Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Знаменитый Минский автомобильный завод отмечает 75-летие

Зубр из Красного Урочища

Знаменитый Минский автомобильный завод отмечает 75-летие. Символично, что предприятие — практически ровесник победы в Великой Отечественной войне. Построив этот мощный производственный комплекс, наш народ доказал и себе, и другим: мы еще и не такое можем!

фото алексея столярова.

По американским лекалам

А три четверти века назад на месте, где сегодня гудят огромные производственные корпуса ОАО «МАЗ», в пригороде Минска, называемом Красное Урочище, стояли лишь несколько полуразрушенных ангаров бывших советских танкоремонтных мастерских, где немецкие оккупанты наладили ремонт техники. Чтобы оценить, что и как из этого можно использовать, по поручению Москвы прибыла группа специалистов. И уже 9 августа 1944 года в свет вышло соответствующее постановление Государственного комитета обороны. Эта дата и считается днем рождения нынешнего ОАО «МАЗ».

Сначала в Красном Урочище собирали грузовики из машинокомплектов, поступавших из США по ленд-лизу. «Форды», «Шевроле», тяжелые трехосные «Маки»... В 1945 году поток деталей иссяк. Но несколько десятков машин при заводе осталось, и они сыграли немалую, хоть и неожиданную роль, вспоминал годы спустя Герой Беларуси Михаил Высоцкий, более трех десятилетий возглавлявший конструкторскую службу МАЗа. Придя после войны на автозавод любознательным сельским пареньком, он впоследствии вдоль и поперек изучил американские машины, в металле постигая передовые на тот момент конструкторские решения.
В 1950 году первые МАЗы пошли на экспорт — они были подарены польскому народу для восстановления Варшавы. Тогда же был создан первый карьерный самосвал 25-тонник — прообраз нынешних знаменитых БЕЛАЗов. В 1952 году с конвейера сошел 10-тысячный МАЗ, а в 1959-м была выпущена уже 100-тысячная машина.
К тому, что с подставками из-за океана придется расстаться, в Москве, впрочем, были готовы. Еще до этого в Кремле прошел показ новейших образцов советской автотехники. Ярославский автозавод представил мощный дизельный грузовик. Его наметили запустить в производство, в том числе в Минске. Так всего через год после решения о создании тут автосборочного предприятия Совет министров СССР принимает еще одно — о строительстве полноценного автомобильного завода, где будут выпускаться тяжелые дизельные грузовики.

Так начинался Минский автозавод. На заднем плане — бывшие танкоремонтные мастерские.

Рождение символа

Белорусское руководство во главе с П.Пономаренко такое решение восприняло с удовлетворением. Понравился и дизельный ярославский грузовик. За исключением, пожалуй, одного: не устроил стальной медведь на капоте машины. Мол, для Ярославля символ понятный. А у Белоруссии должен быть свой. Так как-то сама собой выкристаллизовалась идея заменить медведя не менее могучим беловежским зубром. Некий талантливый краснодеревщик, имя которого, увы, в истории не сохранилось, вырезал прообраз блестящей стальной фигурки, известной сегодня в десятках стран. На машинах, демонстрируемых, к примеру, на выставках, она устанавливалась на капоте. На остальных крепилась в виде выштамповок на боковинах моторного отсека. Так могучий зубр стал символом и Белоруссии, и Минского автомобильного завода.

Однако вернемся к началу его строительства. Можно, конечно, рассказать о том, что не хватало оборудования, материалов, электроэнергии, даже водопровода сперва не было. Но, пожалуй, главной проблемой являлось жилье, точнее, его отсутствие. Весьма скудным, по карточкам, было и питание. Студентам автомеханического техникума при МАЗе, вспоминал Михаил Высоцкий, на день выделялось полкило черного хлеба да миска пустого щавелевого супа. А вот что писал Василий Шарапов, вошедший в историю как минский градоначальник, а в то время партийный секретарь района, где были сосредоточены основные промпредприятия столицы:

«Когда я приехал в Минск, увиденное потрясло: перед глазами открылся заснеженный мертвый город... После войны весь Минск был прямо-таки нашпигован бараками. Стены сбивали из досок, преимущественно из горбылей. Внутри устанавливали две бочки из-под бензина  —  буржуйки. Удобства — во дворе, готовка — на керогазе. Но по сравнению с землянками и палатками это была роскошь».


Остро не хватало и специалистов для новой отрасли. На МАЗ была направлена группа опытных инженеров Горьковского и других российских автозаводов. Свои навыки они передавали тысячам бывших воинов и партизан, простым крестьянским парням и девчатам. Не всем сразу давались строгий производственный ритм, технологическая дисциплина. Были и прогульщики, и ребята, проигравшие в карты свои продуктовые карточки, и бракоделы по неопытности. И все-таки шаг за шагом выковывался у автозаводцев фирменный характер  —  упорный, пытливый, ответственный.

Время такое было...

И вот ведь какая аллюзия. По воспоминаниям ветеранов, некоторые импортные станки мог наладить только М.Кособуцкий. Еще в 1912 году он уехал на заработки в Америку, работал и на заводах Форда. Но в 1931 году вернулся в СССР, на Горьковский автозавод, а после войны приехал возводить первенец белорусского автомобилестроения в Минск (кстати, его дело здесь продолжили дети и внуки — инженеры, техники, талантливые рабочие). В ту же пору директором Минского автозавода был Г.Мартиросов. До того он два года стажировался в США, в том числе на заводах Форда. И не раз призывал воспользоваться американским опытом, сам не стеснялся быть по-американски расчетливым и деловитым. 23 августа 1947 года он писал в газете «Советская Белоруссия» в статье «Первая производственная победа»:

«Коллектив Минского автозавода, успешно реализуя свои обязательства о досрочном выполнении плана к 30-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, одержал первую производственную победу: цех шасси выпустил первые три узла — переднюю ось, карданные валы и центральный тормоз автомобиля МАЗ-205, выполнив тем самым задание Министерства автопромышленности СССР».

Легендарный самосвал МАЗ-205. Такие строили Волго-Донской канал и Асуанскую плотину.

Это, пишет далее директор, стало результатом не только подготовки производственных процессов, но и достижением молодых рабочих, многие из которых впервые стали за станки. Некоторые, кстати, в этой же газетной подборке рассказали о своих трудовых успехах.

Пусть сегодняшнего читателя не смущает газетная атрибутика того времени: славословие в адрес компартии, ее вождей, их решений. Суть не в этом. А в том, что некоторые заводчане, было дело, трое суток не выходили из цеха, чтобы дать производству энергию. Следом создавались новые производства. «СБ», в частности, сообщала: автомобильный завод получил свое стальное литье для изготовления деталей автомобиля МАЗ-200 — МАЗ-205. А с ожидаемым вскоре пуском второй плавильной электропечи потребность предприятия в этом виде заготовок будет обеспечена полностью.

И уже на демонстрации в честь 30-летия Великого Октября праздничную колонну демонстрантов у Дома Правительства в Минске возглавили 5 первых самосвалов-пятитонок МАЗ-205. Пусть они были собраны еще из комплектующих, присланных с Ярославского автозавода, но все-таки это были уже наши, белорусские машины, с гордым профилем белорусского же зубра на капоте. Того самого, символические черты которого можно найти сегодня в красавцах автопоездах, самосвалах, вездеходах, автобусах трижды орденоносного Минского автомобильного завода.

bibikov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4
Загрузка...