога, воздвизальный крест был главной святыней Туровской епархии в XII веке. Он хранился на престоле кафедрального собора, являлся центром богослужебных действий в Страстной четверг и на праздник Воздвижения Животворящего Креста Господня, выносился для поклонения в великие христианские праздники или дни, значимые для города и княжества. К слову сказать, научно его версию никто так и не смог опровергнуть. С середины 60-х прошлого столетия артефакты — четыре иконки — хранились в сейфе Академии наук, но час их пробил в 2017-м, когда Глава государства дал поручение восстановить Туровский крест, используя в его оформлении, с согласия духовенства, находки Петра Лысенко. Финансовую часть вопроса взял на себя Банк развития Республики Беларусь. 

Об исторической достоверности 

Воссоздание знакового проекта осуществляла команда из трех человек. Это автор концепции — искусствовед Мария Нецветаева, эскиз создала член Белорусского союза художников Елена Андрющенко, а ювелирную работу выполнил Олег Ермолович. Вся команда, сумевшая реализовать идею в кратчайшие сроки, недавно удостоена высокой награды — премии «За духовное возрождение». 

— Неожиданно было получить награду. С одной стороны, давление критиков, споры и дебаты вокруг изделия, с другой — наш коллектив трудился и заслужил эту премию,
— рассуждает ювелир Олег Ермолович. — Кто-то из священников мне говорил: «Олег, сейчас начнутся дискуссии, много всякого услышишь в свой адрес. Но все это пройдет, а святыня останется».

Как и в случае к Крестом Евфросинии Полоцкой, небольшая часть скептиков предсказуемо называет Туровский крест новоделом и подвергает сомнению его средневековую подлинность. Искусствовед Мария Нецветаева обращает внимание, что речь шла изначально о воссоздании реликвии, а не ее реконструкции, поэтому споры об исторической достоверности считает несостоятельными: 

— То, что получилось в итоге — историческая проекция, то, каким Туровский крест мог бы быть. Несколько лет в открытом формате мы вели нашу работу, начиная с эскиза проекта и до его презентации, каждый шаг обсуждали с историками и представителями духовенства, и до сих пор никто на научной основе не опровергал нашу концепцию. Да, в отличие от полоцкого Креста, о котором, к счастью, сохранились документальные свидетельства и рисунки, в работе над туровской реликвией мы шли буквально на ощупь. У нас были свинцовые находки Петра Лысенко, его теория и в принципе сама история. Для начала, прежде чем взяться за этот проект, я отправилась в Туров, в этот современный малоэтажный город, столицу средневекового княжества, в котором в XII веке жил и творил первый древнерусский ученый монах Кирилл Туровский.

И там со мною что-то такое произошло: я обрела уверенность, что такая реликвия, как Туровский крест, обязательно должна быть, она нам всем белорусам просто необходима, чтобы мы не забыли величие Туровского княжества. 

Знаки свыше 

Так разношерстный авторский коллектив, каждый со своим бэкграундом и опытом, окунулся в историю и представил, что живет в конце XII века. В ноябре ­2018-го по итогам открытого конкурса эскизов победил проект Елены Андрющенко:

— Мне было интересно проверить свои силы как дизайнера и художника. Я старалась выложиться на все сто. Хотелось сделать свою работу максимально хорошо. Конечно, созданию эскиза предшествовала большая подготовка.

Елену, как она признавалась нам в интервью, вдохновляло Туровское Евангелие. Эскизный проект должен был соответствовать культуре Туровского княжества — миролюбивого, которое на протяжении 163 лет не инициировало никаких конфликтов с соседями. Среди девяти предложенных на конкурс эскиз Елены Андрющенко, по мнению жюри, лучше всех отражал идею просвещенного миролюбивого княжества. 

Долго сопротивлялся «материалу» ювелир Олег Ермолович. Его смущала четырехконечная форма креста, которая была предложена в свое время еще Петром Лысенко. 

— Я давно занимаюсь искусством того периода и всегда считал, что воздвизальные кресты были шестиконечными в то время. А четырехконечные — не наша культура, скорее, латинская. И это был для меня самый мучительный момент, — поделился Олег Ермолович. — Но на определенном этапе, подбирая орнаменты, наткнулся на свои же собственные фотографии древних фресок Софии Киевской и увидел там точно такие же четырехконечные кресты, точь-в-точь как предложила Елена Андрющенко, причем с такой же орнаментацией: разбивка на квадратики, с зерном по контуру, украшенные драгоценными камнями. С этой минуты у меня все вопросы отпали, и сразу работа пошла как по маслу. Все стало складываться, случалось много знаков свыше и откровений. Иначе и не могло быть, наверное, ведь за нашу работу молились в каждом монастыре Беларуси и лично почивший недавно митрополит Филарет — они ждали нашего труда.
Каждый из участников проекта прочувствовал на себе в этой работе нечто такое, что невозможно перевести в слова.
Скажем, любопытное озарение настигло ювелира Олега Ермоловича. Свинцовые изделия, найденные Петром Лысенко, не могли украшать крест, это всего лишь формочки от изготовления золотых иконок. 

— В то время предметы богослужения не предусматривали применение свинца никоим образом. Так ко мне пришло понимание, что находки Лысенко — это свинцовые формочки, часть технологического процесса, да и найдены они были на детинце Турова, там, где и располагались ювелирные мастерские. А уже эти формочки, скорее всего, и остались от изготовления золотых изображений святых на кресте, — рассказывает Олег Ермолович. 

Далее был проведен химический анализ свинцовых изделий, пробы, изучение материала, и ювелир смог сделать золотые изображения святых и получить свинцовые отпечатки, идентичные тем, что нашел Петр Лысенко.

На вопрос, какие символы использовали в изделии и как они расшифровываются, авторы отвечают:

— Туровский крест — это живая иллюстрация Евангелия, рассказ о Христе, о Спасителе, о жизни вечной. А сам крест как произведение искусства — это переосмысление Слова Божьего. 

Всего было воссоздано два креста. Один из них — основной — наполнен духовной и животворящей силой, в нем хранятся святыни, и он будет находиться в Турове, в кафедральном соборе. Второй несет просветительские функции и передан в музей Национальной академии наук. 

«Когда мы были на вручении премии, — откровенничает Мария Нецветаева, — как раз обсуждали этот момент: последнее, что сделал перед уходом от нас митрополит Филарет, передал в дар для воссозданного Туровского креста частицу Честного и Животворящего Креста Господня...»

Святыня Туровский крест еще себя проявит, в этом нет никаких сомнений. А вот его создатели часть своей работы уже выполнили, сделали ее достойно, за что и были отмечены. Поздравляем коллектив авторов с заслуженной наградой!

ПРЯМАЯ ­РЕЧЬ 

Митрополит Минский и Заславский Вениамин, Патриарший Экзарх всея Беларуси, выступая на презентации Туровского креста для духовенства и прессы в домовом храме Святителя Кирилла Туровского при Минской духовной академии, сказал:

— Мы поклоняемся кресту, воздаем ему богослужебное почитание. Церковь воспевает, что крест — это красота, и мы, взирая на него, вспоминаем, что сделал для нас Христос, и побуждаемся сами следовать примеру совершенной любви к ближним своим, умением прощать и терпеть.

vikisb@yandex.ru 
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР , Евгений КОЛЧЕВ