Зимы здесь долгие

Баба Маня никуда не поедет

Из серии «Драмы Ленивого озера»
Стоял один из тех сентябрьских дней, когда ожидание бабьего лета затягивалось, но верилось, что вот-вот последнее тепло солнца наполнит местность, воздух задышит хрустальной нежностью и, играя друг с другом, поплывут невесть откуда взявшиеся паутинки. Пока же стояла сырая и прохладная погода. Но мне и такая нравится в этих краях. Аисты давно улетели. То один, то другой клин отдохнувших птиц появлялся над озером. Неведомая рука, повинуясь ветру, то спокойно, то торопливо срывала усохшие листья осин и старательно укрывала ими берег нашего озера.

Коллаж Николая ГИРГЕЛЯ

К тому же я хорошо знал, что именно в такую погоду прекрасно клюет крупный подлещик и подросшая за лето плотва. Хотел в тот день наловить рыбы соседке. В последние годы наполнять рыбой холодильники остающихся здесь зимовать стариков стало моей своеобразной забавой. 

Вот и сейчас я, расположившись на своем прикормленном месте, терпеливо ожидал клева. Да что-то пока не срасталось…

Тогда я и увидел идущую наверняка на местное кладбище убирать листву бабу Маню. Показалась она мне потемневшей и излишне мрачной. 

— Что случилось? — спросил я старую женщину.

— Да вот ночь не спала, все думала, — ответила соседка. — И к тебе, Иваныч, хочу сегодня зайти за советом. Растерялась я…

Я уже знал о тяжких раздумьях восьмидесятипятилетней женщины от Павла, который присматривает за нашим домом, когда нас здесь нет. Недавно умерла одна из дочерей бабы Мани, которая жила в Браславе. На нее и рассчитывала мать опереться, когда совсем состарится. Да вот не вышло. Другая дочь живет в России, кажется, в Железноводске. Она и потребовала, чтобы баба Маня продала дом и переехала туда жить с ней, ее мужем и двумя детьми. Тесновато, но ведь не отказывается приютить старенькую мать. Правда, ответ потребовала дать в эти дни. Сказала, что иначе не получится.

Вот и задумалась хуторянка. Что делать? Стала спрашивать совета у людей, но все говорили по-разному. Меня баба Маня, как видно, оставила для решающего слова.

В принципе, я уже приготовил свой ответ женщине. За долгие годы работы на высоких должностях научился принимать быстрые и верные решения. Но здесь все же задумался… места тут глухие. Правда, надо отдать должное властям, стариков в беде не оставляют. Также скорая помощь приезжает в хуторской поселок довольно быстро и надежно. Два раза в неделю — автомагазин. Летом здесь вообще нескучно. Приезжают и отдыхают на природе родственники местных жителей, в агроусадьбе, что неподалеку на берегу озера, всегда звучит музыка.

Правда, осенью, зимой и до поздней весны скучища здесь неимоверная. На мой разум, живущие здесь старики в эту пору больше страдают даже не от болезней, а от своеобразной депрессии. Не так просто оставаться такое продолжительное время один на один со своими думами на исходе дней. Вот и бабу Маню заколебала такая жизнь.

Я мог бы и сам, как всегда делал, отнести соседке свой небогатый в тот день улов, но она, как сказала, сама хочет прийти за советом. Какие проблемы?

Чай был заварен. Но в тот день у меня самого было не самое радужное настроение, и потому решил пополдничать сыром и хорошим итальянским вином, которое привезла из поездки дочь. 

Подумал, что тема, которую поставила передо мной пожилая соседка, далеко не рядовая. Уезжать или нет с насиженного места в шумный город к детям — такая проблема встает перед многими нашими сельскими пенсионерами. 

Вспомнилась история, когда мы с молодой женой жили на квартире в Серебрянке, одном из столичных микрорайонов. Хозяева сдавали одну из комнат нам, вторую — еще одной молодой семье, а сами с сыном жили в двух других. А где же мать, на деньги которой от продажи добротного дома в богатом селе они построили свое жилье? Оказывается, она сумела прожить с сыном и невесткой в столичной квартире лишь полгода. А затем все и всех бросила и уехала обратно. Но своего-то дома больше не было. Хорошо, что хоть соседка приютила.

Наблюдаю не самые веселые лица стариков и старушек уже в своем микрорайоне, в Веснянке. Нет-нет, да и появляются — по всему видно — переехавшие в город к детям пожилые люди. Смиренно и тихо сидят на лавочках либо бродят среди домов, заставленных машинами. Недолго ходят… Любой психолог скажет вам, что смена места жительства — стресс не только для старых людей. А для пожилых — вдвойне. 

Понятное дело — бывает по-разному. В каждом случае это отдельная история. Как правило, непростая. Порой и вовсе драматичная. 

Как же быть бабе Мане?

Она подошла к беседке, где я уже успел неплохо подпитаться вином и сыром, с картонной упаковкой, в которой лежал с десяток яиц. Я же достал из погреба ведерко с еще живой рыбой. 

— Красивый у нас бартер? — пошутил я.

— Что-что? — переспросила женщина.

— Ну, обмен, говорю, красивый — яйца на рыбу. 

Баба Маня виновато улыбнулась и присела на край скамейки. От чая отказалась.

— А вина? — предложил я.

— Ну разве что попробовать, — услышал в ответ.

— Так вот, баба Маня, — начал я. — Я тут хорошенько подумал над вашей ситуацией и хочу сказать прямо: если хотите пожить больше, надо держаться за родные места. Как можно дольше. Зная ваш характер, чувствую, что там будет совсем невмоготу. Но это мое мнение, вы уж поступайте как знаете…

Видел, как потеплели глаза женщины. Даже слеза навернулась. Казалось, она сама ждала и хотела именно таких моих слов. 

— И то верно, — помолчав, сказала она. — Тут на кладбище все наши лежат. И Степан мой… Кто же за могилкой его будет ухаживать?

Мне вспомнились дни, когда впервые приехал в эти края. Тогда Степан, муж ее, пьяным гонял бабу Маню вокруг хутора, а она голосила. Теперь вот все тихо… Время и жизнь все и всех расставили по своим местам.

Дождаться здесь бабьего лета мне так и не довелось. По звонку из Минска надо было собираться в дорогу. Павел зашел во двор и, пыхтя, протянул мне огромную оранжевую тыкву. Отдышавшись, выпалил:

— А баба Маня никуда не поедет! Остается…

— Ну вот и радуйся, не так скучно тебе здесь зимой будет, — сказал я и поблагодарил за тыкву.

Сам же подумал, что когда в следующий раз приеду готовить лодку к зимовке, хорошо бы привести бабе Мане каких-нибудь успокоительных препаратов из столичной аптеки. Им и вправду в такой глуши трудно избежать зимой депрессии.

Поднявшийся ветер настойчиво разрывал пелену туч на горизонте, и время от времени оттуда вырывались скупые лучи солнца. Неужто грядут перемены в погоде, и я убегаю по своим делам от бабьего лета, которого ожидал с таким нетерпением? Оно в этих краях и в самом деле прекрасно невообразимо. Да и вопрос — заглянет ли оно в столицу, куда сейчас держал путь. 

Ну, это как получится…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Надежда
Правильно. Никогда старый человек не приживётся на новом месте. Вспомнилось, как однажды иду с работы, а возле нежилого дома стоит и горько плачет давно уехавшая в столицу к дочке жить старушечка.  Обижали её там. Не так встала, не так села. И так надоели они друг другу, что дочь высадила её возле дома. У беспомощной  бабки была одна мечта опять жить как жила у себя дома. Через пару дней бабулю опять увезли в столицу, а там она вскоре умерла.
Сергей Семёнов, 53, Минск
Старые люди никому не нужны. Продала бы дом, да кто его купит? А потом дети выставили бы из той квартиры, куда поехала. Поэтому лучше бабе Мане доживать свой век у себя дома. Там ей никто не будет указывать, как жить. "Старики должны не мешать молодым,"-- так рассуждал профессор Рафал Вильчур.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?