Знать арифметику реакций

«Панорама» представила картину сегодняшней театральной жизни страны

На Международном фестивале театрального искусства «Панорама» десять спектаклей минских театров представили картину сегодняшней театральной жизни республики.

Наряду с государственными репертуарными театрами на форум попали и студийные проекты, уже завоевавшие симпатии публики и даже награды других фестивалей. Обойденными оказались коллективы других городов страны. Но им к этому не привыкать: редкие гастроли, невнимание СМИ, отсутствие обсуждений общественностью позволяют думать о том, что за пределами минского автомобильного кольца нет театральной жизни. Между тем она существует и очень своеобразно дополняет общую картину состояния нашей сцены.

Оправдательным объяснением может быть только экономия финансов. Основные заботы и затраты взяли на себя Министерство культуры, Национальный академический театр им. Янки Купалы, Мингорисполком вместе с добровольными партнерами в лице «Белгазпромбанка», компании «BELAVIA» и радио «Unistar». Что могли, то сделали, осуществив нелегкий проект в нелегкое время. Серьезность этого события не позволяет настраиваться исключительно на патриотический лад. «Панорама» – это смотр достижений. Кому-то может показаться, что рядом с прославленными коллективами России, Балтики, Польши, Италии, Швейцарии нашей Беларуси и места не найдется. На таком фоне следует четко осознать, в чем мы сильны и самобытны, а в чем не очень.

Представленные в белорусской программе названия произведений вряд ли найдешь на другой театральной карте. Исключением могут быть разве что «Свадьба» по Чехову или «Королева красоты» Мартина Мак-Донаха. Однако нигде более не увидишь пластические спектакли «Не танцы», «…После», знаменитую «Пинскую шляхту», кукольный вариант пьесы Анатолия Вертинского «Почему стареют люди?» или проект Катерины Огородниковой «Пить, петь, плакать», а также пример мощной литературы – пьесу «Бег» Михаила Булгакова.

Эти спектакли попали в афишу, потому что они событийные, к тому же являются образовательной формой, воспитывающей зрителя театром. Есть в них налет вечности и злоба дня. Если сегодня в Беларуси нет хороших пьес о современности, то эти спектакли и проекты утоляют коммуникативный голод и загружают публику смыслами.

Нет надежды на то, что зрелый и совсем молодой зритель придет в театр, прочитав «Свадьбу» Чехова или «Бег» Булгакова. Возможно, он вспомнит одноименные знаменитые фильмы, но и это не факт. Русско-белорусский проект «Свадьба» в Купаловском театре, выполненный в малоизвестном жанре саундрамы, поразит новой непривычной формой, уникальной мелодической основой, современным взглядом на причину неравных браков да и просто пронзительной человечностью двух персонажей: Свадебного Генерала и Невесты. Экспериментальный характер зрелища несомненно вызовет споры.

Давно театр им. Максима Горького не рассказывал о русской интеллигенции. В «Беге» представлены люди честные, прямые, страдающие от предательства и слабые в своих действиях. Фактически вся труппа включилась в то, чтобы ярко и четко осмыслить исторические события, надломившие судьбы людей, и сделать это не с помощью визуальных эффектов, а через хорошее литературное слово.

Если текст М. Булгакова не устарел сегодня и продолжает производить впечатление, то пьеса «Пинская шляхта» В. Дунина-Марцинкевича нуждается в фантазии создателей, пиршестве режиссерской и актерской игры. Николай Пинигин сделал спектакль, на который стремятся попасть все образованные люди, потому что он дает пищу уму.

Зритель любит комедии. Их сегодня на наших сценах множество. Среди урезанных бюджетов, кризиса жанра, нашествия графоманов и натиска масскульта начинает казаться, что театры разучились играть комедию. Смешным кажется то, что ниже пояса. Забыты ирония, добродушный юмор. К счастью, купаловцы в «Пинской шляхте» доказывают, что они блестяще владеют комедийным даром, потому что изображают яркие парадоксальные характеры, возбуждающие смех, а отнюдь не ситуации вроде «вернулся муж из командировки…»

В наше ироническое время исчезают спектакли в классическом варианте. На смену приходят новые формы. Это естественно. Задача – сохранить духовность и свежесть естественной жизни. В новых формах есть стремление освободиться от повседневности, сделать все наоборот, добиться психоделического потрясения. Почти тридцать лет с фанатичным упрямством Вячеслав Иноземцев строит свой пластический театр «Инжест», которому нет равного у нас в стране. Он, автор идеи, режиссер, актер, а ныне педагог, подключает к своей идее новых исполнителей, пропагандируя танец освобождения от условностей. В спектакле «...После» реализуются и новые технические возможности, требующие от артистов цирковой подготовки. Его театр труден для понимания, но бесспорно уникален по производимому эффекту.

Еще один пластический театр создан недавно студентами Академии искусств под руководством Евгения Корняга. Острое пластическое решение сочетается с современным мышлением. У этого проекта, на мой взгляд, есть будущее. Театр находится во временной паузе, так как Корняг получает второе образование в Москве.

Премьерой трудной зарубежной пьесы «Королева красоты» открылся осенью Новый драматический театр после пятилетнего ремонта. Заводской район столицы получил и свой театр, и спектакль для своей публики. Он решен в бытовом плане и точности психологической жизни.

Осталось непонятным включение в афишу престижного фестиваля спектакля Республиканского театра белорусской драматургии «Роман + Юлия». Эта проходная работа с претензией на мини-мюзикл удивляет бесцеремонностью сравнений с шекспировскими «Ромео и Джульеттой». Внезапно вспыхнувшая вечная любовь в шуме дискотеки и сполохов цветомузыки сопровождается у автора Дианы Балыко звонками мобильников, чтением эсэмэсок и электронной почты, кровавой дракой «конкретных пацанов», тестами на беременность, абортом и лексикой тинэйджеров из подземного перехода. Когда я читала пьесу, с трудом понимала: зачем сюда приплели Орфея и Эвридику, Тристана и Изольду, Ромео с Джульеттой. Пусть бы театр ставил новую чернушную драму с хлесткими уличными репликами, которых у Балыко в изобилии, и не трогал старика Шекспира. Но силы артистов были брошены на реанимацию протухшего продукта, где влюбленный доктор ставит диагноз героине: маниакально-депрессивный психоз в депрессивной стадии и выписывает лекарство: «жизнь чудесна, если правильно подобрать антидепрессанты». Влюбленная Джульетта поет свою арию под «Pink Floyd», «Beatles» и «звуки оргазма». Подозреваю, что никто из оргкомитета не видел до фестиваля этого шедевра. Нисходящая художественная идея всегда переоценивает свое значение и ведет в итоге к разрушению искусства.

Во время фестиваля белорусы еще заявят о себе дважды. Это оригинальный проект «On-line» из семи маленьких пьес на тему «Кто Я?» и театральный концерт поющих драматических артистов. Здесь всегда бывают открытия.

На снимке: сцена из спектакля «Пiнская шляхта».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...