Минск
+21 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Нужны ли в школе оценки?

Знание — сила!

На недавней итоговой коллегии Минобразования посетовало: увы и ах, завышаются в школах оценки, если судить по результатам республиканских контрольных работ. У многих балл по ним ниже оказывается, чем в дневниках... Учителя готовы спорить: ну так и задания порой опережают школьные программы. Ученики — оправдываться: волнение, стресс... А участники сегодняшнего спора решили взглянуть на ситуацию пошире. Нужно ли вообще возводить отметку в абсолют? Может, это уже отживший подход — стараться всех расставить по ранжиру? Или иначе наступит хаос не только в школе — и в нашей жизни?

Фото Алексея Столярова

Поклонение оценке

Роман РУДЬ

Этот спор будет вечен, Людмила, если не устранить саму причину проблемы. Следует говорить не о завышении или занижении оценок, а об их отмене вообще. Раз и навсегда. Я еще со школьных времен убежден, что тот, кто работает исключительно на оценку, вырастает послушным, но неучем. А тот, кто реально жаждет знаний, но не бьется за высокие циферки в классном журнале, вечно получает на орехи за свою «неуспеваемость». Однако в итоге может статься так (у меня есть реальные примеры), что тотально неуспевающий ученик впоследствии окажется на голову умнее, начитаннее, эрудированнее обласканных учителями отличников.

Культ оценки вреден. Я каждый день наблюдаю его последствия на дорогах. Там масса тех, кто учился в автошколе не ради навыков вождения, а для мимолетного умения сдавать экзамен в ГАИ. И закладывается эта вредная привычка — работа на оценку — еще в младших классах. Пора бы нам избавиться от этого пережитка устаревающей системы образования.

Я целиком солидарен с педагогом и доктором философии Димой Зицером, который в своей книге «Свобода от воспитания» назвал основные причины, по которым современная школа должна отказаться от оценок как «главных якорей учителей и родителей, не умеющих или не желающих сделать жизнь интересной как для себя, так и для ребенка». Если бегло, то ученый считает, что отметки убивают детскую любознательность и мотивацию к настоящей учебе, мешают родителям и педагогам быть объективными.

«Я никогда не позволял, чтобы мои школьные занятия мешали моему образованию»

(Марк Твен).


Как мы теряем, например, будущего талантливого биолога? Он всей душой тянется к тычинкам и пестикам, но вынужден тратить время на другие предметы даже не ради знаний (они, может быть, никогда ему в жизни не пригодятся), а только ради оценок. Судить о наличии у маленького человека соответствующих знаний надо по итогам собеседований или ненавязчивого тестирования, а не по отметке за четверть. И уж ни в коем случае результаты этих тестов не должны служить средством наказания или поводом для него. А ведь оценка давно превратилась у нас в дамоклов меч, который нависает сегодня над каждым школьником — страх перед неудовлетворительным результатом лишь множит детские стрессы, но вряд ли способствует вдумчивому пониманию предмета.

Оценка убивает детскую индивидуальность. Ребенок постепенно привыкает жить не согласно собственным интересам, а в соответствии со взглядами взрослых. Позже — в соответствии со взглядами начальника. Из такого человека, с детства скованного угрозой плохой оценки, а позже — низкой зарплаты, не вырастет по-настоящему свободная личность, способная творить в сфере высоких технологий или в искусстве. Да, из него может получиться идеальный автомат, день за днем выполняющий нудную операцию на конвейере. Да, он сможет похвастать высокой производственной дисциплиной. Не станет опаздывать и по звонку будет возвращаться с обеда. Но разве такой человеческий продукт должна давать система образования? Разве не роботы со временем заменят подобных «специалистов»?

Ты не находишь, Людмила, что нынешняя ситуация уже отдает каким-то образовательным сектантством? Сотни тысяч детей и миллионы родителей вместе с педагогическими коллективами молятся на оценку, как на высшее божество. Не замечая, что в жертву этому идолу приносится тяга к познанию мира. Для чего, например, школьнику читать дополнительную литературу, если для хорошей оценки достаточно осилить учебник? Какой смысл постигать новые знания, если их наличие не будет учитываться на экзамене? Возвращаясь к автошколе, кто из курсантов опаснее на дороге? Паренек, который по мастерству вождения может дать фору любому инструктору, ибо с малых лет натаскивался отцом именно на вождение автомобиля? Или девушка, прилежно вызубрившая все билеты и пару практических маршрутов, но до сих пор боящаяся подходить к машине? Ответив себе на этот вопрос, ты поймешь, почему я считаю оценку сомнительным инструментом в деле проверки истинных знаний, умений и навыков.

rud@sb.by

За неимением лучшего

Людмила ГАБАСОВА

Ну что ж, Роман, давай представим, какой станет жизнь, если мы напрочь откажемся от оценок. Что за аттестаты будут получать выпускники? С куцыми, но психологически комфортными формулировками «Иванов — молодец», «Петров, ты можешь больше»? А по какому принципу их потом отберут в вуз? Верю — не верю? Нравится — не нравится? Повышенную стипендию кому назначат и как — методом простого голосования преподавателей? В магистратуру, аспирантуру, видимо, тоже зачислят, руководствуясь неким внутренним ощущением? Я уже не говорю про учебу и стажировки за границей, где всегда смотрят на средний балл. Давай начистоту: поскольку в абсолютном большинстве стран существует система оценивания знаний, отказываться от отметок локально, в отдельно взятом государстве — бред и утопия.

Мир в этом деле не спешит, хотя в курсе всех твоих аргументов и даже их где-то разделяет. США и Великобритания ставят от «A» до «F» (от слова fail — «провал»), в Индии еще и «U» ввели (unfair — «нечестно», для сжульничавших). В Латинской Америке система стобалльная, в Дании вообще какая-то гремучая смесь, вплоть до отрицательных чисел. Насколько мне известно, от оценок отказалась пока только Финляндия. И то лишь до 7-го класса. Кстати, скептики сильно сомневаются, что финское образование можно построить и на другой почве. Ведь там исходят из философии: мы маленькое государство и не можем позволить себе разбрасываться людьми, никаких рейтингов, никакой избранности, ни намека на негатив. Даже полное незнание предмета оценивается 4 баллами, все, что ниже, считается, страшно бьет по «социальному чувству». Учителя над детьми просто квохчут. Реально ли это в другой стране, где в классе порой по 30 — 35 учащихся? А если она все же решится на эксперимент, с чего начинать? Сперва перестроиться ментально или разрушить образование до основания, чтобы на его обломках воспитывать свободных от комплексов людей?


«Чему бы ты ни учился, ты учишься для себя»

(Петроний).


Кто сказал, что оценка — истина в последней инстанции? Это всего лишь отражение уровня подготовки на данный момент и с точки зрения конкретного педагога. Да, он может быть субъективен, но и ученик же всегда способен на большее. Не столь важна отметка, как отношение к ней. Если это вложить ребенку в голову с самого начала, то никакая мотивация не пострадает. Думаю, нормальный, мыслящий трезво родитель не будет убиваться из-за не той циферки в дневнике. Однако сильно расстроится, если обнаружит, что его чадо не знает основы основ культурного человека. А вот у ненормального все шиворот-навыворот: гони средний балл, а дальше хоть трава не расти. Так что здесь с тобой соглашусь: это мы, взрослые, виноваты в том, что отметка стала культом, что дети зубрят, ничего не соображая и, главное, не понимая для чего. Это некоторым мамам с папами надо поставить «неуд» за неумение разговаривать с собственными отпрысками.

Оценки важны как в краткосрочной перспективе: сигналят, что что-то идет не так (из-за лени, психологии, взаимоотношений с учителем — другой вопрос), — так и в долгосрочной. Человек обязан учиться на своих ошибках, принимать вызов, доказывать себе и другим, стремиться к собственному максимуму... Неудачи в учебе стоят вообще не меньше, чем победы. На своем пути ребенок встретит еще очень много и очень разных учителей в широком смысле слова и должен стараться добиться успеха при любых обстоятельствах. Во взрослой жизни, Рома, не проходит отговорка: «Ну я же учил!» Жизнь сама расставляет оценки. Да так, что кто-то не раз с ностальгией вспомнит свою строгую Татьяну Александровну.

gabasova@sb.by

Брейк


По мне, в том месте, где Роман заговорил о гипотетической боязни низкой зарплаты, он переспорил сам себя. Ведь действительно расчетный листок — это тот же табель успеваемости, только уже в материализованном виде. Особенно если ты трудишься в сдельно-премиальной системе координат. Там на одной пунктуальности на хлеб, может, и высидишь какие-то копейки, но если не пошевелишься, на масло, а тем более на колбасу, уже не рассчитывай. Более высокий балл — сумму возьмешь, только повышая собственную работоспособность и производительность. И нет ничего зазорного в том, что понимание этой зависимости прививается с малых лет. С дочерью мы пошли даже чуть дальше. По пятницам подбиваем средний балл за неделю до сотых, и ровно столько полновесных белорусских рублей и копеек она получает за труды. При условии, что не было ни одной отметки ниже шести, которые автоматически съедают весь гонорар. Никаких обид, психологических травм, все по-честному. Зато какая мотивация: иметь честно заработанную карманную денежку.

Увы, более адекватной оценки измерения чего угодно, чем балльная шкала, человечество не придумало. Даже артистизм в фигурном катании, что абсолютное дело субъективного вкуса, отражают конкретными цифрами. Исчезнут они из образования, согласится ли Рома безоглядно доверять внутренним ощущениям школьного учителя, когда он будет решать, выпускать его ребенка в вуз или ограничить жизненные перспективы ссузом? Не думаю. А оценку, даже экзаменационную, хоть оспорить можно. Поэтому в этом ­спарринге Людмиле я присуждаю твердую пятерку, тебе, Роман, извини, три с минусом. Да и то только за твердую позицию, хоть, на мой взгляд, и ошибочную.

 Дмитрий КРЯТ.

kryat@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...