Знак беды

Корреспондент "СБ" отправился по злачным местам, где собираются безработные пьяницы

Плохая квартирка — нередкое соседство в наших подъездах. Там пьют, бьют, скандалят, иногда делят нехитрую добычу. Общая черта таких жилищ — там живут и собираются люди, не утруждающие себя поисками работы. Зато алкоголь обычно льется рекой. Для окружающих такие соседи — потенциальная беда. Куда они направятся завтра в поисках денег на бутылку? Не сожгут ли весь дом в пьяном угаре? Вместе с участковым мы прошли по таким «горячим точкам» в Гомеле.


Новобелицкий район. Улица Урицкого. Хрущевка после ремонта. Наша цель — квартира на пятом этаже. В дверях встречает жительница подъезда Мария Шейбут, работающая здесь дворником.

— У вас есть проблемные жильцы?

— Парочка на пятом. Нигде не работают. Только таскают с мусорок тюки — весь подъезд провонял. Даже зимой открываем окна на этажах, чтобы выветривать эту заразу. От них по всем квартирам расползаются тараканы и клопы.

Нам открывает хозяйка с сочным синяком под глазом. В нос бьет тошнотворный запах. В четырехкомнатной квартире уже несколько лет отключены за неуплату свет, газ и вода. Коммунальная задолженность — 1.800 рублей. Комнаты напоминают гнезда, куда снесены предметы со всей округи. Хозяйка Мария Тищенко последние 10 лет нигде не работала, теперь дотянула по возрасту до статуса пенсионера. Государство оплачивает ей «заслуженный» отдых. Чуть более молодой сожитель Марии Станислав Васюченко только что из больницы — сломал ногу. Пока лечился, было очень неплохо — туалет, душ, трехразовое питание. Даже поправился на больничном рационе. Станислав уверяет, что потерял свой еще советский паспорт, а восстанавливать не торопится. Без паспорта ему ни на работу не устроиться, ни даже в лечебно–трудовом профилактории подлечиться.


Помочь человеку без паспорта взялись местные милиционеры. Собрали все документы. Осталось оплатить госпошлину, но у Станислава и Марии нет денег.

Когда спускаемся, соседка снизу Анна Коленникова останавливает нас:

— Сделайте что–нибудь с ними. Это невозможно уже! Дети идут из школы, а она пьяная и грязная спит между лестничными пролетами...

Старший участковый инспектор милиции Новобелицкого РОВД Александр Кундас, с которым я отправился в рейд, местных асоциальных элементов держит на жестком контроле:

— Самых буйных мы постоянно контролируем. Только с начала 2017 года направили в ЛТП 10 человек. Но поймите, мы можем применять меры воздействия к тем, кто совершает правонарушения. Если же гражданин нигде не работает, кормится по мусоркам, пьет тихо в своей квартире, на него нет жалоб от соседей — юридически ему нечего предъявить.

Наш дальнейший путь — в частный сектор. Участковый стучится в ветхую калитку, она открывается, нас встречает лаем собака. Двор завален старыми деревяшками и металлом. Пожароопасное место. Кундас уточняет:

— Здесь живет Сергей Башмар. Он — собиратель, видно, сейчас «на промыслах». Вообще, мы постоянно обходим вот такие злачные места. Что за люди туда приходят, что приносят, как живут? Проверяем, устроился ли на работу бывший заключенный или клиент ЛТП. Ведь если нет работы, а есть хочется — формируется среда для совершения преступления. Поэтому по всем освободившимся из мест лишения или ограничения свободы милиция готовит документы и передает их в комитет по труду, занятости и социальной защите. Им находят работу. Другое дело, что далеко не все хотят трудиться. Наша задача — проконтролировать, чтобы такие элементы не представляли новую социальную опасность для населения. На самом деле проблемных точек в районе не так уж много — 15 — 20. Но если ими не заниматься — будет беда.

На соседней улице — нормальный с виду дом, но внутри неприятная начинка. Разруха. Здесь живет Костя, который подрабатывает отделочными халтурами. Но деньги в карманах не задерживаются, утекают вместе с вином. Соседи о нем хорошо не говорят. Внутри нас встречают неизвестные участковому люди.

— Кто такие? Где Костя?

— Он в больнице — ногу сломал, я его сын, а это невестка. Пока здесь живем.

34–летний сын Вячеслав и его 24–летняя жена Альбина ютятся на старой кровати рядом с бабушкиной печкой. Оба тоже нигде не работают. Буквально наследуемая традиция. На мой вопрос: «Почему не работаете?» — Альбина глупо улыбается:

— Так перебиваемся...

Выходим за калитку, участковый ворчит:

— Перебиваются они. Вот классический возможный рассадник противоправных деяний. Это в кино бывший и действующий криминалитет заседает по «хазам» и «малинам». В реальной жизни закон нарушают те, кто не хочет работать и любит прикладываться к бутылке. Воруют по соседям: ведро, велосипед, радио. Чтобы продать и выпить.

Поддерживает милиционера сосед Николай, окна которого выходят во двор Кости–отделочника:

— Забор они сожгли в печке, а у меня перед окнами поставили старый диван. Там собираются выпивохи всех возрастов. Пьют в рабочее время, откуда–то берутся у них деньги на бутылки. Ими весь двор завален.

Рейд подходит к концу. Большинство проблемных элементов, как и сказал участковый, на перековке в местах не столь отдаленных. Они уже совершили то, к чему последовательно вел асоциальный образ жизни. Мы навестили три адреса с разными историями, но атмосфера у них одна: ожидание беды висит в спертом воздухе. Разве можно с этим мириться? 

sb_gomel@mail.ru

Фото автора.

ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?