Золотая курочка

ПОВЫШЕНИЕ цен на продукты уже не удивляет. С импортом ситуация понятна, но почему дорожают наши товары, за которые рассчитываются белорусским рублем? Например, много вопросов у покупателя вызывает мясо птицы. Выросшая и выкормленная на территории республики обычная курица с 10 тысяч рублей за килограмм резко подскочила где-то до 16, а где-то и до 18 тысяч. Правда, с 25 мая, после критических замечаний Правительства и проверок Минторга, тушки цыплят вернулись в русло 13 000—13 500 рублей за килограмм. К примеру, бройлеры Дзержинской птицефабрики в рознице стоили 13 200. Торговая надбавка на них, так как это социально значимый товар, не превышает 22 процента. Торговля зарабатывает на дзержинских цыплятах 2 900 рублей с килограмма. Много это или мало? Кажется, что многовато — продавцы могли бы быть поскромнее в пору кризиса. Торговля парирует: мол, и так поубавили, ведь максимальная торговая надбавка сейчас 30 процентов. А что касается курицы, то это зависит от каждого магазина: кто-то на ней мало накручивает, добирая выручку на других товарах, а кто-то только за счет продажи бройлера и живет.

Если птицефабрики не будут отвечать на увеличение затрат повышением цен, очень скоро разорятся. А чего ждать покупателю?..

ПОВЫШЕНИЕ цен на продукты уже не удивляет. С импортом ситуация понятна, но почему дорожают наши товары, за которые рассчитываются белорусским рублем? Например, много вопросов у покупателя вызывает мясо птицы. Выросшая и выкормленная на территории республики обычная курица с 10 тысяч рублей за килограмм резко подскочила где-то до 16, а где-то и до 18 тысяч. Правда, с 25 мая, после критических замечаний Правительства и проверок Минторга, тушки цыплят вернулись в русло 13 000—13 500 рублей за килограмм. К примеру, бройлеры Дзержинской птицефабрики в рознице стоили 13 200. Торговая надбавка на них, так как это социально значимый товар, не превышает 22 процента. Торговля зарабатывает на дзержинских цыплятах 2 900 рублей с килограмма. Много это или мало? Кажется, что многовато — продавцы могли бы быть поскромнее в пору кризиса. Торговля парирует: мол, и так поубавили, ведь максимальная торговая надбавка сейчас 30 процентов. А что касается курицы, то это зависит от каждого магазина: кто-то на ней мало накручивает, добирая выручку на других товарах, а кто-то только за счет продажи бройлера и живет.

ТЕПЕРЬ разберемся, сколько имеет с одного бройлера производитель.

Отпускная цена все той же Дзержинской птицефабрики в мае была 9 837 рублей за килограмм (без НДС). А производственная себестоимость — 8 781 рубль. За вычетом еще некоторых мелких затрат, например, таких как транспортная тара, у производителя оставался всего 261 рубль прибыли с килограмма мяса.

Основная статья расходов птицефабрик — это корм. Комбикорм составляет 72(!) процента всех затрат на производство бройлера. А цены на него растут быстрее птиц. Как рассказали на Слуцкой бройлерной птицефабрике, 4 мая он стоил 672,5 рублей за кг, 26 мая — 934,3, а сегодня уже 1 060 рублей за один килограмм. Корм сорта ПК-5Б и ПК-6Б и того дороже: 4-го мая за него просили 1 251 рубль, 13-го — 1 483, 30-го — 1 616, а 3-го июня — уже 1 667 рублей за килограмм.

— Зерно прошлогоднее, но ведь не только из него делают комбикорм: в него добавляют подсолнечный и соевый шрот, который мы покупаем только за границей и только за валюту. Плюс различные витамины и прочие полезные добавки, цены на которые также выросли. К тому же посмотрите на мировой рынок — цены на зерно нигде не падают, поэтому и наш комбикорм дорожает, — говорит начальник цеха комбикормов Слуцкого комбината хлебопродуктов Борис Конопелькин.

Следовательно, нужно искать пути, как удешевить комбикорм, а потом уже говорить о снижении цен на мясо. При замкнутом цикле производства, когда птицефабрика сама готовит комбикорма для своих нужд, удается это сделать.

— Мы сами выращиваем зерно, сами договаривается о поставке шротов, рапсового жмыха, медикаментов и других компонентов, которых нет у нас. Комбикорма получаются не только дешевле, но и качественнее, так как мы их готовим для себя. А качество очень важно, так как только при  сбалансированности комбикорма можно получить хороший привес птицы, порой даже при использовании меньшего объема корма. Это как у хорошей хозяйки: можно накормить семью наваристыми щами — все съедят по тарелке и надолго останутся сытыми, а можно пустыми, когда даже после двух порций очень быстро снова проголодаешься, — рассказывает заместитель генерального директора по экономике и финансам ОАО «Агрокомбинат «Дзержинский» Александр Меленец.

Правда, есть и форс-мажорные обстоятельства. Как рассказали на птицефабрике, здесь давно отлажен механизм производства корма, удалось сократить его расход. Но из-за инфляции сильно подорожали все компоненты. Например, фуражная пшеница в январе стоила 440 тысяч рублей за тонну, в марте — 773, в апреле 850, в мае — уже 1 100. Рост к уровню января составил 250 процентов! А ведь это наша белорусская пшеница! Аналогичная ситуация с импортной  фуражной кукурузой, соевым шротом и рапсовым жмыхом, за которые Украина берет валютой. А еще есть монокальцийфосфат и некоторые аминокислоты, которые также приходится покупать за границей. Если ситуация на валютном рынке не стабилизируется, то логично предположить, что корма и дальше будут дорожать, а за ними и мясо бройлера.

— Надеемся на стабилизацию, но все же ищем для себя варианты. Например, в этом году планируем вырастить больше собственного зерна. Для этого в ближайшее время еще одно хозяйство присоединим к агрокомбинату «Дзержинский». Будем искать альтернативу некоторым импортным компонентам в Беларуси, — говорит Александр Меленец.

Далее идут расходы на отопление и электроснабжение — 7 и 3 процента себестоимости соответственно. Для птицы нужно создать определенные климатические условия, иначе может увеличиться ее падеж. Новые технологии позволяют экономить. В агрокомбинате «Дзержинский» постоянно ведется реконструкция старых цехов, открываются новые площадки. Эти помещения и утепленные старые нужно меньше обогревать, в результате за последнее время здесь удалось на 12 процентов сократить расход энергоресурсов. Но на конечной сумме это не сказалось, так как значительно выросли тарифы: в начале года предприятие платило за электроэнергию на сельхозпроизводстве 372 рубля за киловатт/час, а в прошлом месяце уже 544. Подскочили также цены на топливо.

До 10 процентов затрат составляет зарплата работникам. В условиях кризиса ее нужно хоть немного поднимать, чтобы материально поддержать людей. На этом список затрат не заканчивается. А цены продолжают расти.

— В один день, 24 мая, когда доллар стал 5 тысяч, наши затраты увеличились на 11 миллиардов рублей! — констатирует Александр Меленец. — Если мы не будем отвечать на такое подорожание повышением цен на свою продукцию, очень скоро просто разоримся.

ИЗВЕСТНО, что существуют два пути снижения себестоимости: уменьшение затрат и наращивание объемов производства. С сокращением затрат сейчас проблемы, так как растут цены на топливо, энергоресурсы и корма. Остается только увеличение объемов.

— За последние 5 месяцев мы нарастили 32 процента, а это более 4 тысяч тонн мяса. К концу года планируем производить 43 тысячи тонн. И на этом останавливаться не будем, ведь возможности предприятия — до 50 тысяч тонн. Сейчас 30 процентов мы отправляем на экспорт в Россию. Но российский рынок не резиновый, к тому же страна-соседка каждый год сокращает квоты на поставку. Думаю, года через два нам придется искать новый рынок сбыта. Уже рассматриваем вариант с Казахстаном и даже Ираном. Кроме того, решили освоить новое для себя производство индейки, рынок которой еще не заполнен,— делится планами Александр Меленец.

Но на предприятии также отметили, что, даже наращивая объемы производства, птицефабрика теряет свою экономику: всего за 4 месяца рентабельность снизилась на 12 процентов — с 46 до 34 процентов. Если так и дальше пойдет, то, по расчетам специалистов, через 10 месяцев она будет близка к нулю.

— Можно либо сидеть и ждать, когда окончательно опустишься на дно, либо что-то предпринимать. Действовать можно только поднятием цен, то есть реагируя на движение на рынке. Но на курицу сильно не накрутишь, так как это социально значимый товар. Так что наши цены растут минимально. Но совсем не поднимать их мы тоже не можем, иначе экономика предприятия рухнет, итак уже потеряли 12 процентов рентабельности, — продолжает делиться мыслями Александр Меленец.

Но если говорить начистоту, у большинства птицефабрик республики рентабельность вдвое ниже Дзержинской. Так, может, и здесь временно затянуть пояса?

— Если мы работаем хорошо, то почему должны равняться на более низкий результат? Цены на готовую продукцию у нас не выше, ниже на 100—400 рублей, чем у других производителей, — парирует дзержинский экономист.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ с 6 июня производителям разрешили добавить еще 10 процентов к стоимости курятины. Дзержинск поднял цены только с 8-го. Теперь их бройлер отпускается по 10 821 рублю за килограмм, а в рознице продается по 14 500. С такими темпами чего дальше ждать покупателю?

Яна МИЦКЕВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?